Жанр: История » Алан Мурхед » Борьба за Дарданеллы (страница 24)


Все это производило подавляющее впечатление. Но раз Китченер сказал, что попытка высадки должна быть сделана, никакого пути назад уже не было. Поэтому в первую неделю апреля Гамильтон и его персонал взялись за составление планов в своем штабе в отеле «Метрополь» в Александрии. Даже если бы они просчитались — а Гамильтон в эти дни, похоже, был в своей лучшей форме, проявлял терпение, оптимизм и исключительную энергию, — то вокруг него стала образовываться атмосфера, заставлявшая его продолжать работу не останавливаясь. Экспедиция начинала жить собственной жизнью. Какими бы унылыми ни были командиры, всеобщая воля к действию стала распространяться по всей армии. Солдаты горели желанием отправиться к месту назначения, и становилось отчетливо видно, что в свою первую атаку они пойдут с огромной решимостью. Сам вид кораблей, собравшихся в александрийской гавани, грохот молотов в мастерских, длинные колонны войск, марширующих в пустыне, — все это делало поход неизбежным, и, как только они пойдут в атаку, они обязаны победить. Это самовнушение, массовое стремление к приключениям стало сказываться и на генералах. По мере того как срок наступления близился, их прежние опасения уступили место практической и воодушевляющей работе по приведению армии в боевую готовность. Французский командующий д'Амад отказался от своей идеи высадки в Азии. Теперь Бёдвуд уже был уверен, что сможет высадиться со своими австралийцами и новозеландцами на берег. Парис заметил шансы, которые просмотрел ранее. А Хантер-Вестон, изучив карты и наличные силы, заявляет, что его прежние оценки были неверными — дело это вполне реальное, а ему особенно по душе та роль, которую ему предстоит играть.

8 апреля Гамильтон пришел к выводу, что подготовка идет удовлетворительными темпами, а поэтому он может выехать и представить план де Робеку и адмиралам. Лайнер «Аркадиан», выполнявший до этого увеселительные круизы к норвежским фьордам, был переоборудован в штаб-квартиру, и на нем он отплыл на Лемнос. Гамильтон прибыл в гавань Мудрос 10 апреля и тут же отправился на важное совещание с адмиралами на борту «Куин Элизабет».

План Гамильтона, хотя и сложный в деталях, сводился к простой атаке на собственно полуостров Галлиполи. Роль основной ударной силы отводилась его лучшей дивизии, 29-й британской под командованием Хантер-Вестона. Предстояло высадиться на пяти небольших береговых участках на мысе Хеллес на крайней оконечности полуострова, и выражалась надежда, что к концу первого дня гребень Ачи-Баба в шести милях в глубь полуострова будет в руках десанта. В это же время Бёдвуду предписывалось высадиться с группой АНЗАК выше примерно в четырнадцати милях между Габа-Тепе и Фишермен-Хат. Нанося удар поперек полуострова через холмы Сари-Баир, он должен был дойти до Мал-Тепе — горы, на которой согласно легенде сидел Ксеркс, наблюдая за своим флотом в Геллеспонте. Таким образом, турки, сражающиеся с Хантер-Вестоном на мысе Хеллес, будут отрезаны от своего тыла, и можно будет преодолеть холмы, господствующие над Нэрроуз.

Одновременно должны быть проведены две отвлекающие атаки. Королевская морская дивизия должна была делать вид, что высаживается на перешейке у Булаира, а французы совершают крупными силами налет на Кум-Кале на азиатской стороне пролива. Позднее эти два отряда должны будут вернуться на мыс Хеллес и подключиться к общей атаке. Предполагалось, что на второй или третий день нижняя часть полуострова будет завоевана, что позволит флотским тральщикам без проблем пройти через Нэрроуз в Мраморное море.

Де Робек, Вемисс и Кейс были в восторге от этого плана. Они согласились с Гамильтоном, что тот был прав, отказавшись от Булаира. Несмотря на всю привлекательность, это было слишком опасно. Как только армия продвинется в глубь территории, она окажется без поддержки корабельных орудий и будет под угрозой атак с обоих флангов — одной турецкой армии, спускающейся из Фракии, и другой, идущей из Галлиполи. Не исключена была возможность, что Болгария объявит войну и станет угрожать Гамильтону с тыла. Те же трудности возможны, если союзники решат нанести главный удар в Азии.

На самом полуострове нет достаточных по площади участков берега, где армия смогла бы сосредоточиться для сокрушительного удара, но рядом будет флот, который прикроет атаку в каждой точке, и в любом случае есть определенная польза в рассредоточении: Лиман фон Сандерс получит доклады о десанте одновременно из полдюжины пунктов и по крайней мере первые двадцать четыре часа не будет знать, где наносится главный удар. Поэтому он будет придерживать свои резервы до тех пор, пока союзники не закрепятся на берегу.

В план следовало внести одно важное добавление, и эта военная хитрость была предложена капитаном третьего ранга Унвином, которого, похоже, вдохновила легенда о троянском коне. Он предложил спрятать 2000 солдат в невинно выглядевшем угольщике «Ривер-Клайд» и посадить его на мель у мыса Хеллес. Как только он коснется дна, паровой хоппер и два лихтера тут же причалят к нему и, связавшись друг с другом, образуют мост на берег. Солдаты тут выскочат из двух проходов, которые надо будет проделать по бортам корабля. Перебежав по сходням на платформу на носу судна, они запрыгнут на мост и переберутся на берег. Рассчитывали, что судно опустеет за несколько минут. Кроме того, на носу будут установлены пулеметы, прикрытые мешками с

песком, и они должны удерживать врага, пока будет происходить высадка.

Флот, в самом деле, был очень загружен несколькими подобными приспособлениями и импровизациями. Совершенно независимо от флотилии новых тральщиков Кейса, которая сейчас была готова, прибыло три линкора-имитатора. Раньше это были обычные торговые суда, а теперь их расширили, поставили деревянные пушки и различные надстройки. На удалении по своему силуэту они в точности походили на линкоры, и предполагалось, что их присутствие в Эгейском море может заставить германский флот выйти на бой в Северном море[9].

Коммодор авиации Самсон обосновался на Тенедос, а к флоту присоединился авианосец «Арк Роял». Трудности его были почти неустранимы. Когда были распакованы тридцать самолетов, только пять из них были пригодны к использованию, но их оборудование, тем не менее, не внушало доверия. Бомбы сбрасывались либо с примитивного подноса под ногами у летчика, либо просто наблюдатель должен был швырять их за борт после удаления предохранителя. На этом этапе не установили никаких пулеметов, но вместо этого на борту находился запас железных стрел; пилот или наблюдатель метали их в какого-нибудь врага внизу наподобие охотника, сражающегося с медведем. Хотя эти стрелы, летя вниз, издавали неприятный вой и, конечно, приводили в беспокойство пехоту противника, они редко попадали во что-нибудь. Помимо этого, пилоты Самсона носили с собой револьвер, бинокль, а также спасательный пояс или пустую канистру из-под бензина, чтобы удержаться на поверхности в случае падения в море. Наблюдателей экипировали винтовкой, картами и часами.

С помощью греческих рабочих на Тенедос была построена взлетно-посадочная полоса длиной 700 метров, для чего греки выкорчевали виноградники, а с помощью залитых цементом бочек относительно выровняли поверхность ВПП. Но база все-таки не удовлетворяла требованиям. С острова хорошо был виден полуостров Галлиполи, но мыс Хеллес был в 17 милях, а Габа-Тепе, где предстояло высадиться австралийцам и новозеландцам, в 31 миле, а это были значительные расстояния для самолетов тех дней. О Константинополе, естественно, и говорить было нечего.

Несмотря на эти проблемы, Самсон, во многих случаях вылетая лично, уже начал приносить полезные результаты. В качестве наблюдателей он брал с собой морских офицеров (обычно легковесных корабельных гардемаринов), ввел в пользование новый радиотелефон, и обнаружение целей для корабельной артиллерии резко улучшилось. Поскольку радиотелефон с самолета работал только на передачу, корабли отвечали на полученные сообщения светом прожекторов. Таким методом было проведено несколько бомбардировок, в частности налет на Майдос 23 апреля.

Однако значительно более важной частью работы Самсона в последние дни перед атакой было фотографирование вражеских оборонительных линий. Гамильтон и Кейс вместе тщательно изучили эти фотографии и не были обрадованы. Везде, кроме одного или двух мест, предназначенных для десанта, было изобилие признаков колючей проволоки. Эта проволока стала для всех них кошмаром, и Гамильтон по секрету доверился Самсону, что опасается, что при первой высадке потери составят даже пятьдесят процентов. Если бы у них было несколько новых бронированных десантных лодок, которыми обладает флот, была бы другая история — но тогда это был тщательно охраняемый Адмиралтейством секрет, и даже Китченеру не было положено об этом знать.

Когда Гамильтон отъезжал из Дарданелл в марте, тогда предполагалось, что флот будет беспокоить турок сериями обстрелов вдоль побережья, но сейчас выяснилось, что все такого рода операции невозможны. Вся энергия флота была израсходована на подготовку десанта. Было решено, что основная масса сил вторжения будет собрана в гавани Мудрос на острове Лемнос, а вспомогательные базы будут находиться на Имбросе, Тенедос и Скиросе. За сорок восемь часов до высадки флот вместе с армией начнет выдвигаться к местам сосредоточения на Галлиполийском полуострове. В миле-двух от берега войска пересядут на лихтеры и небольшие лодки, а до берега их отбуксируют моторные лодки группами по четыре. Фактическая высадка произойдет с первыми рассветными лучами солнца, атакующие будут нести на себе не более 200 патронов, винтовки и окопный инструмент, а также трехдневный рацион.

Все это требовало тщательной подготовки. Сюда входило строительство буксиров, пристаней и барж; обучение гардемаринов вождению моторных лодок до указанных точек в темноте на неизвестном берегу; изучение течений и погоды; организация приема животных на берегу и перекачки питьевой воды с кораблей на побережье; определение сигналов и кодов; распределение целей между линкорами и крейсерами, которые будут поддерживать десант; разработка обширного расписания для перемещений кораблей флота. Каждая проблема была новой или, во всяком случае, необычной, был даже подготовлен план эвакуации армии в случае частичного или полного провала операции.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать