Жанр: История » Алан Мурхед » Борьба за Дарданеллы (страница 31)


У Гамильтона не было выхода: он один должен принять решение, и его надо было принять немедленно. Всем имевшимся в наличии судам было приказано готовиться к эвакуации. И все-таки чего-то не хватало в этом невыносимом предложении — какого-то одного определенного фактора, который бы позволил его разуму смириться.

Обернувшись к Тэрсби, Гамильтон произнес: «Ну и как, адмирал, а что вы думаете?»

Тэрсби ответил: «Что я думаю? Я лично считаю, что, если им дать все, что требуется, они удержатся».

И именно в этот момент Кейс вручил радиограмму от капитана второго ранга Стокера, капитана подводной лодки «АЕ-2», в которой говорилось, что она прошла через Нэрроуз и проникла в Мраморное море. Кейс громко прочел телеграмму и, повернувшись к Гамильтону, добавил: «Передайте им это. Это хорошее предзнаменование — австралийская субмарина совершила замечательный подвиг в истории подводного флота и собирается торпедировать все корабли, которые доставляют подкрепления в Галлиполи».

При этих словах Гамильтон сел и при общем молчании написал Бёдвуду:

«Ваши новости действительно серьезные. Но ничего не остается, кроме как окапываться и держаться. На вывоз всех потребуется, как минимум, два дня, как утверждает адмирал Тэрсби. В то же время австралийская субмарина прошла через Нэрроуз и торпедировала канонерку у Чунука[14]. Несмотря на тяжелые потери, Хантер-Вестон завтра будет продвигаться вперед, и это снимет часть давления на вашем фронте. Обратитесь лично к своим войскам и генерала Годли с просьбой приложить все усилия, чтобы удержаться.

Ян Гамильтон.

P.S. Вы прошли через трудные испытания, сейчас вам надо только окапываться, окапываться и окапываться, пока не обеспечите свою безопасность.

Ян Г.».

Через мгновение с этим посланием действие вновь двинулось вперед. На борту «Куин Элизабет», на берегу залива АНЗАК, среди солдат на линии фронта, каждый вдруг ощутил огромное облегчение, каждый вновь и

вновь отыскивал в себе мужество. Сейчас, когда им необходимо было сражаться, опасности стали казаться в два раза меньше, чем раньше.

Приписка к письму содержала нужную черточку для поднятия духа, потому что, когда это было зачитано солдатам на берегу, они буквально сразу начали окапываться. Это уже было определенное, конкретное дело, надо окапываться ради собственной безопасности. Офицеры и рядовые в равной мере на берегу и на холмах стали долбить землю, и, пока проходили часы и никакой турецкой контратаки не происходило, все обращенные к морю склоны на хребте Сари-Баир стали походить на обширные горные выработки старателей. Очень скоро австралийских солдат прозвали диггерами (копателями), и с тех пор это имя навсегда осталось за ними.

Но в действительности в районе залива АНЗАК не было никаких возможностей для серьезной турецкой контратаки ни ночью, ни даже на следующий день. Имея 2000 человек убитыми, даже Мустафа Кемаль не мог предпринять ничего серьезнее, чем серию крупных набегов, которые, однако, не обладали мощью, способной сбросить Бёдвуда в море. Везде по фронту, как на мысе Хеллес, так и в АНЗАК, первая фаза завершилась. Момент внезапности исчез. Гамильтон продемонстрировал свой план, а Лиман среагировал на него. Сейчас обе стороны занялись сосредоточением войск на двух основных полях сражений, при этом турки все еще были уверены, что смогут сбросить союзников в море, а союзники все еще верили, что смогут прорваться через Нэрроуз. В этот момент никто не мог убедить ни генералов, ни их солдат, что они не правы. Пока живы были их надежды, они были преданы идее массового кровопролития.

С этого момента и далее элемент неожиданности постепенно испарился из битвы, шансы стали поддаваться расчету, атаки и контратаки стали предсказуемы, и только истощение могло положить конец всему делу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать