Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Хорек в мышеловке (страница 16)


— Гурон, прекрати валять дурака, у тебя отключен эпсилон-привод. Внешние люки тоже заблокированы, так что за борт не выпрыгнешь.

«Веселые у них тут дела творятся, — подумал Максим. — Как же эти лопухи его упустили? Дураку же понятно было, что Абалкин при первой возможности попытается бежать из-под стражи». Он запрограммировал киберпилоту новый курс — наперерез «Кобре».

На Тамире наконец заметили его появление, и посоветовали не вмешиваться. В переводе это означало, что сейчас база перехватит беглеца на дистанционное управление. Так и случилось — разведчик стал быстро сбрасывать скорость. «Трицератопс» тоже притормаживал, явно готовясь взять «Кобру» на абордаж.

Динамик сказал голосом Абалкина:

— Хотите исследовать мой труп? Не дождетесь…— последовала пауза, заполненная звуками тяжелого дыхания. — Я слишком слаб, мало осталось. Все равно конец без детонатора. Передайте Майке, что я не сержусь на нее…

— Лева, успокойся, — крикнул Максим. — Мы сделаем все, чтобы спасти тебя.

Ответа не последовало. Три корабля медленно сблизились.

«Вот так же имперский фрегат подходил к нашей субмарине», — подумал вдруг Максим. Он уже различал на экране бортовую раскраску остановленного разведчика, к которому плавно подтягивался огромный корпус боевого корабля. Когда между ними оставалось не больше километра, «Кобра» вдруг превратилась в разбухающий шар плазмы.

Персонал базы выглядел, словно после виртуозной экзекуции, хотя таковая всем еще только предстояла. Тахорг, к которому Максим обратился за подробностями, долго морщился, но потом все-таки рассказал, что тут произошло.

По его словам, организм Абалкина то и дело принимался генерировать слабые биофизические поля, каких у нормального человека быть не может. Стабилизировать состояние Подкидыша не удавалось, и врачи потихоньку начали поговаривать: дескать, в крайнем случае, если помрет, сможем узнать много интересного в результате патологоанатомического исследования.

Однако сегодня утром Абалкин вдруг заявил, что готов дать показания, но для этого медики должны вкачать ему лошадиную дозу транквилизаторов и антибиотиков. Тахорг посовещался со специалистами, и те согласились, что ударная порция медикаментов на некоторое время вернет больному организму почти нормальные функции, но затем неизбежно наступит острейший кризис.

Тут мнения врачей разделились. Одни говорили, что современный человек может выдержать любые нагрузки. Другие возражали, что Абалкина нельзя считать современным человеком, так как кроманьонец — это совсем другой биологический вид. В любом случае большинство предрекало отказ основных систем, включая иммунную, эндокринную и периферийную нервную, а также химическое разрушение клеток, массовую гибель эритроцитов и даже деформацию генного вещества. Кроме того, медики практически единогласно заверили руководителя операции: подобных перегрузок не выдержит даже фукамизированный организм.

Тахорг оказался в затруднении, а потому после долгих терзаний принял половинчатое решение. По его приказу, Гурону ввели тонизирующий препарат и небольшие дозы общеукрепляющих препаратов. Вскоре пациент встал с койки, сделал несколько простых упражнений и потребовал отвести его на допрос. Оказавшись в коридоре, Абалкин уложил голыми руками конвоировавших его сотрудников управления "Т", прорвался в ангар и захватил единственный готовый к старту корабль.

— У меня были смутные подозрения, что Гурон собирается покинуть планету, — признался Тахорг. — Поэтому я приказал передвинуть остальные корабли на другую стартовую площадку. Он мог взлететь только на «Кобре», которая была оборудована дистанционным управлением.

— То есть, уйти в подпространство ему бы все равно не

удалось, — резюмировал Максим.

— Вот именно. Дальнейшее ты видел — поняв, что его план побега провалился, Гурон подорвал бортовой реактор и погиб вместе с кораблем… Зато мы узнали, куда намеревался направиться наш приятель. Телеметрия показала, что он запрограммировал курс на систему белого карлика ЕН… забыл номер.

— Там есть что-нибудь интересное, какие-то артефакты Странников, населенные планеты?

Разведя руками, коллега поведал историю, ставшую за последние дни привычной: информационные системы отказались сотрудничать, сославшись на необходимость получить особый допуск. Тогда Максим вызвал командира «Трицератопса» и попросил рассказать, что тому известно о ЕН-4683.

— Знаю такую, бывал лет десять-двенадцать назад, — сказал космонавт. — Чистенькая система, этот белый карлик аккуратно заглотал весь астероидный мусор.

— Планеты есть? — быстро спросил Тахорг.

— Есть одна — с Меркурий размером. Называется Гараж. Круговая орбита радиусом около двух астрономических единиц. Атмосферы нет — мертвый каменный шарик. Насколько я помню, планету использовали как могильник вредных технологических отходов. Мы приблизились, сбросили контейнер с облетной траектории, а потом сразу ушли.

— Понятно, — сказал Максим. — Точнее, ничего не понятно.

— Вот именно, — сказал Тахорг. — Не могу сказать, чтобы мне это нравилось.

Вечером, доложив о неприятностях, случившихся в окрестностях Тамира, Максим ждал разноса или, по меньшей мере, длительного брюзжания о потере профессионализма. Ничего подобного, к его удивлению, не произошло. Экселенц молча пожал плечами и только проворчал:

— Значит, дело закрыто. Пока…— помолчав, он добавил: — Абалкина жалко, но в общем, исход кризиса можно считать не слишком драматичным. Теперь можно признаться — я ожидал худшего.

— Остаются еще десять Подкидышей, — заметил Максим. — В любой момент нечто подобное может случиться с кем-нибудь из них.

— Не сгущай краски, — в голосе старика прозвучала неимоверная усталость. — Нам нужно выиграть время.

— Зачем? Вы не хуже меня должны понимать, что земная наука не скоро разберется в конструкции детонаторов.

Экселенц посмотрел на него с прищуром, словно раздумывал, стоит ли продолжать этот разговор. Затем медленно проговорил:

— Инициатива в этой партии принадлежит противнику. Мы можем рассчитывать на победу лишь в случае, если сумеем подловить Странников на ошибке. Поэтому следует старательно притворяться, будто ничего не случилось. Пусть они делают следующий ход. Теперь мы знаем чуть больше, чем неделю назад, и будем готовы к некоторым сюрпризам Внешней Угрозы.

Он разрешил Максиму идти, но напомнил, что послезавтра они летят на Радугу, где собирается верхушка Вышестоящей Организации. «Я тоже приглашен?» — спросил Максим. «Я представлю тебя в качестве своего преемника», — сказал Павел Григорьевич. Максим даже не знал, должен ли он благодарить за такое доверие. Тем не менее поинтересовался, чем кончилась история с Бромбергом. Экселенц сообщил, что после обследования в австралийской клинике старина Айзек заметно присмирел и даже согласился на длительное лечение.

— Мне почему-то кажется, что клинике непонятным образом оказались люди из управления "Т", — сказал Максим. — Причем ментоскопирование совместили с легкой коррекцией личности. Я угадал?

— Нет, — сказал Экселенц. — Такими вещами у нас занимается управление "П". А теперь ступай.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать