Жанр: Детская Фантастика » Дмитрий Емец » Сердце пирата (страница 33)


— Они нас затопчут! — робот оглядел берег в поисках укрытия. — Брахиозавры чем-то встревожены!

Смотреть на приближающихся титанов было страшно. Они могли затоптать любого, вставшего на их пути, даже не заметив этого. Длинные коричневые шеи были вытянуты, жировые отложения на массивных туловищах вздрагивали, а четырехпалые лапы производили такую бурю, что казалось, Первичное море выйдет из берегов.

Чем ближе к берегу подходили брахиозавры, тем огромнее они казались. Словно целый квартал девятиэтажных домов сорвался с места и двинулся на тебя, переставляя колонообразные ноги.

К счастью, неподалеку в высоком берегу оказалась небольшая пещерка. Оставалось надеяться, что там нет постоянного хозяина.

Путешественники протиснулись в расщелину в момент, когда первый из брахиозавров шагнул на берег. Земля заходила ходуном, как во время обвала в подземных пещерах.

С топотом брахиозавры промчались по берегу и, растоптав кусты иголочника, исчезли. В песке остались глубокие, до полуметра круглые ямы. Подобные следы многомиллионной давности находили на Земле археологи — долго раскапывали, расчищали, стараясь по ним восстановить, как выглядел тот или иной доисторический ящер.

Один из титанов пробежал неподалеку от пещерки, в которую спрятались друзья. Они увидели толстую колонообразную ногу, покрытую серой складчатой кожей.

Только когда топот брахиозавров смолк в отдалении, и земля перестала вздрагивать, они осторожно выглянули наружу.

— Веселенькое дело! Куда они все умчались? — Андрей спрыгнул в след, который оказался ему почти по грудь.

— Похоже, что-то неладно, — робот-нянька был встревожен.

— Они такие дылды! — удивилась Лависса. — Кто их мог испугать?

Баюн внимательно посмотрел в сторону Первичного моря. Море выглядело спокойным. Муть, поднятая брахиозаврами, уже начала оседать. Над самой водой с тревожными криками носились археоптериксы, а птеродактили почему-то все разом исчезли.

На берег выползли несколько относительно небольших по здешним масштабам трех-четырехметровых ящера и, не обращая на путешественников внимания, стали торопливо и основательно зарываться в песок.

В воздухе нарастала смутная тревога. Маленькие красноспинные крабики-подлизы норовили поглубже забиться каждый в свою норку. Андрей бросил им оставшийся от обеда кусочек молюска. В другой раз крабики с жадностью вцепились бы в него, но сейчас они даже не заметили угощения.

— Не нравится мне все это. Ох, не нравится, — робот был не на шутку озадачен. — Точно из моря идет какая-то опасность!

— Смотрите! Вон там! — Лависса стояла на камне и показывала на морской горизонт.

Глава двадцать шестая.

ПЕРВЫЕ МОРЕПЛАВАТЕЛИ

Если задуматься, стать первым мореплавателем не так и сложно. Нужно найти какое-нибудь море, в котором никто из людей еще не плавал и побултыхаться в нем хорошенько. Если моря поблизости нет, вполне сойдет пруд или даже ванна. Хотя, в этом случае, вы прослывете прудоплавателем или ванноплавателем.

То, что Лависса увидела на горизонте, было огромной волной. Трудно даже вообразить, насколько она была чудовищна. Ее вздыбленный гребень бурлил высоко над уровнем Первичного моря. Неудивительно, что даже гигантские брахиозавры убегали от нее, как испуганные котята. Ничто не в силах было противостоять неистовой природной мощи.

Очевидно, где-то в недрах Первичного моря произошло извержение вулкана. И теперь огромная волна с дикой яростью ринулась на берег.

Цунами не новость на молодой планете с кипучей вулканической деятельностью. Красный песок на берегу хранил следы чудовищных ударов, когда обрушивающийся поток воды вминал в берег все живое.

Теперь уже отчетливо слышался наростающий гул — волна стремительно неслась к берегу. Приглядевшись, можно было различить ее сероватую шапку.

Робот понял, если они немедленно не примут меры по спасению, этой волны им уже не пережить.

Путешественники со всех ног бросились по протоптанной брахиозаврами дороге. Но куда им было успеть! Сила волны была так велика, что должна была уничтожить все живое на побережье. Вот почему брахиозавры так спешили отбежать на безопасное расстояние. Ими руководил инстинкт и печальный опыт их предшественников.

Археоптериксы торопливо подхватывали перепуганную кистеперую рыбу, выпрыгивающую из воды, и взмывали на скалы. Какой-то замешкавшийся ящер не успел выбраться из воды, и к реву моря примешался его ужасный стонущий вопль.

Друзья, подгоняемые гулом волны, стремились как можно дальше отбежать от берега. За их спиной гигантская волна с гулом разбилась о мелководье, смыла песчаную косу и понеслась к береговой полосе.

Путешественники мчались вверх по горному склону, а в опасной близости от них ревела стремнина, кипящая, как Ниагарский водопад.

Сложный мозг робота просчитывал типовые экстремальные ситуации, заложенные в программу выживания. Баюн велел Андрею защелкнуть застежки на шлеме и подключить систему кислородного обеспечения.

— А Лависса? — крикнул Андрей. У него-то еще был скафандр, а на девочке только серебристый комбинезон, который на худой конец мог спасти от холода, но никак не от разбушевавшейся стихии. Андрей отдал бы ей свой скафандр, но времени снять его не оставалось.

— Лависсе я дам кислородный респиратор! — робот-нянька выдвинул свой ящичек и достал респиратор — прозрачную маску, похожую на слоновий хоботок. Вмонтированный в маску фильтр позволял получать из окружащей среды частицы кислорода и перерабатывать в пригодный для дыхания воздух.

Перед волной катился шквальный ветер, валя деревья, переворачивая камни и вздымая тучи пыли. Пора было подыскивать место, в котором можно было бы хоть как-нибудь укрыться. Впереди них на возвышенности с треском упало развесистое дерево, вывороченое ураганом с корнем.

— Сюда! — позвал робот.

Андрей и Лависса спрыгнули в яму, над которой нависли мощные корни дерева. И тут же на них налетел шквальный, гудящий ветер. Робот прикрыл ребят и вцепился в корни дерева. Больше всего он боялся их потерять. Волной их может подхватить и разнести на десятки километров друг от друга.

Никто не успел понять, как на них обрушилась волна. Андрей сразу перестал ощущать где верх, а где низ. Все смешалось и закружилось. Вначале мальчика вдавило в землю, и он чувствовал только сильную руку робота, державшую его. На грудь навалилось что-то тяжелое, Андрея закружило и куда-то понесло. Он изо всех сил старался не отпустить запястье Лависсы. Воздух в шлем поступал толчками, и мальчик едва не задохнулся.

Яма заполнилась темной грязной водой. Хорошо еще, благодаря рельефу местности, основная масса волны прошла стороной, и на путешественников навалилась только небольшая ее часть, но и эта сила была огромной и неконтролируемой.

Основная масса волны пронеслась и начала отходить в море. Вокруг бурлила вода. Андрей зацепился за что-то шлемом. В глазах у него потемнело, и все стремительно завертелось. Прежде чем потерять сознание, он почувствовал, робот подхватывает его и выталкивает наверх.

Первым что Андрей увидел, когда пришел в себя, было розоватое закатное небо. Некоторое время он просто лежал, не пытаясь понять, где он и что с ним.

Наконец, он приподнялся и снял с головы шлем. Вокруг, тихое и безбрежное, разлилось Первичное море. Водная гладь была совершенно спокойной. Сколько Андрей не приглядывался, берега видно не было.

Они лежали в оранжевой надувной спасательной лодочке из сверхтонкого, но прочного водонепроницаемого материала. Мальчик никак не мог сообразить, откуда взялась эта лодка, но был благодарен ей за то, что она существует. Если бы не эта лодочка, они с Лависсой кормили бы ящеров и кистеперых рыб на дне Первичного моря.

У Лависсы респиратор сбился на щеку. Она не шевелилась. Мальчик торопливо сдернул с нее кислородную маску. Он подумал, что девочка задохнулась, и с испугом приложил ухо к ее груди. Ему показалось, сердце не бьется, хотя по щекам и разливался слабый румянец.

«Надо ей помочь, а то она умрет!» — Андрей наклонился, набираясь храбрости, чтобы сделать ей искусственное дыхание. Делать искусственное дыхание ему не приходилось, хотя их и учили этому в школе на уроках выживания. Но в то мгновение, когда Андрей нерешительно приблизил свои губы к ее губам, девочка вдруг открыла глаза.

Увидев над собой Андрея, она от неожиданности вскрикнула и приподнялась. Получилось, что она нечаянно заехала лбом по носу склонившегося над ней мальчика да так, что он едва не вывалился за борт лодки.

— Ты чего дерешься? — Андрей потер нос и смочил его водой, боясь, что он распухнет.

— Сам виноват! — рассмеялась Лависса. — Зачем лез ко мне целоваться?

— Целоваться? — возмутился Андрей. — Да как тебе такое взбрело в голову? Я хотел сделать тебе искусственное дыхание!

— Не ври! — Лависса самодовольно провела рукой по волосам.

— Баюн, скажи ей! Она совсем спя… — Андрей оглянулся в поисках робота и замер. Мальчику показалось, на него вылили ушат холодной воды и по телу забегали мурашки.

Робота в лодке не было…

— Баюн! — закричал Андрей. — Баюн!

Его крик растаял в безбрежной глади Первичного моря. В маленькой лодчонке, затерянной в море, они с Лависсой были одни.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать