Жанры: Боевая Фантастика, Фэнтези » Андрей Николаев, Олег Маркеев » Золотые врата (страница 13)


Войтюк ждал у двери.

– Как это случилось? – спросил Назаров, выходя из помещения.

– Никто не видел, – пожал плечами Войтюк. – Утром обнаружили уже вот это. А рядом в снегу оружие: маузер и сабля. Еще товарищ старший надзиратель Рахманич насмерть замерз. Вышел до ветру и замерз. Где-то за неделю, как товарищ Тимофеев погиб.

– А надзирателя куда дели?

– За лагерем во льду вырубили могилу. Он замерзший был. Как присел, стало быть, на корточки, так и замерз. Так его сидячим и похоронили. А товарища Тимофеева пока оставили. До приезда, значит, уполномоченных.

– Считай, что я уполномоченный. Похоронить, как старшего надзирателя, место заметить. Ясно?

– Так точно.

Лагерь по-прежнему был пуст. То ли заключенные боялись выходить из бараков, то ли им было все равно.

– Теперь вот что, Войтюк. Прикажи заключенным собраться в одном бараке. Пора мне с ними познакомиться. Ну, в чем дело? – спросил Назаров, видя, как Войтюк тяжело вздохнул.

– Не больно то им и прикажешь, товарищ капитан.

Вспомнив, что ему говорил комиссар третьего ранга, Назаров решил сбавить тон.

– Хорошо, попроси их собраться в одном бараке. Скажи, новый комендант хочет представиться.

– Так точно, сделаем.

– После этого одного бойца ко мне в избу – наводить порядок, топить печь, а остальные пусть драят казарму, моются, бреются и так далее. Через два часа проверю исполнение. Все, свободен.

Войтюк приложил огромную ладонь к черной шапке-финке и затрусил к баракам.

Нерчу, бросавший рыбу собакам, с опаской посмотрел на приближающегося Назарова.

– Ты тоже сердитый стал, Саша, – сказал он.

– Ничего, Нерчу, не бойся, – усмехнулся Александр, – надо было показать, кто здесь начальник, вот и пришлось покричать. Ты не уезжай, отдохнешь денек, ладно?

– Хорошо, Саша. Спирт пить будем, я тебя рыбой угощу.

– Вот этой, – Назаров кивнул на рыбин, которых ненец кидал собакам.

– Да. Хорошая рыба. Мы все едим. Вкусно.

– Договорились. За мной спирт, за тобой рыба.

Закурив, Назаров присел на нарты. Опять его поразило, что ветер и мороз за пределами огороженного колючей проволокой пространства, были намного сильнее. Он увидел, как Войтюк быстрым шагом пересекает лагерь, направляясь к казарме. Вскоре из бараков заключенных стали выходить люди, и не спеша двигаться к крайнему левому. Назаров насчитал шесть человек. Одна из фигур была явно женской – меховая одежда сидела на ней с некоторым изяществом, кроме того, из-под капюшона выбивался длинный черный локон.

– Я скоро подойду Нерчу, – сказал Назаров, поднимаясь, – а ты заходи пока в дом. Там солдат будет, ты его не бойся, скажи – я разрешил.

– Хорошо.

«Как вести себя с этими людьми, – думал Александр, шагая к бараку, – с одной стороны они – заключенные, с другой – работают на безопасность страны. Не уголовники какие-то, комиссар говорил, что старшим у них профессор. Как его? А, Барченко! И еще шаман какой-то, который моржей приваживает, как говорит Нерчу. А, собственно, где они работают, что-то не вижу я никаких цехов или лабораторий. В бараке, что ли?», – он посмотрел вокруг: заснеженные сопки, с которых ветер сдувает снег, голое, пустынное место. Может, именно в такой ледяной пустыне и должен находиться спецлагерь, «бестиарий», но какие тут могут быть научные изыскания, пусть даже и связанные с оккультизмом?

Постучав пимамими друг о друга, чтобы сбить снег, Назаров вошел в сени. Здесь было чисто, пахло травами, несмотря на зиму. В углу стоял веник. Александр взял его, еще раз тщательно отряхнул с торбазов снег, глубоко вдохнул и, удивляясь своему волнению, вошел внутрь.

Барак был разделен на две половины. В первой, похоже, была кухня: стоял дощатый стол, гудела печь, рядом с ней, в ведре, чернел уголь. На самодельной деревянной полке на стене стояли пустые миски и кружки. Александр прошел в жилую половину,

остановился на пороге, осматриваясь. Да, здесь, в отличие от казармы, следили и за порядком и за собой. Заключенные спецлагеря ожидали его, сидя на табуретах и на четырех койках, стоящих возле прозрачных чистых окон. Чуть впереди сидел пожилой человек в круглых очках. Седые волосы ежиком топорщились на его голове. Он доброжелательно смотрел на Александра, будто предлагая не стесняться. Рядом курил трубку молодой человек, лет двадцати пяти. Вокруг шеи у него был небрежно повязан пестрый шарф, один конец которого был заброшен за плечо. На одной из коек, облокотившись на локоть, полулежала брюнетка. При взгляде на нее у Назарова екнуло сердце – настолько необычной была восточная красота женщины.

Он прошел в центр комнаты, скинул с головы капюшон, снял рукавицы и откашлялся. «Господи, смотрят, будто я сейчас начну плясать вприсядку, или стихи читать, – он несколько затравленно огляделся, – как в театр пришли, ей-богу!»

– Здравствуйте, товарищи, – чуть громче, чем требовалось, сказал он, – я новый комендант лагеря Александр Владимирович Назаров.

– А он очень даже ничего, – промурлыкала брюнетка.

– Мария! – укоризненно сказал пожилой мужчина, обернувшись к ней.

– А я что? Я – ничего, – она демонстративно пожала плечами.

Назаров почувствовал, что краснеет.

– А тут не товарищи, тут граждане собрались, – подал голос с другой койки мужичок лет тридцати пяти с прищуренными нагловатыми глазками. – Товарищи на воле остались, начальник, а здесь – зона.

– Иван, – на этот раз резче сказал седой, – прекрати свои блатные присказки. Сколько раз просил.

– А в каком вы звании, товарищ комендант? – пропела брюнетка.

– Лейтенант… – Назаров окончательно смешался под ее пристальным взглядом. Казалось, какой-то черный омут затягивает его, лишая дыхания и дара речи, – капитан, если, как в войсках, а так, по табели Государственной Безопасности, согласно уставу и…, – забормотал он.

– Так лейтенант или капитан? – не унималась брюнетка.

Пожилой мужчина решительно поднялся с места. Подошел к Назарову и протянул руку. Александр пожал мягкую полную ладонь.

– Александр Викторович Барченко, профессор, – представился мужчина, – товарищи выбрали меня старшим. Это, конечно, весьма относительно, но если у вас возникнут вопросы, обращайтесь прямо ко мне. А сейчас, позвольте, я представлю вам присутствующих, – он встал рядом с Назаровым. – Итак: эта потрясающая девушка, которая испытывает на вас свои чары, Мария Санджиева. Далее, – Барченко указал на парня в шарфе, – мой ассистент Сергей Михайлович Панкрашин. Молодой человек, который никак не решит, товарищ он или гражданин – Иван Тихонович Межевой. Майя Геннадиевна Боровская, – пожилая женщина, с явно аристократичной осанкой, слегка кивнула, – Серафима Григорьевна Панова…

– Здравствуй, сынок, – прошлепала почти беззубым ртом полная старушка, сидящая на койке возле Санджиевой.

– Стефан Дмитриевич Бельский, прошу любить и жаловать, – надменного вида мужчина с военной выправкой наклонил разделенную тонким пробором голову, – Шота Георгиевич Гагуа, Илья Петрович Данилов, – сидящие рядом Гагуа и Данилов представляли разительный контраст: один с черной буйной шевелюрой, пышными усами и горбатым носом, другой – с блеклыми, соломенного цвета волосами, незапоминающимся бледным лицом и прозрачными голубыми глазами, – и, наконец Василий Ептеевич Собачников, – низкорослый мужчина, явно ненец с широким лицом и узкими глазками, приподнявшись с табурета, вежливо поклонился Назарову. – Вот такое у нас здесь общество собралось, Александр Владимирович, – завершил свое выступление Барченко.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать