Жанр: Фэнтези » Борис Иванов » Знак Лукавого (страница 64)


– Кажется, такое было на самом деле, – припомнил я.

– Да, – кивнул профессор. – Это реальный пример из нашей истории. А вот пример из истории Темного Мира. Тоже вполне реальный, но куда более трагический. Вы считаете, что тот или иной ген мешает, допустим, ускоренному развитию способности к обучению. И добиваетесь того, что через несколько поколений значительная часть населения планеты избавляется от «тормозного» гена. И педагоги, и родители рады росту успеваемости подрастающего поколения. А когда сама эпопея по искоренению зловредного гена уже уходит в прошлое, оказывается, что в геноме человечества пробита брешь. «Зловредный» ген, как выясняется, защищал развивающийся мозг от воздействия какого-то химического соединения, редко встречающегося в чистой экологической среде. Но развитие химических технологий этого продукта в окружающую среду подбросило, и немало. И дети родителей, «хлебнувших» этого продукта, теряют психическую стабильность, становятся агрессивны и непредсказуемы в своем поведении. Растет волна преступности. А введение в хромосомы далеких уже предков другого «полезного» гена, ну, допустим, такого, который повышает устойчивость организма к простуде, приводит к рождению целого поколения дебилов, в ответ на появление в окружающей среде нового вируса, о котором раньше и слыхом не слыхивали.

– На Земле такое бывало? – поинтересовался я.

– Что-то вроде… – поморщился профессор. – К счастью, не на генном уровне, но… Например, про историю с «талидомидом» слыхали? У матерей, которые принимали этот препарат, беременность и роды протекали без проблем. Только рождали они чудовищ.

– Ну и что же стало с Темными? – спросил я. – Точнее, с их предками?

– Я вам привел только два примера, – вздохнул Михаил Иванович и добавил себе в чашку отвара.

Похоже, за годы жизни в Странном Крае он все-таки привык к этой дряни.

– А примеров таких, – продолжил он, – успело накопиться тысячи. И именно к тому моменту, когда на той, «параллельной» Земле грянули кризисы и войны, тамошнее человечество сделалось генетически отягощенным нестабильным видом. Стало невозможным не только ухаживать за больными и неполноценными или их лечить. Стало невозможным прокормить большинство населения. А радиационное заражение, химическая и биологическая войны довели дело до конца. Параллельный мир стал мертвым, разрушенным и заброшенным миром, населенным уродливыми подобиями людей, вступающими между собой в сражения за остатки былой великой цивилизации. Темным Миром. Впрочем… – Профессор пожал плечами. – Впрочем, сами они себя темными никогда не называли. Слова «Темные», «Темный Мир» – это здешние изобретения. Это все родилось просто из противопоставления понятий «света» и «тьмы». При этом всегда само собой подразумевается, что «светлое» – это мы и «наши». А «темное» – это все чужое, непонятное и потому считающееся враждебным. Это от очень примитивного понимания действительности…

«А ведь что-то очень похожее я слыхал и от мэтра», – подумал я.

– Хотя кое-что объективное в этих понятиях есть, – продолжил профессор, откинувшись на спинку стула. – С чисто человеческой точки зрения, Темные словно бы персонифицируют зло. Они уродливы, склонны скрываться во тьме… Они временами нападают на людей и причиняют им вред… Но с их точки зрения люди —далеко не ангелы.

– Ну и как же получилось, – невольно перебил его я, – что представители двух параллельных историй Земли встретились здесь, в Странном Крае? Кто открыл этот проход между той Землей и нашей?

– Видите ли, маг, – задумчиво произнес профессор, – согласно теории, которой придерживаюсь я и большинство тех, кто исследовал этот вопрос, существование таких вот «спаек» между параллельными мирами – факт объективный. Они никем не созданы. Это просто необходимое условие существования Мироздания, содержащего в себе параллельные Вселенные. Если такие миры не будут взаимодействовать между собой через «дополнительные измерения», то тогда… Короче, такая Вселенная существовать не смогла бы. Это просто, но требует слишком много времени для объяснения… Гораздо интереснее проблема Червя Мироздания. Где зародилось это сверхсущество? В одном из миров, между которыми простирается его организм? Или ни в одном из них, а между ними? Или он вечен, как само Мироздание?

Он задумчиво умолк, и мне пришлось деликатно кашлянуть, чтобы напомнить, что в общем-то мой вопрос пока что остался без ответа.

– Судя по всему, – вернулся к теме разговора Михаил Иванович, – Темные были одними из первопроходцев Странного Края. Хотя не стоит забывать, что край – это междумирье не только двух параллельных Вселенных – нашей и Темного Мира. Поэтому твердо можно утверждать только то, что первыми не земляне проникли в Странный Край, а Темные. Это произошло еще в тот период, когда их цивилизация находилась на пике своего развития и только пара-другая темных облачков смущала кого-то. Вероятно, обнаружение переходов, соединяющих параллельные миры, было высшим достижением их физики. Да и их науки в целом.

Он запнулся, обнаружив, что его чашка уже давно пуста. Долил в нее остатки остывшего отвара из чайника и продолжил:

– Впрочем, существует экзотическая версия другого рода… Есть предположение, что это Червь Мироздания выбирает, кого пропустить в то или иное междумирье, а кому запереть дорогу в параллельные миры. В соответствии со своими неподвластными человеческому уму соображениями. Но не будем отвлекаться на вопросы

теологии. Гораздо интереснее, кто именно «начинил» Странный Край тем, что здешние жители называют «магией».

– Я уже давно усвоил, что под «магией» здесь просвещенный народ понимает сверхвысокий уровень техники и технологий, структура которых незаметна глазу непосвященных, – заметил я.

– Я же пояснил вам, – вздохнул профессор, – что в Странный Край открываются двери не только наших двух миров. Но… Безусловно, вся эта машинерия имеет отношение к нам, землянам. Странный Край – это полигон магии. И кому-то надо было иметь заповедник магов – разумных существ, способных взаимодействовать с магией, управлять ею. Наша Земля и стала таким заповедником, а вот в Темном Мире попытки усовершенствовать род людской привели к почти полной утрате подобных способностей. Их генофонд невероятно обеднен по сравнению с генофондом нашего человечества. Придя в Странный Край, Темные долгое время оставались его довольно заурядными обитателями. До тех пор, пока не протоптали дорожку на нашу Землю и не начали сами вербовать оттуда Меченных Знаками. Магов-рабов. Отсюда на матушке-Земле и пошли сказания и легенды о дьяволе и других темных силах, скупавших – весьма избирательно – человеческие души. Отсюда и слова «Избравшие Темный Путь»… Вот тогда-то Темные – та их часть, что успела убраться из своего разоренного мира в эти места, – и стали почти полными хозяевами положения в этих краях. Но в том-то и загвоздка, что маги не могут долго оставаться рабами. Та часть их, что стала свободной и объявила себя Орденом Светлых Сил, и принялась искоренять Темных в Странном Крае. А у тех к тому моменту родина превратилась в радиоактивный ад. И отступать им стало некуда. Вот вам и суть происходящего конфликта.

– А Арсенал? – спросил я. – Как Темным удалось создать здесь свой Темный Арсенал? Ведь их мир оказался сам на грани гибели…

– Пожалуй, – вздохнул профессор – уже за ее гранью. – По нашим представлениям, колония Темных, обосновавшаяся в Странном Крае, по своей численности если не превосходит теперешнее реальное население «параллельной» Земли, то немногим отличается от нее. Это по численности. А вот по своей организованности и по своему сбереженному интеллектуальному потенциалу колония Темных, укрывшаяся здесь, намного превосходила земную. Но обратного пути в свой «Темный» мир для них уже не было. И они, «здешние» Темные, в конце концов сделали ставку на то, чтобы воссоздать хотя бы островок, анклав своей цивилизации на Большой Земле. И собирали по всей своей выжженной планете и перетаскивали сюда все, что еще могло жечь и разить, десятки, если не сотню с лишним лет. Идея была не лишена определенной перспективы, если бы не вмешательство Светлого Ордена.

– Вам не кажется, профессор, – осторожно спросил я, – что самым лучшим способом было бы просто уничтожить этот проклятый Арсенал Тем же самым разрушающим заклинанием? Вместо того чтобы…

– В этом, пожалуй, действительно был бы заинтересован каждый, – усмехнулся Михаил Иванович. – И вместе с тем никто! Вот в чем парадокс. Добровольно отказаться от возможности получить свою долю в военном могуществе такого масштаба может только святой. Это психологический аспект дела. Но есть и технический. Уничтожать арсеналы боевой техники, созданной на неизвестных нам принципах, дело небезопасное.

Но этого мало. Здесь, в Странном Крае, эта боевая техника была усовершенствована именно с применением магии. В бомбы, в аккумуляторы энергии, в броню и в защитные устройства были с помощью магов-рабов заложены возможности, по всем законам природы невозможные, недостижимые… Но… если магия эта будет разрушена, джинн вырвется из бутылки. Все те соединения и устройства, которые вполне надежны и стабильны, пока находятся под магическим воздействием, тут же утратят свою стабильность, выйдут из строя и – что самое главное– мгновенно саморазрушатся. Многие с огромным выделением энергии. Это будет потрясающей силы взрыв, который сможет изменить лицо всего Странного Края!

– Но ведь сам по себе наш мир лишен магии? – попробовал я внести ясность в свои представления о соотношении параллельных, но однако же пересекающихся миров. – Вы говорите, что это – только питомник магов… Как же собирались применять свою начиненную магией технику Темные там, у нас? И как получилось, что я и мой брат были похищены прямо из своего дома, причем под аккомпанемент всяких магических фокусов?

Профессор покачал головой и вздохнул:

– Все так и не так, господин маг… Видите ли… Темные почти не способны управлять магией. Но они знают о ней гораздо больше, чем мы… И им удается временами создавать островки и даже целые архипелаги, насыщенные магией, в других мирах. И в своем, и у нас – на Большой Земле… Так что не все россказни о чудесах и колдовстве, которые приходится выслушивать порой, такая уж пустая болтовня. Хотя ничто так не обрастает выдумками и досужими вымыслами, как настоящее чудо. К сожалению… Профессор рассеянно покрутил в руках рассыпчатый сухарик и вернул его в вазочку, из которой только что взял, и таки закончил начатую фразу:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать