Жанры: Боевая Фантастика, Фэнтези » Андрей Николаев, Олег Маркеев » Золотые врата (страница 43)


Глава 18

Вильгельмсхафен – Нордкап

Северное море лодки прошли относительно спокойно – всего лишь три раза пришлось играть «срочное погружение», чтобы спрятаться от английских самолетов. Лодки проваливались в глубину, экипаж чутко прислушивался – не раздадутся ли взрывы на поверхности означающие, что лодку засекли, но все обходилось спокойно. Через некоторое время Видман по гидрофону передавал на другие лодки разрешение на всплытие и сам поднимался на мостик. Свежий воздух пьянил голову после вони лодочных отсеков. Только спускаясь в центральный пост с мостика лодки, можно оценить преимущества работы сигнальщика, или вахтенного, находящихся наверху. Запахи солярки, потных тел, хлора, подгнивающей пищи создавали в лодке такой аромат, что непривычного человека начинало тошнить. На поверхности шел дождь, Видман застегнул прорезиненный плащ под горло. Лодка ныряла в волнах тяжело, будто раненный дельфин. Волны разбивались о форштевень, катились по палубе и ударяли в рубку, окатывая всех находящихся в ней солеными брызгами.

– Видно что-нибудь? – спросил Видман у вахтенного.

– Справа за кормой, пятнадцать градусов, U-47. С нее только что передали, что у них все в порядке. Лодку капитан-лейтенанта Розе ни видно.

– Хорошо, – кивнул Видман, – внимательнее за небом.

– Есть.

Видман поднес к глазам бинокль, направив его на лодку Дана. U-47 то почти совсем скрывалась в волнах, и над водой торчала только рубка, то выныривала на несколько мгновений, обнажая крышки торпедных аппаратов. Замигал прожектор. Видман прочитал сообщение и усмехнулся – Дан жаловался, что утопил зажигалку и теперь, чтобы прикурить, приходится спускаться в центральный пост и просить огонька у старпома.

– Сигнальщик, передайте на сорок седьмую: немедленно прекратить демаскировать корабль.

Сигнальщик застучал шторками прожектора.

Кто-то торопливо поднимался из центрального поста, Видман посторонился. Из люка показалось довольное лицо Ридмайера.

– Только что передали по радио: в Датском проливе «Принц Ойген» и «Бисмарк» вступили в бой с английской эскадрой. Англичане потеряли линкор «Худ» – «Бисмарк» потопил его первым залпом, «Принс оф Уэльс» получил повреждения и оставил поле боя.

– И чему ты радуешься? – Видман скептически поджал губы.

– Если «Бисмарк» и «Ойген» прорвутся в Атлантику, они просто разметут все английские конвои, а нам будет куда как проще – англичане бросят на них все силы.

– «Хоум Флит» не допустит прорыва, попомни мои слова, Эрих. Дай бог, чтобы наши «утюги» успели вернуться если не в Готенхафен, то хотя бы в Брест.

– У тебя просто плохое настроение, – махнул рукой Ридмайер, – давай, сменю?

Видман спустился в центральный пост, окунувшись в удушливую влажную атмосферу лодки. Свободные от вахты дремали в койках, кто-то читал при свете тусклых ламп. Он давно перестал слышать постоянный шум, издаваемый бесчисленными механизмами корабля – по сути, подводная лодка представляла собой плавающий мини-завод со своей электростанцией, кое-каким оборудованием для ремонта, но, все же главной задачей ее было уничтожение боевых и вспомогательных кораблей противника. Может, именно поэтому Видману так не нравился этот поход.

Норвежское море встретило лодки ясной погодой. Лодки шли в кильватере на перископной глубине, когда акустик попросил Видмана подойти к нему.

– Что-то странное происходит с одной из лодок, господин корветен-капитан.

– Что именно?

– Лодка быстро погружается.

– На какой они сейчас глубине?

– Около ста метров и продолжают погружение.

– Попробуй вызвать по гидрофону, – приказал Видман.

– Один момент! Продувают цистерны, аварийное всплытие.

Видман вернулся в центральный пост, приказал поднять перископ. Через несколько минут он увидел, как лодка Гюнтера Дана выскочила из воды почти на полкорпуса и закачалась с борта на борт. Видман выругался – до берегов Норвегии было немногим больше десяти миль, а погода – лучше не придумаешь для самолетов-разведчиков.

– Всплываем, – скомандовал он.

По узкому трапу он поднялся к рубочному люку. Снизу его поджимали сигнальщик и вахтенный. Лодка всплыла, Видман отдраил люк и выскочил наверх. U-47 малым ходом приблизилась, и застопорила метрах в тридцати. Дан стоял на мостике без фуражки, сжимая в зубах свой вечный мундштук.

– В чем дело? – рявкнул в мегафон Видман.

– Рулевой спятил, – прикурив, флегматично ответил Дан, – переложил рули на погружение. Еле оттащили. Кричал, что хочет покоя и только там, на дне может его найти. Связали, вкололи успокоительное.

– Он что, новенький у тебя?

– Пятый поход, хороший моряк был. – Дан посмотрел за корму, – Смотри, похоже Розе разрешил команде принимать морские ванны.

Видман оглянулся и не поверил глазам – с лодки капитан-лейтенанта Розе кто-то прыгнул в море с козырька рубки и теперь размашисто плыл прочь от корабля. Вслед ему что-то кричали, кто-то, похоже, собирался прыгнуть следом, но его оттащили от борта.

– Задний ход, – скомандовал Видман.

U-61, подрабатывая дизелями, разворачивалась в сторону плывущего от нее человека. Тот оглянулся, словно проверяя, нет ли погони, и ушел под воду. Видман, затаив дыхание, обшаривал море в бинокль, ожидая, где вынырнет голова беглеца. На поверхности так никто и не появился.

Лодки поравнялись.

– Кто это был? – спросил в мегафон Видман.

– Сигнальщик, – невнятно ответил Розе, прижимая ко рту платок, – сначала просил, чтобы

его выпустили через торпедный аппарат. Тишины хотел, покоя. Потом, вроде, успокоился, а когда всплыли, раскидал всех в центральном посту и прыгнул в море.

– Коллективное помешательство? – спросил появившийся на мостике Ридмайер.

– На двух разных кораблях? С одними и теми же симптомами? – Видман помолчал, еще раз оглядел море, – после разберемся. Сколько до точки рандеву?

– Около двухсот миль.

Видман поднял мегафон.

– Внимание, следуем прежним курсом на перископной глубине. Все вниз, срочное погружение.

Ночью всплывали заряжать аккумуляторы, к исходу вторых суток после инцидента вышли на траверз Нордкапа, и акустик доложил, что слышит шум винтов.

– Слева пятнадцать, похоже, транспорт. Идет малым ходом.

Видман приник к перископу. Видимость была не десяти кабельтовых – над морем низко висели тяжелые тучи, дул норд-ост, силой около пяти баллов. Танкер под шведским флагом двигался на пересечку курса.

– Всплываем. Передать на лодки Дана и Розе: пусть держатся на перископной глубине. Если это наш визави – я заправляюсь первым, затем Розе, последним – Дан.

На танкере, увидев всплывающую подлодку, застопорили ход. Замигал синеватый сигнальный прожектор.

– Наши, – кивнул Видман, опуская бинокль, – Эрих, подводи лодку поближе, будем принимать горючее.

Он спустился в центральный пост, прошел по отсекам. Матросы, предупрежденные в день выхода в море о переходе на другое судно, собирали вещи. Остающиеся провожали их тоскливыми взглядами – теперь предстояло вести вахты почти без подмены. Радист в наушниках что-то ловил в эфире.

Капитан танкера оказался отличным моряком – развернув корабль, он прикрыл лодку бортом от ветра и волн. С танкера уже спускали две шлюпки. Ридмайер руководил приемом топлива. Отправив шлюпки почти с половиной экипажа на танкер, Видман взял мегафон.

– Двадцать человек и командир десанта. Остальные – на другие лодки.

Солдаты в серо-зеленой форме сноровисто спускались в шлюпки по талям, и Видман одобрительно кивнул – ловкие ребята.

Шлюпки ткнулись в борт, первым на палубу перепрыгнул высокий офицер с ранцем за спиной и автоматом через плечо.

– Командир десанта, майор Нойберг, – на мгновение приложив руку к кепи с эмблемой в виде белого цветка, представился он.

– Корветен-капитан Видман. Сколько всего человек?

– Пятьдесят два.

– Так, с вами двадцать, на U-61 пятнадцать человек, на U-47 – семнадцать. Направляйте людей вниз, их разместят. А это еще кто? – Видман с недоумением смотрел, как из шлюпки неуклюже выбираются двое мужчин. Один коротышка в толстых очках и бородатый молодой человек.

Форма висела на них мешками и они были явно не из состава элитных спецчастей.

– О-о, – протянул Нойберг, – это очень важные ученые господа. Мне сказали, что я могу положить весь десант, включая и себя лично, но они должны остаться в живых. Сотрудники какого-то секретного института. Кстати, еще двое пойдут на других лодках.

Видман скептически смотрел, как «важные господа», поддерживаемые под руки, ковыляют по палубе.

– Ладно, мое дело – доставить вас на место.

– И поддержать огнем, – добавил майор, – до непосредственной высадки на берег десант весьма уязвим.

– Что смогу, сделаю, – сухо сказал Видман.

Лодка приняла десант и, уступив место U-61, погрузилась. Нойберг с интересом оглядывал тесное помещение центрального поста.

– Тесновато у вас, Видман. Скажите, здесь всегда такой запах.

– О-о, господин майор, сейчас еще свежо, как в сосновом бору после дождя!

– Н-да, – поежился майор. – Вы не могли бы показать мне вши карты?

– Пожалуйста, – Видман расстелил на штурманском столике карту с маршрутом.

Нойберг достал из ранца планшет, вынул из него несколько снимков.

– Это фотографии побережья, сделанные нашими самолетами. Давайте сверим курс, исходя из конечного маршрута.

Видман склонился над фотографиями. На снимках были отчетливо видны здания в нескольких десятков метров от берега.

– Вот наша цель, – Нойберг ткнул пальцем в карту, – засекреченный лагерь русских. Готовят то ли новое оружие, то ли проводят какие-то научные опыты. Больше меня знают эти господа, – он кивнул в сторону жилых отсеков, куда проводили толстяка и бородатого парня. – Ваша задача подойти как можно ближе к берегу и поддержать высадку огнем, если понадобится.

– Глубины известны?

– Нет.

– Плохо. Не хватало сесть на камни у русских берегов.

– На войне без риска не бывает, господин корветен-капитан.

– Но войны с русскими еще нет.

– Поверьте, это дело недалекого будущего.

– Даже так?

К Видману подошел радист, протянул листок бумаги.

– Передали по УКВ с U-61.

Видман пробежал глазами по листку, передал его майору.

– Вы что-нибудь понимаете?

– На лодке обнаружена психоэнергетическая аномалия, проверьте ваш корабль. Вассерман, – прочитал вслух Нойберг.

– Кто это – Вассерман? И что такое «психоэнергетическая аномалия»?

– Я знаю не больше вашего. Вассерман – один из ученых. Что ж, пойду, позову пассажиров.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать