Жанр: Научная Фантастика » Кларк Далтон, Курт Мар, К. Шер » Корпус мутантов (страница 56)


21.

Непроходимые джунгли Венеры еще сотрясались от затихающего стартового грома, когда «Добрая надежда» уже давно исчезла в турбулентно перемещающемся облачном покрове второй планеты Солнечной системы. Только догорающая полоса с силой вытесненных и сильно разогретых воздушных масс виднелась за идущим круто вверх следом космического корабля, который за самое короткое время преодолел расстояние Земля — Венера.

Для Перри Родана промежуточная посадка на Венере была не более, чем коротким отступлением от маршрута.

Причина, побудившая Родана совершить промежуточную посадку, была, однако, чрезвычайно важной. После того, как оказалось, что относительно небольшой автоматический мозг Третьей власти не содержит сведений о системе планет звезды Вега, Родан обратился к вычислительному гиганту Венеры. Механико-позитронный монструм, созданный учеными-арконидами в давно прошедшие времена галактического развития, смог предоставить именно те данные, которые были нужны Перри Родану. До посадки на Венеру Родан дал понять обоим арконидам, что сверхсветовой полет к удаленной на двадцать семь световых лет звезде Вега будет совершен только в том случае, если перед этим будут получены убедительные данные о планетарной семье гигантской звезды.

Крэст и Тора упорно молчали. Ситуация на борту «Доброй надежды» была близка к серьезным разногласиям. Родану было ясно, что нужно найти компромиссное решение.

Опрос арконической позитроники на Венере, в тысячу раз более мощной, чем изъятая с «Доброй надежды» и смонтированная на Земле, прошел успешно. Когда более десяти тысяч лет назад по земному летоисчислению эмиграционные корабли арконидов появились в Солнечной системе и построили на Венере крепость в качестве космического тылового прикрытия, были обследованы также и ближайшие окрестности Солнечной системы.

В то время дегенерирующие аркониды были еще активны. Поэтому, естественно, заботились о том, чтобы иметь сведения о звездном соседстве Земли.

Перри Родан рассчитывал на это. Крэст и Тора, напротив, были глубоко поражены. Поскольку соответствующих данных о системе Веги не было заложено в автоматический мозг разрушенного исследовательского крейсера, они, конечно, предположили, что то же самое будет и в позитронике базы на Венере.

Родан был вынужден указать ученому Крэсту на его заблуждение. Из этих событий однозначно вытекало, что центральная позитронная картотека на далекой родной планете арконидов знала далеко не все. Кроме того, из этого следовало, что очень многие экспедиции арконидов на далекие планеты никогда не учитывались и не регистрировались. До сих пор это решительно оспаривалось Крэстом.

В соответствии с этими сведениями Родан после своего краткого визита на Венеру стартовал вновь, однако, на сей раз имея в виду цель, казавшуюся людям еще несколько лет тому назад недостижимой.


В помещении центрального поста управления шарообразного космического корабля не было слышно работающих с полной тягой двигателей. Полная тяга означала выброс со скоростью света потока частиц наивысшей плотности, укрощенного, суженного и выпрямленного в гиперструктурных энергетических полях.

Перри Родан и аркониды называли импульсы «корпускулярными волнами», что вызвало в земных научных кругах некоторое волнение. Техника арконидов, казалось, в корне изменила действующие на Земле законы и сделала возможным то, что казалось невозможным с научной точки зрения.

Родан управлял мчавшейся все быстрее сквозь солнечное пространство «Доброй надеждой» с сомнамбулической точностью. Контрольные приборы автоматизированного корабля могли обслуживаться в случае необходимости человеком, при условии, если этот человек был знаком с арконической техникой.

Крэст и Тора ожидали предстоящую транзицию с само собой разумеющейся невозмутимостью. Родан и Реджинальд Булль, несмотря на полученное специальное обучение, не могли скрыть некоторой нервозности. Необходимые расчеты полета для преодоления измеряемого в двадцать семь световых лет расстояния осуществлялись уже с точным учетом положения звезды, которая была их целью.

Рассчитанные пеленгаторами цели как основные данные были приняты галактонавтическим вычислительным мозгом, обработаны с учетом калькуляции массы корабля, расстояния и господствующих гравитационных линий, прежде чем в результате был рассчитан импульс толчка, который в лексике арконидов назывался «универсальной второй гиперкосмической скоростью».

Родан знал, что преодоление световой стены нельзя было ни понять, ни хотя бы приблизительно объяснить при помощи земной математики. Поэтому он решил полностью выбросить традиционные знания за борт, чтобы действовать только в соответствии с достижениями арконической науки. Это было достаточно серьезным основанием для того, чтобы повергнуть его и Булля в вихрь противоречивых чувств. Не было ничего, что они уже хотя бы раз испробовали сами.

Чем ближе «Добрая надежда» подходила к обычной скорости света, тем интенсивнее становилась работа двигателей.

Они уже вновь пересекли орбиту Земли. Корабль уходил прочь от центрального светила, чтобы еще в системе планет приготовиться к сверхсветовому броску.

Когда указатели скоростемера показали скорость, на 0,9 процента ниже скорости света, а акустические сигналы центральных автоматических устройств управления срочно затребовали дополнительного впрыскивания, Родан снял руки с контрольных приборов. Он повернулся в своем вращающемся кресле с высокими подлокотниками.

В помещении центрального поста управления находилось только несколько членов экипажа. На многочисленных телеэкранах забортного наблюдения загорались и

мерцали далекие звезды, среди которых многие могли иметь планетарных спутников. Короткое переключение погасило мигающие контрольные лампы гидросектора. Тора запрокинула голову. В ее глазах внезапно засветилось напряжение.

«Вы отключили? Почему?»

Родан неторопливо поднялся с кресла. Булли смотрел на него снизу вверх. Что-то было не так.

«Ваше превосходное гипнообучение заложило мне в память, что не очень хорошо готовиться к гиперброску внутри планетарной системы, — медленно объяснил он. — Мы долетим до орбиты Юпитера. Я не хочу вызывать никаких колебаний внутри земного магнитного поля. Могу я попросить Вас ненадолго последовать за мной в кают-компанию?»

Булли переключил гиперзонд на моментальное опознавание и измерение расстояния посторонних тел, которые могут появиться, на проекционные аппараты защитных полей. Потом он тоже поднялся. Полнопозитронный автопилот был надежнее любого человека.

Джон Маршалл, мутант с телепатическими способностями, вопросительно смотрел на обоих арконидов. Когда ему не удалось проникнуть сквозь заслон их сознания, он в поисках помощи повернулся к бледной, худощавой девочке с большими глазами.

Бетти Тауфри одарила его короткой улыбкой. Она пожала плечами, и это означало, что ей тоже не удалось уловить содержание мыслей инопланетян, хотя она обладала большей силой.

Невысокий, также стоявший рядом с Буллем японец неожиданно исчез. Тако Какута, человек с удивительной способностью телепортации, опять предпочел избрать более удобный путь.

Здесь были, кроме Маршалла, Бетти и худощавого японца Какуты, еще двое других мутантов, которых Булль едва знал до старта. Родан велел забрать их двумя космическими истребителями с базы на Венере, где они прошли свое окончательное обучение.

Полный, крепкого телосложения японец Вуриу Сенгу мог усилием воли видеть сквозь материю. Прежде, чем он был найден в Японии командой по поиску мутантов, он работал горняком. Его коллеги всегда удивлялись, что Сенгу с безошибочной точностью мог заранее сказать, даст ли новая штольня уголь или нет.

Ральф Мартен, родившийся в Японии сын немецкого коммерсанта и японки, был еще удивительнее. Он тоже принадлежал к поколению, которое появилось на свет вскоре после взрыва бомбы в Хиросиме.

Как слышал Булль, этот высокий, стройный мужчина умел временно полностью выключать собственное Я и видеть глазами другого человека и слышать его ушами. Он был тем, от кого никогда не могли укрыться самые сокровенные намерения выбранного им в качестве жертвы человека. Именно это, казалось, было причиной небывалых успехов Ральфа Мартина на деловом поприще.

Это была жуткая группа, появившаяся на борту в составе пяти человек. По виду арконидов, знакомых с такими феноменами ввиду их более высокого уровня образования, было незаметно, что они видели в этих пяти нечто особенное.

Однако, для обычных людей — членов экипажа они были монстрами, о чем, впрочем, никогда не говорилось вслух, а по возможности и мысленно, что, тем не менее, было доминирующим в составе чувств мужчин.

Когда они пришли в большую кают-компанию команды бывшей вспомогательной лодки крейсера, между мутантами и пятьюдесятью мужчинами находящейся на корабле разведывательной группы сразу же возникло явно заметное отчуждение.

Во все стороны бросались взгляды, соединяющие в себе уважение, безграничное удивление, недоверие и любопытство. Корпус мутантов, созданный Перри Роданом и официально признанный специальным подразделением Третьей власти, представлял собой невероятный силовой фактор. Не обошлось и без того, что пятьдесят специальных солдат, несмотря на свою превосходную выучку, чувствовали себя несколько обойденными вниманием.

Родан точно знал, что преодолеть глубокую пропасть между обычными людьми и мутантами в этом поколении вряд ли удастся. Ему было достаточно уже того, чтобы наладить среди участников сносные отношения. В основном царила атмосфера психологически напряженных моментов, волнения и невольного пессимизма. Последний исходил от Реджинальда Булля, протесты которого против сверхсветового полета не были приняты во внимание.

Родан быстро покончил с этим.

«Как только мы достигнем орбиты Юпитера, мы будем готовиться к совершаемому человеком впервые преодолению сверхсветового барьера, — объяснил он спокойно. Однако, его внутренняя нервозность ощущалась. — Я убедительно прошу Вас точно придерживаться уже отданных распоряжений. Медики доктор Хаггард и доктор Маноли после осуществленного преодоления барьера сразу же позаботятся о Вас. Можно, однако, предполагать, что никаких повреждений не произойдет. Если бы дело было опасным, то аркониды вымерли бы уже десять тысяч лет тому назад. Ведите себя во время транзиции совершенно спокойно. Суть дела в том, что во время проникновения в пятимерное сверхпространство Вы не можете оставаться материальными. Это означает, что Ваши тела должны временно раствориться, поскольку они в их теперешней фазе в более высокой плоскости не могут быть существующими. Но Вы должны положиться на то, что после повторного вхождения в четырехмерную структуру известного нам обычного пространства Вы найдете Ваш аппендикс точно там же, где ему и следует быть по природе. Потом еще кое-что…»



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать