Жанр: Исторические Любовные Романы » Елена Езерская » Любовь и корона (страница 10)


— Я не имею права с ним спорить! — в сердцах воскликнул Репнин.

— Верно. Верно, Миша, — с деланным равнодушием кивнул Владимир. — Не твое дело — искать выход.

Я его вызвал — мне и разбираться.

— Но я хочу тебе помочь…

— Ты уже помог, — зло сказал Корф и наставил на Репнина пистолет. — Возвращайся в Зимний. Ты себе уяснил, что для тебя важнее.

— Коли ты решил умереть, то хотя бы это сделай достойно!

— С чего ты взял, — Владимир медленно перевел дуло пистолета в сторону батареи бутылок и выстрелил, — что я решил умирать?

— Слушай, — Репнин вздрогнул от треска разлетевшейся вдребезги бутылки из-под шампанского, — зачем ты все-таки вызвал его на дуэль?

— А не все ли тебе равно?

— Я хочу найти выход из этой ситуации! Стрелять в наследника престола немыслимо!

— И что же? Замереть, не шевелясь, чтобы этому мальчишке было легче продырявить меня?

— Этот мальчишка — наш будущий император! — с раздражением напомнил Михаил.

— Вот удивил! — насмешливо воззвал Владимир. — И что же мне делать? Извиниться? Чтобы до конца своих дней в меня тыкали пальцем:

«Смотрите вон пошел идиот, который вызвал наследника на дуэль!»

— Пусть говорят! Все равно это лучше, чем дуэль. Даже если ты выстрелишь в воздух, тебя все равно вздернут за то, что ты целился в наследника!

— Знаю! Но… Мой отец воевал с Наполеоном. Я — на Кавказе. Я не могу прослыть трусом, Миша! — Корф порывистым движением отбросил пистолет в сторону и схватился руками за голову.

— Тогда подумай об отце. Что с ним будет, если ты погибнешь?

— Переживет, — глухо ответил Владимир. — К тому же у него останется его разлюбезная Анна, с которой наверняка ему не будет скучно. А вот если я обесчещу его имя, он сам меня застрелит. И правильно сделает. Так что куда ни кинь — все одно пропадать!

— Владимир! Ты звал меня? — к друзьям легкой походкой приближался только что приехавший счастливый Андрей Долгорукий.

Все ночь он провел на балу рядом с Наташей, к которой испытывал чувство глубокое и благородное. Они условились встретиться и сегодня, но письмо, переданное от Корфа, заставило его немного изменить свой планы.

Если бы он знал, что будет значить это — немного!

— Мне передали твою записку, — улыбнулся Андрей, — но я ничего не понял. Что за угроза и страшная тайна?

— Андрей! Я прошу тебя стать моим секундантом.

— Дуэль? Это же совсем не романтично! Когда? С кем? По какому поводу?

— Я вызвал на дуэль наследника престола. Мы с Александром не поделили тур вальса с его любовницей, — цинично бросил Корф.

— Он это серьезно? — Андрей перевел недоуменный взгляд на Репнина, и тот удрученно кивнул. — Владимир!

Остановись! Это безумие — стреляться с наследником престола!

— Ничего уже не остановишь, — с натужной бравадой отмахнулся тот. — Другого выхода нет, и мне нужна твоя помощь.

— Я не могу тебе отказать, — растерянно проговорил Андрей, — хотя, видит Бог, не по душе мне все это…

— А ты думаешь мне по душе? Но дело сделано. Стреляться — другого выхода нет…

— Дуэли не будет! — решительно прервал его Репнин.

— С чего бы это вдруг Александр может передумать? — покачал головой Корф.

— Мы должны немедленно поехать во дворец! Вы должны встретиться лично, и как можно скорее. Если ты предложишь ему отказаться, он согласится оставить эту невероятную затею, — со свойственной ему пылкостью предложил Репнин.

— Это против правил. Все переговоры ведут секунданты, — напомнил Долгорукий.

— Какие правила?! Речь идет о жизни нашего друга и о жизни наследника престола!

— Перед судом чести все равны…

— Да ты с ума сошел! Нет, вы оба!

Как вы не понимаете — это не рядовая дуэль! Володя должен будет целиться в будущего государя! — горячился Репнин.

— Хорошо, — тихо проговорил наконец протрезвевший Владимир. — Хорошо, я готов попытаться еще раз.

Едем во дворец!

— И сейчас же! — воскликнул Репнин и добавил, обращаясь к Долгорукому:

— Ни слова моей сестре!

— Можешь быть спокоен, — сдержанно кивнул ему Андрей. — И молодые люди поспешили навстречу своей судьбе, которая пока представлялась им в весьма смутных очертаниях и перспективах.

* * *

А будущий четвертый участник дуэли в это время прощался со своей возлюбленной. По крайней мере, так сам Александр определил для себя эту ночь, проведенную в покоях Ольги Калиновской.

Вернувшись во дворец, они снова отдались неизбежному влечению, и время, как всегда, пролетело незаметно. Ссора только распалила Александра и придала его страсти еще большую силу. Ольга тоже пребывала в особенном возбуждении — ее ласкам, казалось, не было конца. И даже столь раздражающе действовавшая на Александра белая ночь не смогла помешать им, пока оба они не устали и не забылись счастливым сном утоленного чувства.

Проснулся Александр оттого, что Ольга кричала. Она металась на кровати с закрытыми глазами — ее лицо словно окаменело в гримасе ужаса, тело напряглось.

— Оля, Оля, что с тобой? Очнись!

Это я… — Александр осыпал поцелуями ее лицо, пока она не проснулась и не посмотрела на него. — Все хорошо.

Это дурной сон?

— Мне снилась огромная черная птица… — слабым голосом с трудом проговорила Ольга. — Она спустилась с неба, ты выстрелил в нее, но промахнулся… И она напала на тебя! Все было залито кровью… А она кричала, кричала так громко, что у меня от страха и боли разрывалась душа!

— Успокойся, — Александр прижал любимую к себе. — Это был страшный сон, всего лишь сон! И он уже ушел.

Все хорошо, ты со мной…

— Нет, это был

не просто сон! Это дурной знак! Александр, умоляю тебя, отмени дуэль!..

— Это невозможно, — покачал головой Александр.

— Но милый…

— Я не могу, этот человек оскорбил тебя!

— Но он не знал, кто ты, не знал о нас с тобой! Он ничего не знал!

— Это ничего не меняет!

— Умоляю тебя!

— Ольга, сам Бог послал мне тебя, разве он захочет так скоро отнять у меня это счастье? Он на моей стороне, несмотря на твой сон.

— Стоит ли испытывать судьбу?

Не будет тебя — незачем и мне жить!

— Я тебе обещаю — я не умру, — Александр нежно поцеловал Ольгу, все еще не оправившуюся от ночного кошмара, в открытое плечо.

— Ну почему, почему ты так спокоен?!

— Оля, пойми, эта дуэль — проявление обычной, человеческой жизни. Которой у меня никогда больше не будет.

У меня никогда не будет роскоши поступать свободно, по своему разумению.

— Роскоши добровольно подставлять себя под дуло пистолета?

— Ты забываешь — я хорошо стреляю!

— Ты говоришь о жизни обычного человека, которой тебе не хватает. Но понимаешь ли ты, что обычные люди умирают и оставляют тех, кто их любит, тех, кто никогда не сможет их забыть? — Ольга собиралась зарыдать.

— Я согласен стреляться каждый день, лишь бы слышать от тебя такие слова…

И влюбленные снова соединились, отрешившись от мира и его проблем…

* * *

А Репнин, все еще не теряя надежды на лучшее, вез друзей в Зимний.

Выходя из экипажа, он просил Долгорукого ожидать их в карете, а Корфа — следовать за ним. Друзья стремительно взбежали по широкой мраморной лестнице и направились к кабинету Александра. Наследника там не оказалось, и Репнин, предполагая, что тот может быть зван к императору, велел Корфу оставаться здесь, сам же решительно прошел по галерее к приемной Николая. Там его встретил Жуковский, отправленный императором на поиски цесаревича и его адъютанта. Николаю уже донесли о том, что Александра и его помощника видели на вчерашнем балу. Император впал в гнев и принялся с рассвета кричать на воспитателя своего сына.

— Несмотря на наш прямой запрет, Александр находился вчера на балу, и его видели танцующим с Калиновской!

— Есть ли уверенность, что это был именно Александр? — попытался защититься Жуковский. — Потоцкий устраивал маскарад.

— Вот именно — маскарад! И наследник воспользовался этой возможностью. А что говорит наш юный друг — поручик Репнин?

— Я еще не видел его.

— Так разыщите его, Василий Андреевич, разыщите! — Николай негодовал и еле сдерживался. — Если он не ездил на бал с Александром, значит, он не справляется со своими обязанностями. Если был там и ничего нам не рассказал, значит, они заодно, и Репнин нарушил мой приказ.

— Я сделаю все, что в моих силах, Ваше Величество, — поспешил заверить его Жуковский.

— Это вы во всем виноваты!

Польша покорилась российскому императору, а его сын покорился полячке! Вся Европа будет смеяться над нами.

— Помилуйте, Ваше Величество, но именно вы настаивали на том, чтобы с Александром обращались, как с обычным ребенком. Иначе он вырос бы заносчивым и самодовольным.

— Похоже, в список ваших прегрешений необходимо внести еще и дерзость! — окончательно разгневался Николай. — Это вы вбиваете в голову моего сына вредные мысли и тревожите его душу несбыточными мечтами! Откуда у него эта иллюзия, что он может изменить свою судьбу? Мой сын мечтает жить обычной жизнью! Вы только подумайте!

Да он должен как можно скорее расстаться с этим опасным заблуждением!

— Уверен, Саша возьмет себя в руки и примет монаршую долю, — сдержанно, но очень твердо сказал Жуковский. — Но все же нам следует быть внимательнее к нему.

— Я знаю, что происходит у меня на Камчатке, а собственного сына не в силах найти во дворце! — никак не мог успокоиться Николай.

— Возможно, он на стрельбище? — осторожно предположил Жуковский.

— Василий Андреевич! — укоризненно покачал головой император. — Когда последний раз вы его там видели? Калиновская — вот что затмило Александру весь мир! Бросил дела. Все. время проводит с ней!

— Я полагал, вы изменили свое мнение о Калиновской, — удивился Жуковский.

— Я редко меняю свое мнение. Мне пришлось всего лишь смириться с этим положением. По совету наставника моего сына.

— Помнится, однажды вы позабыли об аудиенции со своим братом, поддавшись чарам одной юной красавицы…

— Это совсем иное дело, — отмахнулся от воспоминаний Николай.

— Иное? Чем же? Вам кажется опасным, что она старше и опытнее Александра в делах сердечных?

— И потому что она полячка! — заносчиво добавил государь.

— Однако ваш брат Константин…

— Да-да! — перебил Жуковского Николай. — Женился на полячке.

Вы можете мне не напоминать об этом — я знаком со своей родословной! Но в моей семье этому не бывать! И польский вопрос я считаю закрытым!

— Ваше Величество! Пребывание Польши в составе России, безусловно, несет благо этой стране. Однако в Варшаве неспокойно. Поляки по-прежнему не доверяют нам. И любят смотреть больше не на Восток, а на Запад. И в этом контексте брак наследника с польской княжной мог бы существенно укрепить наши позиции.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать