Жанр: Драматургия » Неустановленный автор » Шелковый фонарь (страница 7)


Действие третье

Картина первая

Небольшая улица. Обитатели окрестных мест отдыхают возле своих домиков после дневных трудов, наслаждаясь вечерней прохладой. Тут же жилище Юсая; в нем горит свет. В глубине возвышается дом Синдзабуро с большим овальным окном на переднем плане – оно освещено. Справа – сад.

Первый сосед. У молодого господина свет! Еще не спит.

Второй сосед. У него, кажется, гости. Давеча я шел мимо, слышу – голоса.

Парикмахерша. Это – Ямамото-сан. Я видела, как он входил к нему.

Первый сосед. А, этот лекарь! Что же он – лечит, лечит и никак не вылечит.

Парикмахерша. Он всегда так: только языком молоть да деньги брать.

Старушка. Ну уж это вы напрасно. Ямамото-сан прекрасно лечит.

Парикмахерша. Лечит да и залечит.

Второй сосед. Именно. Видно, черт, что заправляет могилами, дал ему хорошую взятку!

Общий смех. Пауза. Слышен шум шагов и голоса. На сцену выходит группа молодых людей.

Первый молодой человек. Нет, нет! Это его лучшая роль!

Девушка. А страшно как!

Второй молодой человек. Ну, тоже мне – страшно!

Третий молодой человек. Конечно, страшно. Прямо жуть временами берет.

Девушка. В особенности когда появляется это привидение – все в белом… Ох!

Первый сосед. В театре были?

Третий молодой человек. В театре.

Первый сосед. А что играли?

Третий молодой человек. «Духи горы Асама»[34] – знаете?

Первый сосед. Знаю, знаю… Занятная пьеса. Я тоже ее видел.

Парикмахерша. Да в чем там дело?

Девушка. Понимаете, там есть молодой самурай…

Парикмахерша. Ну и что же?

Девушка. И вот влюбилась в него одна девушка, да не обыкновенная, а привидение. И так она его любила, так к нему стремилась, что все преграды смела. Как ни охраняли его, все равно она к нему проникла.

Второй сосед. Вашу сестру разве удержишь? Сквозь огонь и то пройдете…

Девушка. Ходит она к нему, ходит, а он все худеет и худеет.

Парикмахерша. Ясно – кровь высасывает.

Рассказчицу понемногу обступают заинтересованные слушатели.

Девушка. Стали его всячески спасать. А он и скажи: по мне лучше смерть – только с ней, чем жизнь без нее.

Парикмахерша. Ах, ах, ах. Вот любовь-то!

Второй сосед. Да, от вас не убежишь… Цепкий народ, что и говорить.

Парикмахерша. Ну и чем же кончилось?

Девушка. Ясно чем – умер.

Парикмахерша. Ах, бедный!

Первый сосед. Ерунда! Охота смотреть!

Третий молодой человек. Почему ерунда? Все бывает на свете!

Молодой сосед. Так она его и уморила?

Девушка. Так и уморила. Зато любила!

Компания понемногу расходится. Часть жителей, войдя в свои дома, рассаживаются на наружных галереях, продолжая разговор.

Парикмахерша. Какие тут слухи… Люди сами видели.

Первый сосед. Ну уж и видели! Одни разговоры.

Старушка. Я сама – собственными глазами…

Первый сосед. Где?

Старушка (показывая на дом Синдзабуро). А вот там.

Парикмахерша. У молодого господина?

Старушка кивает головой.

Первый сосед. Не знаю, право, верить или нет, только последнее время творится с ним что-то неладное.

Молодой сосед. А что? Что такое?

Парикмахерша. А вот то, что в театре… Слышали, сейчас рассказывали?

Молодой сосед. Неужели – привидение?

Парикмахерша кивает головой.

Женщина?

Парикмахерша. Красавица!

Старушка. Ну, я пойду. (Уходит в дом.)

Третий сосед. Мне тоже пора.

Многие из сидевших на галерее скрываются в домах.

Молодой сосед. А что же Синдзабуро?

Парикмахерша. Пускает.

Молодой сосед. Пускает?

Парикмахерша. Каждую ночь. Пробьет полночь – и она тут как тут. Я сама видела – засиделась раз поздно. Смотрю: она! С шелковым фонарем в руке. А за ней другая – попроще, вроде как служанка.

Молодой сосед. Ну?

Парикмахерша. Дошли до калитки – и вмиг пропали.

Все расходятся. На сцене остается один молодой сосед. Он в волнении смотрит в сторону дома Синдзабуро. Окно в этом доме темнеет. Потом появляются доктор Ямамото и монах.

Доктор (подходит к освещенному домику Юсая, тихо). Юсай-сан! Юсай-сан!

Голос Юсая. Кто там?

Доктор. Выйдите на минуту.

Юсай (показывается на пороге). Ямамото-сан! Вы от Синдзабуро? (Замечая монаха.) А это, кажется, Рёган?

Рёган. Добрый вечер, достопочтенный Юсай!

Юсай. Вы тоже были у Синдзабуро?

Рёган. Да. Настоятель поручил мне узнать, как чувствует себя молодой человек.

Юсай. А! (Доктору.) Ну что, как вы нашли Синдзабуро?

Доктор. Плохо, Юсай-сан, плохо. И нельзя сказать, чтобы у него настроение было подавленное… Нет, наоборот. В последнее время у него даже веселый вид. И вообще он бодрей и оживленней, чем раньше. Только не могу

понять, почему он так худеет… С каждым днем все хуже и хуже… Глаза блестят, а сам едва на ногах держится… Вот и Рёган говорит то же самое.

Юсай (внимательно смотря на монаха). И вы так же считаете?

Рёган. Да.

Доктор. Разве вы сами, Юсай-сан, не видите этого?

Юсай (угрюмо). Я немного умею читать по лицам. В каноне Совершенного есть места, которые допускают эту науку. На лицах бывает всегда печать… того, что происходит с человеком и что ожидает его…

Доктор. И что же вы прочли на лице Синдзабуро?

Юсай молча отворачивается. Пауза. Из-за дома появляется Томадзо, медленно идущий вдоль изгороди. Все замечают его. Томадзо приближается.

Томадзо. Юсай-сан! Вы еще не спите? И вы здесь, Ямамото-сан и почтенный Рёган! Я думал, вы уже давно у себя!

Доктор. Нет, мы тут разговаривали о твоем господине.

Томадзо. Ох, мой молодой господин! Что я отвечу его покойному батюшке, когда пойду на тот свет?

Доктор. Ты тут ни при чем, Томадзо. Ты ходишь за ним как нянька. Не в этом дело. А в чем именно – мы не знаем.

Юсай. Скажи, Томадзо, ты не заметил чего-нибудь особенного за твоим господином? Когда мы все уходим и он остается один?

Томадзо. Как вам сказать, Юсай-сан… Я и сам не знаю…

Юсай. То есть как – не знаешь? Значит, все-таки что-то есть? И ты молчал?

Томадзо. Видите ли, Юсай-сан, я стеснялся… Вы такой почтенный старый человек… у меня язык не поворачивался…

Юсай. Что же, что такое?

Томадзо (собравшись с духом). У него бывает женщина! Собственно – даже две…

Юсай и Доктор (вместе). Женщина? Две?

Томадзо. Да… одна бывает с ним в опочивальне, другая – вроде как стоит на страже – в галерее.

Юсай. Ты выдумываешь, Томадзо!

Доктор. Что ты говоришь!

Рёган угрюмо молчит.

Томадзо. Я и сам себе не поверил, когда в первый раз их увидел. Было это вскоре после праздника мертвых. Слышу как-то голоса. Думаю – с кем это мой господин разговаривает? Прислушался – женский голос! Неужто, думаю, – он такой скромник. Не стерпел, подошел и в щелку подглядел: вижу, горит шелковый фонарь и стоит женщина – ну и красавица, я вам скажу!

Доктор. Ты ничего не сказал господину?

Томадзо. Да я, по правде говоря, подумал: что ж – дело молодое! Пусть немного позабавится. Даже обрадовался: значит, хворь его проходит. К тому же вижу – господин стал ходить веселый.

Доктор. Вы слышали, Юсай-сан?

Юсай (Томадзо). И ты посмел от меня это скрыть!

Томадзо. Простите, Юсай-сан! Сначала думал – пусть господин развлечется. А потом… потом… когда я увидел, что дело худо… Когда оказалось, что эта женщина… не женщина…

Юсай. Как – не женщина?

Томадзо. Ведь вы знаете, о чем все кругом болтают.

Доктор. Призрак?

Томадзо кивает. Пауза.

Юсай (строго и спокойно). Томадзо, я тебе запрещаю, ты слышишь, запрещаю – именем твоего покойного господина! – повторять эту нелепую молву. Понял?

Томадзо опускает голову.

Можно ли говорить что-нибудь более несуразное, глупец!

Рёган делает движение, потом молча перебирает четки.

Доктор. Подождите, Юсай-сан! Вполне понятно, что Томадзо стал верить этому. Ведь кого ни спросите здесь по соседству, все скажут, что к Синдзабуро ходит призрак в образе прекрасной девушки с шелковым фонарем в руках. Признаться, болезнь Синдзабуро настолько необычна, что я и сам готов временами допустить это!

Юсай. Как, и вы? Замолчите, Ямамото-сан! О, как велик Совершенный, который никогда не упоминал о духах!

Рёган. И все же…

Слышны отдаленные звуки монастырского колокола. Бьет полночь… Все считают удары. При последнем ударе вдали показывается огонек. Когда он приближается, видно, что это шелковый фонарь, освещающий О-Цую и О-Ёмэ. Они медленно скользят по дорожке к дому и исчезают в саду. Через минуту сквозь окно Синдзабуро просвечивает огонек фонаря.

Юсай (первый приходя в себя). Скорей! К Синдзабуро.

Томадзо (хватаясь за него, в страхе). Нет, нет!

Доктор (в растерянности). Что же это? Юсай-сан, что это?

Юсай (вырвавшись из рук Томадзо). Скорей! Бежим!

Рёган (с силой). В монастырь!

Юсай и Доктор (вместе). Куда?

Рёган. В монастырь! К настоятелю! Если хотите спасти Синдзабуро, – в монастырь. Скорей!

Доктор невольно повинуется властному тону Рёгана. К тому же его увлекает за собой Томадзо. Юсай растерянно делает несколько шагов за ними.

Темнеет. Сцена поворачивается.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать