Жанры: Боевая Фантастика, Фэнтези » Андрей Николаев, Олег Маркеев » Золотые врата (страница 23)


Михаил убрал со стола объедки, разделал курицу, нарезал хлеб и толкнул инспектора в плечо.

– Ужинать будешь?

Тот, свесив с полки растрепанную голову, ошалело огляделся, потер лицо и, буркнув, что поужинает в ресторане, сполз вниз, натянул кое-как сапоги и ушел

– Нам больше достанется, – прокомментировал Михаил, – прошу. Предупреждаю сразу: я проголодался, так, что не зевайте.

Улыбнувшись, Лада подсела к столу.


За окном сплошная чернота. В свете проносящегося поезда, сразу за насыпью, поблескивала вода. Мимо проносились искры из паровозной трубы. Болотистая равнина отодвинула от железной дороги лес, исчезли деревни, даже полустанки и переезды больше не встречали скорый поезд поднятыми флажками смотрителей и обходчиков. Кривокрасов выбросил папиросу и, захлопнув окно, вернулся в купе. Шамшулов храпел, окончательно упившись коньяком, Лада, отвернувшись к стене и накрыв голову подушкой, тоже, казалось, задремала.

Поворочавшись, Кривокрасов понял, что не заснет, перевернулся на спину и, заложив руки за голову, задумался. Последняя ночь на Большой Земле – так полярные летчики называли все, что лежит южнее побережья Карского, Баренцева, Восточно-Сибирского морей и моря Лаптевых. В других обстоятельствах, возможно, он был бы даже рад побывать на арктических островах. В свое время Кривокрасов тоже отдал дань романтике покорителей русского Севера. Георгий Седов, Руал Амундсен, Фритьоф Нансен… В других обстоятельствах – да, но не так. Не лагерным охранником, хоть и называется это по-другому. Что может его ждать на Новой Земле? Колючая проволока, бараки, населенные отчаявшимися, вымотанными стужей и жизнью людьми. Вьюги, тусклое негреющее солнце, вымороженная пустая земля… Люди? Какие там люди? Местные – ненцы, вроде бы. Бьют морского зверя: моржей, котиков, кого там еще? Черт его знает. Медведи белые, песцы, эти, хомяки… нет, лемминги, кажется. И Северное Сияние. Судя по рассказам летчиков, это что-то необыкновенное, но и сияние надоест, если видеть его каждый день.

Кучеревский сказал, что лагерь необычный. Кривокрасов слышал, что есть так называемые «шарашки», где серьезные ученые, арестованные, как враги народа, работают на оборону страны. Скорее всего, и лагерь на Новой Земле нечто подобное. Что можно там производить, в отрыве от всего мира? Над чем работать в таких нечеловеческих условиях? Необычный лагерь, необычные люди. Лада тоже необычная… Тогда, во время ареста, она назвала его по имени-отчеству, коме того, говорит, что предвидела свой арест именно в тот день. Подготовилась, собрала вещи, простилась с бабкой. Потом, эти ее странные сны с необычными, неземными городами. Эх, надо было подробней расспросить ее об этом. Хотя, что я понял бы? Да ничего! Тут или врач нужен, или священник, а я ни то, ни другое. К врачам, хотя бы обращался, а к

священникам и близко не подходил, поскольку в бога не верю. Нет, был один священник. Осенью его арестовали, встречал я его в управлении. Тоже, странная история: арестовали, а суда, вроде и не было. Никакого. Даже «тройка» не заседала. Говорят, видели его потом на Лубянке, уже не в рясе, а в штатском костюме и, похоже, работал он в каком-то секретном отделе…

Едва слышный щелчок замка на двери купе заставил Кривокрасова насторожиться и приоткрыть глаза. Дверь дрогнула, подалась в сторону. Кто-то стоял там, неразличимый в темноте ночного вагона. Щель стала шире, за дверью обозначился силуэт человека. Кривокрасов напряг мышцы, готовясь к броску. Луна, нащупавшая брешь в задернутых занавесках, узким лучом скользнула в купе, пробежала по столику и тусклым светом отразилась от ствола пистолета, возникшего в проеме. Кривокрасов вырвал из-под головы подушку и, что есть силы швырнув ее в дверь, словно подброшенный пружиной метнулся следом. Сдавленно вскрикнула Лада. Рванув дверь в сторону, Михаил успел перехватить оружие за ствол и резко вывернул его в сторону большого пальца нападавшего. Человек застонал, но успел левой рукой нанести Кривокрасову удар в лицо. Тот потерял ориентировку и, опрокинувшись на спину, влетел в купе. Пистолет брякнулся на пол, искать его в темноте не было времени. Снова оказавшись в коридоре, Михаил успел увидеть спину убегавшего человека. В два прыжка догнав его возле купе проводника, он схватил его за полу плаща. Человек развернулся, занося руку. Кривокрасов резко подался влево, инерция повлекла нападавшего вперед, вслед за пролетевшим мимо цели кулаком и Кривокрасов без замаха ударил его в лицо правой. Мужчина охнул, выбросил ногу, целясь в пах. Михаил отпрянул, выпустив одежду противника, снова бросился вперед, но тут из своего купе, суетливо напяливая на нос очки, выскочил проводник в нижней рубашке. Мужчина с резким выдохом нанес ему удар, проводник коротко вскрикнул, заваливаясь назад. Михаил подхватил его, положил на пол, потеряв драгоценные секунды. Когда он выскочил в тамбур, там уже никого не было. Открытая дверь вагона хлопала, раскачиваясь в такт движению поезда. Ухватившись за поручни, Михаил выглянул наружу. Пахло сгоревшим углем и болотом: ржавой водой, гниющими растениями. Луна освещала болотистую равнину, кое-где поросшую группками чахлых деревьев. Возле полотна никого не было, никто не бежал прочь от железнодорожных путей. Всматриваясь назад, Кривокрасов вроде бы увидел темную фигуру, поднявшуюся с насыпи, но тут поезд стал поворачивать и, показалось ему, или он действительно видел выпрыгнувшего на ходу человека, сказать было трудно.




Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать