Жанр: История » Алан Мурхед » Борьба за Дарданеллы (страница 60)


Позже в этот же день Стопфорд послал одному из своих дивизионных генералов депешу, поздравляя того с проявленной стойкостью. «Больше ничего сегодня не предпринимайте, — добавил он, — если только неприятель не предоставит вам благоприятных возможностей».

Кемаль наблюдал за сражением с вершины холма позади линии фронта, и к полудню он был удовлетворен тем, что больше нечего опасаться со стороны британцев на фронте Сувлы. Но тут до него дошли тревожные новости с Сари-Баира: Аллансон захватил хребет и, очевидно, центр событий перемещается туда. В 15.00 Кемаль отправился на коне под палящим зноем и, заехав по пути в штаб Лимана, добрался до Чунук-Баира как раз перед наступлением ночи. Ситуация здесь все ухудшалась. Аллансон с его солдатами отошел, но на холме его позиции заняли другие британские войска. Свежий турецкий полк, который должен был подойти с Хеллеса, все еще не объявился, а войска на линии фронта были до некоторой степени деморализованы огнем британской артиллерии и непрерывным напряжением боя. Кемаль, проводивший на ногах уже четвертую ночь, сразу же приказал атаковать наутро 10 августа в 4.30. Офицеры запротестовали, уверяя, что у солдат нет сил, но Кемаль просто повторил свой приказ и отправился в одиночку на разведку вдоль линии фронта.

Это было последнее издыхание битвы, ее финальный спазм, которому предстояло решить вопрос в ту или иную сторону. В обоих лагерях солдаты сражались без сна три дня и три ночи, имея самый минимум воды и пищи. Окопы за их спиной были забиты убитыми и ранеными, а большинство из оставшихся в живых всматривались из своих убежищ в окружающее пространство сквозь пелену истощения. Они лежали на земле, ожидали и отвечали на приказы как роботы, тупыми

механическими движениями. Они были готовы продолжать драться, но некоторые из них просто не осознавали, что делают. И конец кошмара, в котором они жили, становился для них более важным, чем мысль о победе. Весь день было так жарко, что вода стала казаться самой ценной в мире роскошью, даже более желанной, чем сон, и, когда мимо проходили мулы-водоносы, солдаты бежали к ним, чтобы лизнуть влагу на брезентовых мешках.

На Чунук-Баире окопы разделяли какие-то 30 метров, и ночью Кемаль тихо ввел в свою линию фронта два полка. Теперь все зависело от того, выстрелят ли британские пушки по этой массе сгрудившихся людей до того, как на рассвете они бросятся в атаку на запад.

Когда до рассвета оставалось еще несколько минут, Кемаль пробрался на нейтральную землю и тихо, проползая мимо них, произнес несколько последних слов напутствия своим солдатам: «Не спешите. Пропустите меня вперед. Подождите, пока я не подниму мой хлыст, а потом все вместе бегите вперед».

В 4.30 он встал между окопами воюющих сторон. Пуля ударила по его наручным часам, но он поднял хлыст и зашагал к британским траншеям. Спустя четыре часа на Сари-Баире не осталось ни одного солдата союзников.

Атака была более неистовой, чем на Сувле, более концентрированной и много более отчаянной, и большинство турок, которые в ней участвовали, были уничтожены на открытых склонах огнем британской артиллерии. Но им удалось отвоевать утраченные окопы, а к полудню 10 августа в руках британцев не осталось ни одной важной высоты на Сувле или в секторе АНЗАК. На мысе Хеллес сражение затихло окончательно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать