Жанры: Боевая Фантастика, Фэнтези » Андрей Николаев, Олег Маркеев » Золотые врата (страница 15)


– Сто лет «Казбек» не курил, – сказал он, – тут папирос не найдешь – самокрутки в ходу.

– Заканчивай этот бардак, понял? Ты – командир, у тебя вся власть. Если не сможешь сам – обращайся ко мне.

– Так точно. Да я и сам смогу, – Войтюк сжал ладонь в кулак, покачал, будто взвешивая, – у меня не забалуешь. От безделья это, товарищ капитан. Бойцу оно что? Дело ему нужно, тогда не разбалуется.

– Ты в линейных частях не служил?

– Как же. В пехоте, восемь лет старшиной роты.

– А чего ж в охрану лагерей подался?

– Брат, дурачок, спер жменю зерна в колхозе, дали ему пять лет. Мать отписала, плачет. Помоги, пишет, если сможешь. Ну, я подал рапорт, думал, попрошусь туда, где Митька сидит. А меня вишь, сюда загнали. А Митька на Колыме. Не судьба, видать. – Войтюк покосился на Назарова, – как вы меня в морду. Ловко. Только вот, при всем народе-то…

– Сам нарвался, – усмехнулся Александр, – выбирать не приходилось: либо я тебя уложу, либо ты меня.

– Это точно, – вздохнул Войтюк.

– Ладно, кто старое помянет… Там я видел, винтовки, как дрова валяются. Непорядок, старшина.

– Не стреляют винтовки в лагере, товарищ капитан. Вроде и не нужны, значит.

– Как это не стреляют?

– Никак не стреляют. За проволокой – пожалуйста, а здесь – ни в какую. Ваш «ТТ» тоже не стрельнет, попробуйте.

Назаров достал пистолет, снял с предохранителя и, передернув затвор, поднял ствол в небо. Раздался сухой треск бойка.

– Что за черт, – Назаров передернул затвор еще раз, выбрасывая патрон, поднял пистолет.

Снова осечка.

– И как же это понимать?

– Не знаю, – пожал плечами Войтюк, – с профессором поговорите. Думаю, он знает, в чем дело.

– С Барченко? Поговорю, – пообещал Назаров, – только все равно: винтовки почистить, проверить. Стрелять бойцы не разучились?

– Можно попробовать, патронов много.

– Вот и хорошо. Завтра проведем стрельбы. Давай, организуй нормальный армейский быт. Пусть проводят политинформацию, в караулы ходят, ну, сам знаешь.

– Разберемся, – прогудел Войтюк, – разрешите идти?

– Давай, действуй.

Старшина затоптал окурок и ушел, а Назаров, еще раз оглядев спящие бараки, вернулся к себе. Нерчу уже проснулся, вскипятил чайник и, сидя на ковре, прихлебывал кипяток, макая в кружку ржаной сухарь.

– Здравствуй, Саша, – сказал он, отдуваясь, – садись, чаю попей. А мне скоро ехать надо. Жена ждать будет, нельзя, чтобы женщина долго скучала.

После чая он пошел запрягать собак, а Назаров заглянул в казарму. Там уже кипела нормальная армейская жизнь – бойцы, выстроившись, предъявляли Войтюку выглаженную форму. Придирчиво проверяя подворотнички, он обходил строй замерших в нижнем белье стрелков. Назаров поманил его.

– Слушай, старшина, ты говорил – патронов много. Отсыпь на десяток обойм – ненцу, что меня привез.

– Сейчас сделаем.

Войтюк провел Назарова в каптерку, вскрыл деревянный ящик и отсчитал пять десятков замасленных патронов калибра семь-шестьдесят два.

– Вас ведь Нерчу привез, товарищ капитан? – спросил он, – я его знаю – он в ближайшем стойбище, что на Гусиной Земле, один более-менее по-русски разговаривает. Спирт любит, хотя, они все не дураки выпить. У него как раз винтовка под этот патрон, вот, отдайте.

Войтюк передал ему патроны, завернутые в кусок старой газеты.

Нерчу, готовый к дороге, ждал Назарова за воротами. Увидев патроны, он заулыбался так, что узкие глаза превратились едва различимые щелочки.

– Вот спасибо, Саша! Теперь вижу: ты большой начальник. Однако, поеду, пожалуй.

Они пожали друг другу руки, Нерчу присел на нарты, взмахнул хореем.

– Хо!

Собаки рванули под гору, дружно виляя хвостами. Внизу, в долине, Нерчу оглянулся на ходу, вскинул руку. Назаров помахал в ответ. Сумерки скрыли нарты из глаз и Александр, кивнув в ответ на приветствие часового, вернулся в лагерь.

Александр Васильевич Барченко пришел к нему около одиннадцати часов дня, когда Назаров, повесив ковер на стену и прибравшись в избе, присел перекурить.

– Войдите, – крикнул он в ответ на стук в дверь.

– Позвольте? – Барченко шагнул через порог, снял шапку, – доброе утро, Александр Владимирович. Вы ведь позволите так вас называть?

– Ради бога. Проходите, садитесь. Чаю не желаете? Или, может, спирту?

– Нет уж, увольте, – отказался профессор, вешая телогрейку на гвоздь в стене возле двери, – в такую рань, да еще и спирт? А вот от чаю не откажусь.

– Слушаю вас, профессор, – сказал Назаров, ставя чайник на печку.

– Вы не любите терять время даром. Что ж, похвально. Я подумал, что лучше будет сразу ввести вас в курс происходящего в лагере. Во избежание, так сказать, непонимания процессов, проистекающих здесь.

– Я, приблизительно, представляю…

– Простите, что перебиваю вас. Боюсь, что приблизительного представления будет недостаточно. С вашего позволения, я хотел бы вкратце познакомить вас с обитателями «бестиария». Что вас так удивило, уважаемый Александр Владимирович?

– Я полагал, что «бестиарий» – это неофициальное название, которое в ходу среди курирующих вашу работу органов.

Барченко улыбнулся.

– Здесь вы ошибаетесь. Это название предложил я. Дело в том, что наша работа настолько далека от обычных представлений о природе человека, его предках, о происхождении гомо сапиенс, как вида, об окружающем нас мире, как физическом, так и метафизическом, что слово «бестиарий» наиболее полно отражает суть проводимых нами экспериментов.

– В чем же они заключаются? –

спросил Назаров, разливая по кружкам крепкий чай, – или ваша работа настолько секретна, что даже я не могу знать о ней?

– Нет, дорогой Александр Владимирович, от вас у меня секретов нет, и быть не может. Позже вы поймете, почему, а сейчас я хотел бы кратко охарактеризовать каждого из состава нашей научной группы.

– Сахар?

– Да, пожалуйста.

Назаров расколол сахарную голову на несколько частей рукоятью подаренного Нерчу ножа, разбил их на более мелкие и, сложив сахар в блюдце, присел напротив Барченко.

– Прошу, профессор. Я весь внимание.

Барченко снял очки, тщательно протер их носовым платком, водрузил их на нос и, доброжелательно взглянув на Александра, спросил:

– Скажите, вы ничего необычного не ощутили по прибытии на архипелаг Новая Земля?

– М-м, – Назаров окунул кусочек сахара в чай, откусил, хлебнул из кружки, – пожалуй, да. Было очень необычное природное явление, когда я уже ехал сюда, к лагерю из берегового стойбища.

– Сильнейший буран и вдруг, среди бури, полоса безветрия. Так?

– Как вы узнали? – Назаров застыл с поднятой кружкой, – вы что, общались с Нерчу?

– Нет, я с ним не разговаривал. Дело в том, Александр Владимирович, что наши э-э…, оппоненты, назовем их так, были весьма решительно настроены, чтобы помешать вам прибыть сюда. Мы, со своей стороны, то есть, я и мои товарищи, вмешались, чтобы обеспечить вам безопасное путешествие.

– Вы работаете с погодой? Вы хотите сказать, что умеете управлять такими природными явлениями, как буран?

– И это тоже, хотя, это далеко не все, на что мы способны. Позвольте, я все же дам характеристики моим товарищам, а вопрос, верить моим словам, или нет, целиком оставлю на ваше усмотрение.

– Прошу вас.

– Начну, пожалуй, с себя. Барченко, Александр Васильевич, тезка ваш, как видите. Ну, родился, крестился, учился и так далее, это мы опустим. В настоящее время сотрудник Института изучения мозга и Психической деятельности, рекомендовал меня для работы в институте сам Владимир Михайлович Бехтерев, если вам что-то говорит это имя.

– Да, конечно, – кивнул Назаров, – товарищ Бехтерев – большой ученый.

– Так вот, до тысяча девятьсот тридцать восьмого года я работал вполне официально, проводил опыты, ставил эксперименты в частности, по созданию универсального учения о ритме, применимом к космологии, космогонии, кристаллографии и, наряду с этим, к явлениям общественной жизни. Видимо, в связи с осложнившейся международной обстановкой партия и правительство решили, что продолжать наши исследования, так сказать, в открытую, более не представляется возможным. Кроме того, ряд курирующих наше научное направление людей был изобличен, как участники антисоветских организаций. В результате, наша работа была засекречена, а в прошлом году даже пришлось перенести изыскания вот сюда, на архипелаг Новая Земля. Вот вы говорите: управлять погодой. По сравнению с задачами, над которыми мы здесь трудимся, это все равно, что игра в куличики в детской песочнице. В тонкости я вас посвящать не стану – требуется определенная подготовка, но скажу, что мы надеемся, нет, уверены, что нам удастся изменить не только общественное устройство мирового социума, но и само понятие «цивилизация». Возможно даже, что придется многое начать сначала, пересмотру подвергнутся все основные понятия о строении мира, о возможностях человека…, – профессор перевел дух, отхлебнул остывшего чаю, – простите, кажется, я немного увлекся. В общем, здесь я, скорее, в качестве администратора, комиссара, если хотите. Осуществляю общее руководство и определяю направление изысканий.

Барченко помолчал, собираясь с мыслями. Назаров добавил ему кипятку в кружку и профессор продолжил.

– Итак, мои товарищи: Санджиева Мария. Она из древнейшего рода бурятских шаманов, одним из представителей которого была знаменитая Эхэ-Удаган – мать-шаманка. О ее силе до сих пор ходят легенды среди забайкальских эвенков. По преданию род взял свое начало после э-э…, соития посланного богами орла с бурятской женщиной. Ее сын и стал первым шаманом. По моим сведениям, Санджиева прошла семилетнее посвящение, обязательное для вступающего на путь общения с богами. До конца возможности этой женщины непонятны даже мне, могу лишь сказать, что сила ее воздействия на человеческое сознание, а также на окружающий мир, исключительна…

– Простите, профессор, – перебил Назаров, – знаете, сегодня у меня был довольно необычный сон. Не знаю, как сказать, это довольно личное…

– Голубчик мой, поверите ли вы мне, если я скажу, что знаю о ваших ночных страданиях? Видите ли, Мария – женщина молодая, а вы – мужчина видный, крепкий, решительный. Есть некая методика э-э…, привлечения внимания определенного человека, основанная на проникновении в его сознание определенных образов. Это, так сказать, наведенное сновидение. Методика несложная для того, кто владеет хотя бы основами передачи психической энергии. Шаман, или шаманка, приходила во сне к выбранному человеку в своем собственном виде, либо в виде прекрасной девушки, юноши, совокуплялась с человеком, после чего избранный полностью переходил под власть шаманки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать