Жанры: Боевая Фантастика, Фэнтези » Андрей Николаев, Олег Маркеев » Золотые врата (страница 47)


– Что вас так заинтересовало, Александр Васильевич, – спросил он.

– Видите ли, боюсь, Мария Санджиева кое-что не договорила, когда я с ней беседовал, перед отправкой сюда, в лагерь. Выбора у нее не было – десять лет, без права переписки, думаю, вы знаете, что это такое. Или сюда, работать под моим руководством.

– Она не та, за кого себя выдает? – насторожился Назаров.

– Она сказала мне часть правды, теперь, после рассказа товарища Кривокрасова, я узнал то, о чем она умолчала.

– Так поделитесь.

Барченко нахмурился, надел очки и тяжело вздохнул.

– Я не уверен, что эти знания вам пригодятся, более того, я не уверен, что вы, как атеист, сможете их оценить. Тем более, что я догадываюсь о вашем скептическом отношении к нашей работе. Но, если вы настаиваете, я попробую.

– Профессор, поставьте себя на мое место. Я обязан обеспечить вашу безопасность и вдруг я узнаю, что один из ваших сотрудников не тот, за кого себя выдает! Что прикажете делать?

– Ничего, абсолютно ничего. Единственно, что я вас попрошу: постарайтесь не обижать Марию Санджиеву, а теперь, – он посмотрел в сторону только что вошедшего в казарму Кривокрасова, – а теперь и Николая Терентьевича тоже. Его в особенности.

Назаров усмехнулся.

– Загадками говорить изволите, товарищ профессор.

– А вот послушайте, товарищ Назаров: Мария Санджиева – бурятка, с несомненной примесью славянской крови. Мне она рассказала, что происходит из древнего рода шаманов и, проведя некоторые тесты, я в этом убедился. Но, – профессор поднял палец, – я никогда не слышал, чтобы шаман мог так мгновенно воздействовать на человеческий организм. Лишь в одном древнем манускрипте, который я имел счастье изучать, есть упоминание о чем-то подобном. По легенде, супруга бога Ямы, владыки царства мертвых, имеет возможность мгновенно старить человеческий организм, доводя его до состояния разложения в считанные мгновения. Ее имя «Максарма» переводится, как «наделенная огромным войском мертвых». Видимо, войско это состоит из поверженных врагов. Я понимаю, что звучит это дико, но исключать такую возможность нельзя: жена могущественнейшего из бурятских богов Ямы, Максарма – Мария Санджиева!

Глава 20

Под зазеленевшей травой на глубине нескольких десятков сантиметров была мерзлая земля, и Кривокрасов похвалил себя, что заставил одного из бойцов взять кирку. Пока стрелки долбили вечную мерзлоту, Кривокрасов обыскал убитых, забрал карту, оружие: пистолеты и ножи; рацию. Парашютистов завернули в плащ-палатки, забросали мерзлыми комьями, заложили дерном. Бойцы притоптали дерн, один покачал головой.

– Все равно зверь доберется. Разроют и объедят.

Михаил оставил одного стрелка на вершине сопки – наблюдать, не появятся ли еще гости, пообещав сменить через два часа.

В лагере поднялась непривычная суета: бойцы проверяли винтовки, открывали ящики с патронами. Назаров проинструктировал первую смену стрелков и Войтюк развел их по секретам, намеченных в скалах над морем. При появлении любого судна, вплоть до «Самсона», одному велено было бежать в лагерь – поднимать тревогу, другому продолжать наблюдение.

Кривокрасов позвал Назарова, разложил в избе на столе захваченное у парашютистов имущество. Шамшулов увязался за ними.

– Неплохо подготовились, – сказал Назаров, перебирая разложенные вещи – сухие пайки на пять суток, капканы из тонкой стальной проволоки, компасы. Переломив ракетницу, заглянул в ствол, – может, в секреты дать? Хотя нет, не стоит – с моря могут заметить ракету.

Осмотрев рацию пожалел было, что отослал Собачникова в Малые Кармакулы с донесением – можно было предупредить по рации, но потом вспомнил, что не знает часы выхода радиста в эфир и волну, на которой тот работает.

– Я могу попробовать связаться с поселком, – предложил Шамшулов, – радиодело я знаю неплохо, попробую вызвать на связь радиста из Кармакул.

– Хорошо, – кивнул Назаров, – только осторожнее, Борис Давидович. Здесь, – он указал на рацию, – должны быть фиксированные частоты для связи с подлодками. Если они перехватят ваше сообщение…

– Понятно, – проворчал Шамшулов, – ладно вам, не мальчик я, в самом-то деле.

Упаковав рацию, он понес ее в свой барак.

Бельский предложил разработать план отхода из лагеря, в случае реальной угрозы захвата сотрудников «бестиария» десантом и Назаров отправил с ним двух бойцов наметить пути следования. Решили отступать в глубь острова, в сопки, по возможности сдерживая десант подвижными арьергардными группами.

Барченко, отозвав Назарова в сторону, подвел к нему Данилова. Выслушав профессора, Назаров недоверчиво покачал головой.

– Что ж, если это возможно – буду только рад такой помощи. Правда, боюсь, что при наличии точных карт непогода им не помешает.

– Давайте использовать все средства, которые находятся в нашем распоряжении, – сказал профессор, – через трое суток будет понятно, насколько удачно проходит наш эксперимент. Столько времени вы мне можете гарантировать?

– Не уверен.

– Вот, то– то и оно! – он обернулся к Данилову, – так, что, Илья, постарайся показать все, на что способен.

Лопарь оглядел чистое небо, кивнул. Взгляд у него был, как всегда, меланхоличен, прозрачные глаза были безмятежны, будто он вообще не понимал, о чем речь.

– Вы сказали, три дня и они придут? – обратился он к Барченко.

– Да, дорогой мой, не позже.

– Тогда я начну сейчас. Мне понадобится время на подготовку.

– Тебе виднее, дорогой мой, действуй.

Межевой, сидя на бревне возле барака, безмятежно покуривал самокрутку, с усмешечкой наблюдая за царившей суетой. Кривокрасов поманил его к себе.

– Ты чего расселся, Иван?

– А чего бегать без толку, Михаил Терентьевич? – резонно возразил Межевой. – Я бы, правду сказать, прямо сейчас оторвался. Ну, может не сейчас, а к вечеру точно. Сами посудите: ну кому воевать? Вертухаи наши разбегутся при первом шухере, товарищ Назаров, конечно, авторитетный мужчина, да и вы человек серьезный. Ну, может быть, поляк этот, старшина, опять таки, но и все! Верно говорю, Михаил Терентьевич: кишку набить под завязку, шамовки набрать впрок и в тундру. Пересидим, на крайняк – на Белушью Губу подадимся, или поодиночке растасуемся – поди, сыщи нас. Профессор парит – дело надо делать, а мне моя жизнь дороже.

Кривокрасов молча смотрел на него с таким видом, словно только сейчас разглядел, кто перед ним.

– Извиняйте, Михаил Терентьевич, – развел руками Межевой, – сказал вам, как на сердце лежит.

– Можно тебя, конечно, под замок посадить, – задумчиво сказал Михаил, –

только на хрена ты такой нужен, Ваня. Ладно, живи, как знаешь, смотреть я за тобой не буду, – он повернулся и зашагал к Назарову.

Межевой заплевал самокрутку, скривившись, посмотрел ему вслед и, махнув рукой, ушел в барак.


Шамшулов пристроил рацию на столе возле печки. В бараке было пусто, если не считать мешков с картошкой, горохом, пакетов муки, сложенных возле дальней стены. Запах стоял, как в овощехранилище, но старший инспектор уже притерпелся. Ничего, товарищ Назаров, вспомним в свое время, как поселили на складе, сразу все вспомним.

Он откинул крышку радиостанции, присел на табуретку и почесал затылок, читая немецкие буквы.

– Телефункен… Эх, Европа, все у вас не по-людски, – он пощелкал тумблерами. Панель осветилась, – ага, ясно.

Устройство рации постепенно становилось понятным – примерно то же самое, чему учили в три последних дня перед выездом на Новую Землю. Отыскав гнездо, он надел наушники. Треск, шипение. Повращал верньер – никакого эффекта.

– А причина? – Шамшулов приподнял ящик рации, потряс его, – черт, что еще такое?

Закурив, посидел, задумчиво уставившись на аппарат, затем повернул его к себе задней стороной, подцепил пальцами крышку внизу корпуса. Угу, вот в чем дело! Век живи – век учись. Он достал проволочную антенну, размотал. Повыше ее. Шамшулов просунул кончик проволоки в щель в окне, выбежал на улицу.

Войтюк вел группу солдат – судя по всему менять посты на скалах над морем, Барченко, Боровская и Гагуа что-то горячо обсуждали возле своего барака.

Шамшулов нашел камень, длинной с палец, обмотал его проволокой и забросил на крышу барака. Пойдет!

Вернувшись к рации, включил ее и осторожно начал вращать верньер. Есть! В наушниках послышалась чужая речь, музыка. Старший инспектор взглянул на часы – через полтора часа у радиста из Малых Кармакул связь с Большой Землей. За полчаса до этого он включит радиостанцию, настроится. Вот тогда мы его и отловим. Шамшулов потер руки: ну, товарищи коменданты-заключенные, посмотрим, как вы запоете, когда сюда прибудут части НКВД. И с десантом разберутся, и здесь порядок наладят.

* * *

Москва

Комиссар Государственной безопасности третьего ранга снял очки и устало потер переносицу. Проблемы накладывались одна на другую: утром позвонил Николай Андреевич и, вроде в шутку, пожаловался, что потерял связь с «бестиарием». Понять его тон можно – всегда показывал свое превосходство и тут, на тебе, такой афронт: дела на архипелаге выходят из-под контроля. Комиссар пообещал, что задействует все средства, чтобы выяснить положение, однако что-либо предпринимать не спешил – пусть Николай Андреевич почувствует, что и он может стать зависим от обстоятельств, и тут эта радиограмма. Комиссар покосился на листок с текстом. Прозевали, прошляпили. Агентура в Германии ни полслова не передала о предстоящем десанте. Впрочем, это объяснимо – в институт «Аненербе» внедрить никого не удалось, а ясновидящая, что действует в группе Шульце-Бойзена, скорее всего, просто экзальтированная особа, чем специалист по психоэнергетике.

Однако, звонить Смирнову придется. Комиссар тяжело вздохнул, снял телефонную трубку, приказал соединить с пятым отделом. Трубку долго не брали, голос Николая Андреевича комиссар узнал сразу, вспомнил его пронизывающие глаза и поморщился.

– Николай Андреевич, добрый вечер. Боюсь, у меня для вас неприятные новости.

– Насколько неприятные?

– Настолько, что не хотелось бы обсуждать их по телефону.

– Хорошо, – помолчав, сказал собеседник, – через полчаса буду у вас.

– Жду, – комиссар аккуратно положил трубку и задумался.

Разговор предстоял непростой – охрана «бестиария» была возложена на комиссара, и, по идее, он должен был предусмотреть возможность диверсии против лагеря.

Между двух кресел был сервирован столик: чай, нарезанный лимон на тарелочке, сахарница, грузинский коньяк и две рюмки. Пригласив гостя присаживаться, комиссар приподнял бутылку, вопросительно взглянув на него.

– Нет, благодарю вас, – отказался тот, – приступим к делу – вы меня заинтриговали, товарищ комиссар.

– Ну что ж. К делу, так к делу. Я получил радиограмму с Новой Земли, – начал комиссар, отхлебнув чай, …

– От Бориса Давидовича?

Комиссар поперхнулся.

– Помилуйте, неужели вы думали, что он останется вне моего поля зрения? – Смирнов опустил в чай ломтик лимона.

– Гм…, ну что ж, тем лучше. Радиосвязь с архипелагом есть, вернее, была, не знаю, как сейчас. Шамшулов доложил, что в «бестиарии» прошло совещание, на котором Барченко объявил, что против лагеря готовится диверсия – немецкий десант.

Смирнов кивнул.

– Понятно, почему я не смог наладить контакта – «Аненербе» блокировал Новую Землю. Продолжайте.

– Вот, собственно, все, что я хотел донести до вас, Николай Андреевич.

– Силы десанта и задачи известны?

– Численность около пятидесяти человек, видимо, с поддержкой психоэнергетиков, как на месте, так и непосредственно из института «Аненербе». К настоящему моменту уже была стычка с двумя парашютистами. Захватить живыми не удалось. Задачи, по предположению Барченко такие – захватить сотрудников «бестиария», возможно уничтожить.

Николай Андреевич задумчиво помешал ложечкой в стакане, быстро взглянул на комиссара.

– Вы тоже так полагаете?

– Исходя из того, что мне известно о задачах сотрудников спецлагеря, думаю, что это вполне возможно.

Смирнов откинулся в кресле, прикрыл глаза. Комиссар покосился на него, налил себе коньяк, выпил и, сморщившись, высосал дольку лимона. Молчание затягивалось. Наконец Николай Андреевич глубоко вздохнул, видимо приняв какое-то решение.

– Какие есть данные о местонахождении Виллигута, фон Либенфельса, профессора Хильшера, Вольфрама Зиверса и, пожалуй, Гиммлера?

– Так сразу я не могу ответить, – пожал плечами комиссар.

– Я не требую срочного ответа, – улыбнулся Смирнов, – десять-пятнадцать минут я вполне могу подождать, – внезапно взгляд его сделался пронизывающим, жестким и комиссар почувствовал, как кровь отхлынула от лица, – постарайтесь уложиться в это время.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать