Жанры: Боевая Фантастика, Фэнтези » Андрей Николаев, Олег Маркеев » Золотые врата (страница 33)


– Весьма смутно, – признался Видман.

– Так вот, поработаешь с этими картами здесь, у меня. Здесь же составишь план похода, проложишь курс. Кроме тебя никто ничего знать не должен. До всплытия возле Новой Земли. Выход в море завтра в ночь.

– Офицеры все равно поймут, что мы идем в русские воды, – пожал плечами корветен-капитан.

– Так предупреди, чтобы держали язык за зубами. Кто у тебя старпом?

– Эрих Ридмайер.

– Помню его, хороший парень. Или я не прав?

– Нет, надежный офицер. Кто командиры лодок из моей группы?

– Капитан-лейтенанты Розе и Дан. Знаешь их?

– Гюнтера Дана знаю.

– Завтра утром их лодки придут из Киля. Сейчас, – адмирал посмотрел на часы, – они уже должны войти в кильский канал. Обе лодки – «семерки». Приказ о выгрузке торпед передашь отсюда, вот телефон.

– Хотя бы пару оставьте, – угрюмо попросил Видман.

– Две торпеды разрешаю оставить. Две парогазовые – они, все-таки, надежней. Возьмешь еще дополнительный комплект снарядов к орудию и к зенитному автомату. Ну, – адмирал поднялся с кресла, – за работу, мой мальчик.

Он снял с вешалки плащ, надел фуражку.

– Будут вопросы – звони. Зомман знает мой телефон. Он же выдаст тебе карты и, если захочешь, сварит кофе.

– Благодарю, господин адмирал.

Возле двери Дениц задержался.

– Мне и самому это задание не по вкусу – снимать три корабля с боевых операций! А от меня еще требуют перевести десять лодок в Средиземное море, – адмирал помолчал. – И вот еще что, Отто: я хочу, чтобы ты вернулся, – он тяжело посмотрел на Видмана, – слишком много отличных подводников мы потеряли этой весной: Прин, Шепке, Кречмер [9]

– О Прине никаких известий?

– Если бы он попал в плен, англичане раздули бы это дело на весь мир. О Кречмере, во всяком случае, они сообщили сразу. Поэтому, прошу тебя, никаких выходок.

– Я уже не тот, господин адмирал, что был в тридцать девятом.

– Надеюсь. Ты должен вернуться – война предстоит долгая.

* * *

Новая Земля

Солнце коснулось воды, утонуло на четверть, и вновь стало подниматься над горизонтом.

– Как необычно, – сказала Лада, – будто кто-то стукнул мячик о землю, а он спружинил и отскочил.

Они стояли с Назаровым на носу сейнера. Лада была в оленьей дохе, сильный встречный ветер продувал шинель Назарова, он ежился, но не показывал вида, что ему холодно.

Лада взглянула на него.

– Ой, да вы совсем замерзли. Пойдемте в рубку, к Никите Евсеевичу. Он вас чаем угостит, – она лукаво улыбнулась, – марсофлотским.

– А-а, – улыбнулся в ответ Назаров, – он и вам предлагал. Что ж, пойдемте.

Евсеич, выговаривавший за какую-то провинность Вениамину, стоявшему у руля, приветствовал их, словно не видел несколько дней.

– А я смотрю на вас и все думаю: когда ж вы там замерзнете?

– Вот, замерзли.

– Сейчас согреем, – пообещал старик, подмигнув Назарову, – напоследок, так сказать.

– Почему – напоследок?

– Так все, милый, пришли, считай! Вы что ж, крачек, казарок не заметили? Берег близко, товарищи дорогие. Я вас уж поближе доставлю, до места. Вот, высажу вас, а сам в Кармакулы пойду. Так, что, пейте чай, да собирайтесь.

«Самсон» встал на якорь в кабельтове от скалистого берега. Евсеич показал, где легче всего высадиться и приказал спускать шлюпку. Двое матросов сели на весла, Вениамин у руля. Первым по штормтрапу спустился Назаров, принял вещи, чуть не упав в воду под тяжестью кофра, который на талях спустил ему Шамшулов. Затем в шлюпку спрыгнул Кривокрасов, Лада обняла Евсеича. Поцеловала его в щеку. На глазах ее блестели слезы.

– Ну, что ты, дочка, что ты, – приговаривал старик, поглаживая ее по плечу, – и здесь люди живут, и неплохо живут. Приноровиться только надо.

Назаров помог девушке спуститься в шлюпку, усадил на носу. Последним сошел Шамшулов, с явным сожалением покидая борт судна, хотя все плавание из каюты почти не выходил. Матросы оттолкнулись от борта сейнера, весла погрузились в воду. Команда, включая и Гордея Михеевича, стояла возле борта, провожая их.

– Эй, – воскликнул Евсеич, – а вон, вас уже и встречают!

Назаров обернулся к берегу. Почти у кромки воды стояли Барченко, Панкрашин и Боровская. Сергей махал руками, чуть не приплясывая на камнях, Боровская тоже махнула рукой, приветствуя прибывших.

– Это что же, заключенные? – спросил Шамшулов. – Без охраны разгуливают? Странные порядки вы установили здесь, товарищ Назаров.

– Привыкайте, Борис Давидович, – откликнулся Александр, – в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Возле берега матросы налегли на весла и шлюпка выскочила на гальку на треть корпуса.

– Здравствуйте, с приездом, – первым возле нее оказался Панкрашин, – давайте вещи.

Следом не спеша подошли Барченко и Боровская. Профессор устремил такой пристальный взгляд на Ладу, что девушка смутилась.

– Здравствуйте, Лада Алексеевна, – сказал он, подавая ей руку, – как добрались?

– Здравствуйте. Спасибо, – оперевшись на его руку, девушка спрыгнула на берег, – а мы с вами знакомы?

– Заочно, исключительно заочно, дорогая моя. Я – Барченко Александр Васильевич. Боюсь, что вы обо мне не слышали, но я-то вас хорошо знаю.

– Странно.

– Ничего, все объяснится, потерпите немного. Жить вы будете вместе с нашими сотрудницами. Это – Боровская Майя Геннадиевна, прошу познакомиться. Коллектив у нас небольшой, но дружный, смею

надеяться. Впрочем, вскоре мы это будем знать наверное. – Профессор обернулся к Назарову, – Здравствуйте, дорогой мой. Все прошло нормально, как я вижу.

– Почти, – ответил Назаров, – вот, товарищ Кривокрасов, сопровождавший Ладу Алексеевну от Москвы, имел некоторые проблемы в дороге. Я думаю, если вы захотите, он вам после все сообщит. Однако, что ж мы, так и будем здесь стоять?

Попрощавшись с моряками, и помахав наблюдавшим за ними с «Самсона», все двинулись в лагерь. Шамшулов вручил кофр Панкрашину, подхватил вещмешок и, не оглядываясь, пошел вперед. Последними шли Лада под руку с Боровской.


Покатый берег, по которому они шагали, постепенно поднимался. Окружающие скалы стиснули его, оставив проход в несколько метров шириной. Лада, как зачарованная смотрела на множество птиц, гнездившихся на скалах и парящих над ними.

– Летом, говорят, здесь бывает удивительно красиво, – сказала Боровская, заметив ее восторг. – Нам довелось пока увидеть только местную зиму. Если бы не Северные сияния, скрашивающие полярную ночь, можно было бы подумать, что именно здесь находится подземное царство. Некоторые философы считают, что именно здесь находится вход в иной мир.

– Ох, Майя Геннадиевна, я даже не знаю, верить ли в бога – слишком уж многие испытания послал он на нашу землю, а в иной мир поверить еще сложнее.

Боровская улыбнулась, похлопала девушку по руке.

– К вопросам веры мы еще вернемся. А вот, кстати, и наша обитель.

Лада остановилась, глаза ее приобрели задумчивое выражение. Перед ними лежала равнина, обрамленная невысокими холмами со скальными выходами. Снег кое-где растаял и в проплешинах виднелась чахлая прошлогодняя трава, почти скрытая водой. Лагерь лежал в низине. Лада смотрела на окруженное колючей проволокой пространство с несколькими бараками, вышкой часового и взгляд ее тускнел, лицо становилось грустным и растерянным – все-таки она не так представляла себе место своей ссылки. Безысходностью и одиночеством веяло от этого пустынного места, затерянного на краю земли. От невольно возникшего озноба она поежилась. Боровская заметила ее состояние.

– Ну-ну, девочка. Не все так плохо. Конечно, привыкнуть непросто. Ты так смотришь, будто считаешь, что твоя жизнь закончилась, и осталось только лечь, да и помереть от тоски. Поверь, именно сейчас твоя жизнь изменится. Во-он, видишь, там мы живем, – Боровская показала на барак, над которым из трубы поднимался дымок, – я и еще две женщины – Мария и Серафима Григорьевна. Они уже и воду согрели. Ополоснешься с дороги, отдохнешь. И вот еще что: я, как врач, отвечаю за здоровье каждого обитателя лагеря. Сама понимаешь, возможности мои здесь весьма ограничены, но уж медосмотр мы проведем обязательно. Все-таки – перемена климата, непривычная пища, вода.

– Я здорова, – тихо сказала Лада, – но если так нужно…

– Вот и славно, – одобрила Боровская.

– Скажите, а товарищ Назаров старший в лагере?

– Да, голубушка. Александр Владимирович – комендант. Надо сказать, весьма приятный молодой человек. Мы же не просто так здесь живем – мы здесь работаем. Да-да, и вы примете в этом участие. А Александр Владимирович обеспечивает нам, как бы это сказать, спокойное существование. Надо признать, прежний начальник лагеря пытался поставить нас в довольно жесткие условия.

– А профессор Барченко?

– Профессор осуществляет общее руководство работами, но давайте поговорим об этом после. Я уверена, профессор захочет лично ввести вас в курс дела.

Шамшулов первым вошел в ворота, скривившись, посмотрел на прислонившегося к стене будки часового.

– Как стоите, товарищ стрелок? Вы на посту, или в клубе на танцах?

Часовой заморгал глазами, вытянулся, поправил винтовку на плече.

– Так точно, товарищ …

Шамшулов с некоторой брезгливостью смотрел, как солдат шевелит губами, пытаясь определить звание строгого начальника по знакам в петлицах.

– Старший инспектор, товарищ стрелок, – подсказал Шамшулов, не дождавшись продолжения. Повернувшись спиной к часовому, он оглядел лагерь, – бардак!

– Вам что-то не нравится, Борис Давидович? – спросил подошедший Назаров.

– Это что, охрана лагеря? – кивнул за спину Шамшулов, – хорошо еще, что семечки на посту не лузгает.

– Да, – согласился Назаров, – некоторое послабление режима караульной службы имеет место быть. Примите во внимание специфику местных условий, товарищ старший инспектор.

– Специфика не при чем, – отрезал Шамшулов, – сеть утвержденные Управление Лагерей нормы, и устав …

– Я советую вам забыть на время ваш опыт, – холодно сказал Назаров, – и прошу запомнить: здесь порядки устанавливаю я, а если вам что-то не нравится – в Малых Кармакулах есть связь с Большой Землей. Ваше право и, как я понимаю, обязанность, докладывать о положении дел в лагере, минуя коменданта. То есть меня.

– Уж будьте спокойны, на этот счет у меня четкие инструкции. Где я буду жить?

– Вот свободный барак, располагайтесь. Я живу вот в том доме.

Шамшулов дал знак Панкрашину, несшему его вещи, следовать за собой и направился к бараку.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать