Жанр: Разное » Борис Иванов, Юрий Щербатых » Души Рыжих (страница 38)


– Еще раз опишите, – попросил Кай дока Сандерса, – в каком состоянии вы обнаружили э-э… покойную мисс Ульцер?

– В самом ужасном – ей на голову был натянут пластиковый пакет. Упаковка – не помню из-под чего… – начальник спасателей передернул плечами. – Лицо – черное, как… Ни пульса, никаких рефлексов, естественно… Полное окоченение… Она была мертва уже несколько часов… При этом дверь – заперта изнутри…

– Ну – с замками Боров фокусничать горазд!.. – заверил аудиторию Чики. – Не сомневайтесь…

– Что-то уж очень ты в этом уверен… – проворчал Русти.

– Тут у меня алиби – лучше некуда! – взметнулся Чикидара. – Сам с меня глаз не спускал… Разве что отлучился мадам придушить…

– Ты думай, что говоришь!.. – подскочил на сиденье уязвленный боцман.

– Как я понимаю, – Колдун не без удовольствия откинулся в кресле, – фактически никто, кроме нашего капитана, не имеет твердого алиби… Если, конечно, считать, что любой из нас может запросто проходить через запертые гермодвери…

– Если не все, то некоторые… – мрачно заметила миссис Шарбогард. – Я имею в виду разных фокусников… И еще – лиц, имеющих запасные ключи от помещений судна.

– Господа, – Федеральный Следователь резко откашлялся, – наш разговор непродуктивен. Разрешите мне действовать так, как это принято в подобных случаях у гм… специалистов…

Даже в этой ситуации у Кая слишком сильно было сдерживающее начало, не устававшее напоминать ему, что профессионалом своего дела является разве что Всемогущий, а все прочие – какую бы категорию им ни присвоила Квалификационная Комиссия – больше чем на «любителей со стажем» не тянут.

Тем не менее его реплика произвела надлежащее действие, и в помещении воцарилось всеобщее напряженное внимание, острием своим устремленное к его – Федерального Следователя – устам, из которых должна была незамедлительно исторгнуться истина в своей конечной инстанции.

Истину в конечной инстанции Кай провозглашать не стал. Это было вообще не в его правилах – покушаться на прерогативы Господа Бога. Он просто попросил на четверть часа – не более – оставить его наедине с профессором Сандерсом.

* * *

Убедившись, что они остались одни, Кай молча двинул по столу к своему собеседнику неопрятную пачку сколотых листков распечатки, самим этим собеседником и принесенную, собственно говоря, из его довольно поспешного странствия.

– Мне не очень хочется ставить под сомнение репутацию э-э… покойной… – начал Федеральный Следователь после короткой паузы. – Тем более над, так сказать, открытой могилой… Но нам не дано времени на…

– На глупые сантименты. Со мной вам не стоит миндальничать! – Док Сандерс решительно выпрямился в кресле. – Если вы хотите сказать, что в отношении мисс Ульцер у вас есть определенные подозрения, то я не стану закатывать по этому поводу истерику…

– Ну что ж – без сантиментов так без сантиментов… – Кай с некоторым облегчением перешел на чуть более живой тон. – Первое… – он снова тронул сколотые листки – Вас весьма удивили результаты анализа крови вашего покорного слуги и м-м… ныне покойной мисс Ульцер – те, что вы взяли у нас сразу после э-э…

– После того, как вы очухались от кофейка, который, как выяснилось, заваривал вовсе не кэп Чикидара и не мистер Раусхорн… Кстати, покуда вы отлавливали наших беглых друзей, я позволил себе потратить немного времени на то, чтобы разобраться с происхождением отравы, – уведомил Федерального Следователя Сандерс. – Как вы правильно заметили, кроме личных запасов капитана, другого источника натурального кофе на борту «Леди» не было. Его апартаменты мы в первые сутки пребывания на корабле использовали попросту как чулан. Потом придется принести извинения господину Чикидаре… В том числе и за пропажу пары пакетов его любимой «Арабики»… Хотя ситуация глупейшая: приносить извинения соучастнику пиратского нападения по случаю несанкционированной траты его питья… Тем не менее в ближайшее время нам с вами придется провести воспитательную работу в нашем, так сказать, коллективе. Для вас, я думаю, не секрет то, что в нем разгулялась м-м… клептомания…

– Так, значит, дурацкий кофе присвоила миссис Эльза… – судя по тону, каким это было сказано, для Кая услышанное не было такой уж неожиданностью.

– Но из этого не следует, что она и контейнеры с антиплазмой решила приобщить к мелким сувенирам, до которых вдруг стала такой охотницей… Клептомания у нее не сопровождается обострением скупости, так что своим трофеем она щедро поделилась с единственным ценителем натуральных продуктов в нашем экипаже – с мисс Ульцер… Другие следы, мистер Санди, также замыкаются на покойную… В той пробе, что я взял у мисс сразу после столь неожиданного э-э… пробуждения, конечно, содержались производные барбитуровой кислоты – из набора, которым укомплектован медблок «Леди», – точно так же, как в тех пробах, что были взяты у вас. Но вот продуктов разрушения этой гадости… У вас они представлены в полном наборе, а у мисс их почти не было. Она глотнула препарат много позже, чем вы… Под самое утро, скорее всего – перед тем, как поднять тревогу… Я не присутствовал при том, как вы разливали кофе по чашкам, но…

– Во всяком случае, я не держал действия мисс под наблюдением… – Кай пожал плечами. – Вы хотите добавить что-то к тому, что уже сказали?

– По-моему, теперь – ваша очередь, Следователь…

– Ну что ж, начну с того, что более актуально… Но закончить мне придется весьма сложным м-м… умозаключением. Уж простите – ситуация, в которой мы находимся,

не из простых…

– Ну – начнем с того, что вам кажется попроще…

– Тогда ответьте мне – вы верите, что Генриетта Ульцер была агентом Мафии?

– Если бы могли отыскаться иные объяснения – я, не глядя, принял бы любое из них… Я охотнее поверю, что мисс попросту спятила от всего происшедшего… Но это требование выкупа… Все это просто не укладывается в какую-нибудь разумную картину…

– Второй вопрос – могла ли мисс Ульцер в одиночку управиться с погрузкой, разгрузкой, трудами по укрыванию или маскировке довольно тяжелых и громоздких контейнеров с антиплазмой? И еще – потом пешком добраться до «Леди», за каким-то чертом оставив транспортную платформу «гулять» по местности?

– Погрузку контейнеров при наличии автомата-манипулятора мог бы выполнить и ребенок… Но автомат намертво смонтирован на корабле. На платформе его нет… Максимум, на что способна была мисс в одиночку – это сбросить контейнеры на грунт в каком-нибудь укромном месте. И – потратив много часов и в кровь сбив руки – засыпать их песком, что ли… Тут что-то не так… Не верится, что мисс всю ночь вкалывала землекопом… M-м… Вы уверены, что доктор Маддер?..

– Боюсь, что у доктора – надежное алиби на большую часть ночи… Сандерс потер лоб.

– Да, контейнеры было бы легко засечь по СВЧ-излучению…

– По крайней мере, если покойной не было известно какое-нибудь место, где такой «сигналящий» груз можно было бы надежно укрыть… Предполагать у нее такие знания о Брошенной – трудно… – Кай внимательно посмотрел на собеседника. – Мне кажется, что контейнеры находятся там, где излучение все-таки фиксируется.

– Черт! Вы думаете, что их и не увозили далеко от «Леди»? – остолбенело уставился на него Сандерс.

– По логике вещей – не дальше, чем на расстояние, равное радиусу действия автомата-манипулятора… – пожал плечами Кай. – Скорее всего – просто закопали в песке. Конечно, это только гипотеза…

– Будем надеяться, что у нас еще будут возможности ее проверить… – с некоторым недоверием пробормотал док.

– Теперь – еще один вопрос… – Кай сосредоточил внимание на сложенных «домиком» кончиках своих пальцев. – Я думаю, что для вас уже не секрет, что в психике ваших подопечных, прошедших «ускоренное обучение» по методу доктора Маддера, появились ярко выраженные м-м… изменения. По крайней мере, это можно утверждать в отношении…

– Полностью с вами согласен. И спешу предвидеть ваш следующий вопрос: не ощущаю ли я сам нечто…

Док осуществил массивными, неуклюжими с виду пальцами некое сложное вращательное движение возле своего левого виска. Кай осторожным кивком подтвердил это предвидение.

– Ну что ж, – Сандерс тяжело вздохнул. – Не знаю, очень ли это заметно со стороны…

– Именно в отношении вас, доктор, я и не могу отметить каких-либо м-м… ярко выраженных изменений… Не могу сказать, что слишком хорошо знал вас в период э-э… предшествующий инсталляции.

– Я уже предупреждал вас, что со мной не стоит миндальничать… – док снова потер лоб. – Понимаете, я был готов к тому, что этот процесс… «скоростное обучение»… что его будут сопровождать некие м-м… побочные явления. У меня были и свои сведения относительно тех секретных слушаний в парламенте, после которых, как я понимаю, и был отправлен в свою миссию наш э-э… попутчик… Я говорю о Лоуренсе Мад-дере…

Кай вздохнул. Секреты парламентской говорильни никогда не составляли сколько-либо серьезной тайны для заинтересованных и просто достаточно компетентных лиц.

– Так что, когда начали проявляться некие ложные воспоминания, странные, неожиданные ассоциации, я был психологически готов к этому. И думал, что достаточно хорошо поддерживал в этом отношении своих людей… Настолько, насколько это было возможно в данной ситуации… Но я совершенно не ожидал, что изменится нечто в том, что я всегда считал… В самой основе моего отношения к жизни… Хотя проявилось это в мелочах…

– Лучше приведите какой-нибудь пример… Я не силен в метафизике, – попросил Кай.

– Ну, пожалуйста, – Сандерс поджал губы. – Меня вовсе не удивило, что во время того инцидента между нашими близнецами мною овладело желание до полусмерти отделать обоих… Я поборол в себе этот импульс. Хуже то, что в глубине души я жалею об этом… О том, что не сделал из физиономии Ника котлету… Есть и другое… Не далее как сегодняшним утром я присел к столу, чтобы наскоро перелистать свои заметки, которые сделал за эти дни в своем блокноте… И поразился – это были записи, сделанные кем-то, совершенно чуждым мне… Я никогда не употреблял таких странных словооборотов… Даже почерк… – это почерк совершенно другого человека…. А уж то, что произошло с Генриеттой… Эта трансформация Эльзы…

Некоторое время док, казалось, прислушивался к чему-то внутри себя…

– Меня преследуют – особенно в минуты утомления – некие… некие попытки вспомнить нечто чрезвычайно важное… Нечто, связанное с Брошенной… Это нечто должно было обогатить меня… Того меня, который поселился теперь в моей душе… И еще я беспрерывно и мучительно пытаюсь припомнить некие номера каналов связи, какие-то несуществующие счета, имена, адреса…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать