Жанр: Разное » Борис Иванов, Юрий Щербатых » Души Рыжих (страница 6)


Но сперва, честь по чести, всех и каждого предупредил так, мол, и так, летать «Васко» по его маршруту осталось не больше чем неделю. И не ошибся – как в лужу глядел…

– А кошка? – осведомился Лемье, подозрительно глядя на Марго.

– Кошка? Да вытащил ее Роже, разумеется. К тому времени они с Марго уже не разлей вода друзьями заделались… Ко всеобщему, скажу вам, удивлению, а то – и ужасу… Но – за кошкой вскоре явился ее хозяин…

– И снова командный состав корабля не внял предостережениям месье Лапорта? – с сочувствием в голосе предположил Лемье.

– Да нет, вроде как внял… Только вот толку от того было – всего-то чуть малая с добавкой… Нет, самого Роже нормально по новому заходу в госпиталь уложили, под транквилизаторы… Но и сами – ушки на макушке. Перешли в режим радиомолчания – никому ни гугу, вооружили народ на борту – всем чем попало, чуть не дрекольем каким, и ждать стали… День ждут, другой, и дождались: из их собственного грузового отсека вылезают, погруженные туда с самого начала – угадайте кто? Правильно – наши рыжие друзья. Экипаж несчастного «Васко» сильно расстроился, потому что такого варианта никто не предусмотрел… А люди Оранжевого Сэма как в госпитальном боксе старину Роже вместе с кошечкой обнаружили, так просто прослезились. А хозяин тезки вашей, месье, Марго – тот, который известен был как Рыжий Гиммлер, даже допрос с пристрастием учинил – нет, конечно, не животине, а Роже, – никак не мог поверить, что третий раз подряд такая вот петрушка получилась сама собою… Как вы, конечно, знаете, с «Васко» у Рыжих номер не прошел, чуть было не сцапали всех. Однако ушли, все-таки, не без стрельбы, но ушли. После чего за Роже уже вплотную взялась контрразведка… Тоже в его везенье никак поверить не могла… В общем, света Божьего человек невзвидел. Однако после всяческих проверок и перепроверок снова чин чином получает он казенный билет до места работы и жительства и уже в Космотерминале перед самой посадкой – на эскалаторе – спрашивает, кем, мол, был тот немец, в честь которого назван лайнер, на котором ему лететь предстоит? Ну эрудит какой-то ему и объясняет, кто такой был Крузенштерн и чем он знаменит… Тут Роже зеленеет и руками и ногами начинает сопротивляться движению эскалатора. И кричит, что больше с ним этот номер не пройдет… Ну, дальнейшее – ясно. Медпункт, успокоительный укол и встреча с Марго на гостеприимном борту «Крузенштерна», а затем – и с ее хозяевами. На геостационаре Парагеи. В общем, я считаю, что это был уже перебор… Так что Роже никуда больше летать не стал. Перевелся на работу куда-то в службу Проекта Заселения. И с Парагеи – ни ногой. Потому что членом экипажа его ни один нормальный капитан на борт не возьмет, а за деньги оттуда можно только лайнером убраться, а Парагею всего два лайнера и обслуживают – «Фернандо Магеллан» и «Витус Беринг». Сами понимаете, так рисковать семейный человек не может…

– Хотя Господь и прибрал Рыжих, – вставил Федеральный Следователь.

– А это точно – что Господь таки их прибрал? – поинтересовался Лемье.

– Темная была с ними история и стремно закончилась, – вздохнул Русти. – Многие рассказывают, что видели их потом живыми, только внешность, мол, поменяли… Правда, не наяву чаше всего видели…

– Господин Шапиро изложил мне очень убедительный вариант гибели их банды – в качестве бесплатного приложения к этому созданию, – Лемье осторожно погладил Марго по шерстке.

– Кстати, – чуть замявшись, заметил Кай, – если вы имеете в виду старого антиквара с «Транзита», то рассказанное им вполне может быть в большей степени правдой, чем вам показалось. Мне приходилось разбираться в делах этого джентльмена. Могу сказать, что он весьма и весьма близок был с Оранжевым Сэмом. Так что и Марго ваша вполне может оказаться той самой Марго…

* * *

– Здорово это вы пошутили… – заметил Русти Федеральному Следователю, прикрывая за собой дверь бокса, приютившего светило вирусологии. – Лягушатник теперь ночами спать не будет – животины своей бояться начнет… Его аж так и передернуло…

– Самое смешное, боцман, что я вовсе не шутил… – Кай грустно улыбнулся. – Другое дело, что мне не следовало болтать на тему, опасную для репутации почтенного антиквара. Прошли годы, и о его былых связях с криминальными типами не стоило бы вспоминать без веских на то причин.

– Ну вы, ей-Богу, чересчур щепетильны…

Они дошли до тамбура перехода на второй уровень, где, кроме холодильных камер, в диаметрально противоположных секторах были с чуть меньшим комфортом, чем состав Миссии Спасения, но зато гораздо более укромно размещены два «внештатных» пассажира. Собственно, формальный визит, касательно благоустройства, Русти задолжал только доктору Лоуренсу Дж. Маддеру. Второй «внештатник» – Кай Санди – был перед ним и претензий и пожеланий к экипажу «Констеллейшн» явно не имел. Тем не менее он как-то не спешил закончить разговор с благодарным слушателем. Кай тоже хотел дать собеседнику возможность немного потрепать языком. Из чисто профессиональных соображений.

– Скажите, – как раз вовремя спросил он, тоже затягивая момент расставания, – я краем уха слыхал, что ваше хобби – электронные игры? Нет, это не служебный интерес. Я сам неравнодушен к подобным вещам, и, может, мы могли бы как-нибудь…

– Уж не скромничайте, – нахмурился Русти, – видно, все личные дела экипажа перерыли и даже мой любимый сорт пива знаете?..

Боцман огляделся с наигранной осторожностью.

– Признаюсь, признаюсь… –

шепотом сообщил он следователю. – Электронные игры – это только крыша… Да, да…

– А на самом деле, – тоже переходя на заговорщический шепот, осведомился Кай, – ваш конек – это наркотики?

– Хуже, гораздо хуже… – Русти виновато пожал плечами. – Я коллекционирую вирусы. Это очень забавные штуки… В Секторе у меня самое большое собрание компьютерных вирусов… Не смейтесь – за некоторые из них коллекционеры готовы отдать большие деньги… Самые ценные, – Русти коснулся нагрудного кармана, – я постоянно ношу с собой. Космос, знаете, такое место, где, выходя из своей каюты, не знаешь, когда в нее вернешься…

Он продемонстрировал Каю отделанную под платину магнитную мнемокарту и сделал приглашающий жест в сторону двери тамбура.

– Только не говорите кэпу, – добавил Русти, спускаясь по узкой лестнице. – Его хватит кондрашка, если он узнает, какие звери тут ошиваются в двух сантиметрах от его драгоценных компьютеров…

Дверь переходного тамбура с мягким шипением отъехала в сторону, и они вышли на второй уровень. Огибая по периметру огромную главную холодильную камеру, они нос к носу столкнулись с доком Маддером, поворачивающим ключ в двери своей каюты. Увидев Кая, он выпрямился и вроде вознамерился что-то сказать ему. Да и Федеральному Следователю тоже было о чем спросить Колдуна. Оба они на несколько секунд замерли, разглядывая друг друга. Мелодично зазвучал первый предупредительный сигнал стартовой готовности, и Русти так и недосмотрел конец этой любопытной сцены.

Торопливо пробегая по коридорам третьего уровня, он чуть не налетел на зазевавшихся Лемье и Сандерса – ученые мужи скармливали Марго давешний бутерброд, что так заботливо крошил своим тесаком глава Миссии. Это крайне несвоевременное действо чуть улучшило мнение Русти о доке Сандерсе.

* * *

Джентльмены, собравшиеся сегодня за одним из столов отдельного кабинета портового комплекса досуга «Эйнштейн и корона», на первый взгляд вовсе не выглядели отъявленными бандитами. И верно – с чего бы? Бандиты – это те, кто мешает людям делать бизнес. А эти – делали свой. Они и на убийство-то шли с крайней неохотой – только тогда, когда к этому их толкали крайние обстоятельства, идиотизм партнеров или нужда в деньгах.

В тот неурочный час мирная игра была прервана приходом невысокого рыхлого типа, внешний вид которого вполне оправдывал его кличку.

– Привет, Боров, – сделал ему ручкой, не поднимаясь с места, человек, единственной особой приметой которого был нервный тик, обусловивший и его nom de profession: Дерганый Клаус.

Он здесь был за главного.

– Мы тебя заждались. Что с кораблем?

– Все о'кей, ребята! Топливо загружено, к вечеру на борту будет все снаряжение и продовольствие. «Леди Игрек», как истинная дама, готова принять у себя джентльменов… Джентльменов удачи – это я про нас, парни!

Шутка в староанглийском стиле успеха не имела. Здесь не читали Стивенсона, а себя держали за людей при специальности. Все собравшиеся знали толк в астронавигации, и работу на Папу считали лишь вовремя подвернувшейся халтуркой. Случайным заработком в плохие времена. Хотя уже и привыкли к своим кличкам. На лестнице в преисподнюю – много ступенек…

Только Боров считал себя тем, кем он и был на самом деле.

– Твой дружок ничего не подозревает? – поинтересовался Клаус.

– С чего бы это? Он полагает, что водит нас за нос. Продолжает с загадочным видом талдычить про сейфы Брошенной, набитые иридием и платиной.

– Он же в прошлый раз говорил просто про кредитки. – заметил придирчивый Зануда Клайв.

– Ему показалось этого мало… Мне же как-никак все-таки пришлось разыграть сомнение…

Присутствующие покатились со смеху. Зануда Клайв решительно определил:

– Дурень решил, что мы ему поверили и только поэтому ссудили его топливом Полный кретин…

– Ну что ты, Клайв. Вспомни, как любит говорить Папа: «О покойниках или ничего, или только хорошее». А Чики одной ногой уже на небесах, – вздохнул Боров. – В прямом и в переносном, так сказать, смысле… Жаль мне его – не всякому попадается такой друг, на которого можно положиться в подобном деле… И который сам на тебя полагается… Не скоро найду второго такого…

– Ну и юмор у тебя, Эрни… – нервно поморщился Дерганый Клаус. – С тобой – только в разведку ходить…

Борову – в миру Эрни Бишопу – подобное замечание вовсе не резало слух.

– Только вот что, – он поднял руку, призывая к тишине, – до поры парня не трогать. Да постарайтесь не лыбиться, когда он снова заведет свою бодягу про кредитки и иридий – не совсем дурной, может и просечь что-нибудь. Так что держитесь поаккуратнее. Пусть сначала доставит нас на место и выдаст коды к корабельному компьютеру. Такие вещи он не выложит даже под химией. Так что мне с ним придется повозиться – мне как старому другу уж шепнет на ушко. Но не сразу. Тут форсировать опасно. А то зависнем на полдороге, и Папа нам яйца поотрывает, если останется, что отрывать. А они нам еще пригодятся по возвращении. В отличие от бедняги Чики. А сейчас пора промочить глотку.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать