Жанр: Исторические Любовные Романы » Елена Езерская » Любовь и корона (страница 14)


Глава 4

Преступление и наказание

Приехав на место дуэли раньше Александра к уже ожидавшим его Корфу и Долгорукому, Репнин подтвердил согласие наследника на условия поединка — между противниками отмерялись двадцать шагов, затем сходились до десяти и по третьему счету Репнина стреляли. Первым — Александр, Корф должен был отвечать — разумеется, в случае неудачи первого выстрела своего визави. Репнин приехал в карете с придворным лекарем Мандтом.

Фридрих Францевич, насмерть перепуганный появлением в своей комнате молодого офицера, поначалу решил, что его высылают, но, узнав адъютанта наследника, вздохнул с видимым облегчением. Предложение свидетельствовать здоровье дуэлянтов Мандт воспринял спокойно. Ему уже случалось содействовать в этом, и можно было не сомневаться, что, по крайней мере, врачебная тайна будет им соблюдена неукоснительно. И теперь, позевывая от свежего воздуха, доктор терпеливо дожидался в карете своей очереди в процедуре дуэли, пока молодые люди выбирали в поле площадку поровнее.

Долгорукий показал приятелям две коробки с пистолетами.

— Какие будем предлагать — «Лепаж» или кухенрейтеровские?

Владимир опробовал обе модели и выбрал вторые — эти должны были удовлетворить Александра. Потом он принялся тщательно их прочищать.

— Тебе обязательно чистить пистолеты перед самым моим носом? — чуть раздраженно спросил Репнин, невольно оказавшийся по другую сторону их символической линии фронта.

— Оружие всегда должно быть в порядке, — назидательно произнес Корф и прицелился в поле. — А это очень хорошие, очень дорогие пистолеты.

Бах! И его нет!

— Не забывай — ты говоришь о наследнике престола! — напомнил Михаил.

— Не беспокойся, я знаю, как поступить.

— Ты что-то придумал, чтобы остановить дуэль?

— Увидишь… — загадочно произнес Корф. — Да успокойся, все кончится хорошо, и никто не будет скомпрометирован.

— Не говори, если не хочешь, — с надеждой в голосе сказал Репнин.

— Да-да, я так хочу, — Владимир вернул пистолеты в коробку, которую держал Долгорукий. — Послушай, Андрей, если у дуэли все же будет дурной для меня конец…

— Не смей загадывать!

— Подожди, дай мне сказать! Если меня не станет… Когда-то я подарил одной чудесной девушке книгу с моими любимыми стихотворениями…

И потом не оправдал этих высоких слов. Увлекся яркой бабочкой, одной, второй, и предал настоящее чувство…

А впрочем, не надо… Просто возьми себе мои пистолеты и новое английское седло.

— Да не нужно мне твое седло! Оно неудобное. Но если ты все-таки решишь написать Лизе, я передам.

— Мне нечего ей сказать, — Владимир с грустью посмотрел вдаль и обратился к Репнину. — Послушай, Миша, никогда не влюбляйся…

— Увы, мой друг, ты опоздал с этой просьбой.

— В самом деле? — Корф с интересом взглянул на него и вдруг понял. — Анна?

— Она, — кивнул Репнин. — Послушай, почему ты никогда мне не рассказывал о ней?

— Миша, я прошу тебя, нет, я умоляю! Если меня не станет, обещай, что никогда не подойдешь к этой женщине!

— Да почему же?

— Она погубит тебя! Слышишь?

Беги от нее, Михаил! — Владимир хотел сказать что-то еще, но махнул рукой и повернулся к дороге. — Однако где же мой соперник?

— Будет с минуты на минуту, — ответил за Александра Репнин. — Думаю, господа, он не заставит нас долго ждать.

— Жаль. Я готов ждать целую вечность, — Владимир мечтательно потянулся, разминая мышцы. — Может быть, мне повезет. Судя по всему, Его Высочество не собирается почтить нас своим присутствием.

— Похоже на то, — Репнин достал из кармана брегет и посмотрел на стрелки. — Мы его ждем давно. Есть основания думать, что он не опаздывает, а не появится вовсе. Поехали отсюда!

— Слава Богу, господин эскулап, — подмигнул Долгорукий нервно выглядывающему из окна кареты Мандту, — кажется, ваши орудия пытки нам не понадобятся.

— Позволю себе в этом усомниться, — сказал доктор, указывая на точку, приближающуюся не по дороге, а с другого конца поля.

— Ну, стало быть, не так уж я и везуч… — пробормотал Корф.

— Майн Гот! — вдруг вскричал доктор и едва не выронил из рук саквояж с инструментами.

В подъехавшем всаднике он узнал наследника — новость пренеприятная и чреватая дурными последствиями.

— Добрый день, господа! — спешиваясь и слегка задыхаясь от быстрой скачки, проговорил Александр. — Надеюсь, я не сильно опоздал?

Молодые люди церемонно раскланялись, и Репнин поднес Александру коробку с пистолетами. Он тоже опробовал их и, похвалив выбор оружия, указал на тот пистолет, из которого собирался стрелять. Репнин молча кивнул и зарядил для него пистолет. Андрей сделал то же самое для Владимира. Затем оба секунданта отмерили оговоренные ранее шаги, воткнули свои клинки в землю в исходных точках и вернулись к дуэлянтам, молча стоявшим по разные стороны кареты.

— Господа, — предложил Репнин. — Я должен напомнить вам, что вы еще можете отказаться от дуэли.

— Нет! — отрезал Александр.

— Нет, — равнодушно сказал Корф.

— В таком случае, начинайте, господа. Доктор, вы готовы?

— Готов, — подал Мандт слабый голос из глубины кареты.

Отойдя каждый на свою позицию, Александр и Корф встали друг против друга, потом стали сходиться и остановились по счету на десять. Затем пришла очередь Репнина считать. Александр поднял пистолет и прицелился. На «три» прозвучал выстрел — Владимир покачнулся, на его мундире с левой стороны появилось темное пятно. Все, кроме Александра, тут же бросились

к нему.

Доктор Мандт быстро осмотрел рану — пуля прошла навылет через мягкие ткани предплечья. Мандт улыбнулся — молодой человек все-таки везунчик, такую рану даже нарочно не придумаешь! Чистый пустяк — царапина.

— Живой?! — в голос воскликнули Репнин и Долгорукий.

— Слава Богу, жив пока, — отмахнулся Владимир.

— Ты ранен, и это должно его удовлетворить, — сказал Репнин.

— Не думаю, — с сомнением покачал головой Корф.

И, как подтверждение его слов, до них донесся раздраженный возглас Александра:

— Что вы там тянете, Корф! Я жду вашего выстрела!

— Я же говорил… — улыбнулся Владимир.

— Ваше Высочество! — Андрей вышел навстречу наследнику. — По правилам нет причин продолжать дуэль!

— Плевать на правила! — вскричал Александр. — Я имею все основания на его ответный выстрел!

— Он не может стрелять! У него задета рука.

— Оставьте, Репнин! Насколько я знаю, Корф не левша!

— Чему быть, тому не миновать, — остановил друзей Владимир. — Не стоит терять понапрасну время и усилия.

Я сделаю то, чего он хочет.

— Целься вон в ту ворону на дереве, — велел другу Репнин. — Попадешь — тебе будет обеспечена слава лучшего стрелка.

— Репнин! — прикрикнул Александр, видя, как его секундант что-то нашептывает Корфу.

Михаил и Андрей снова отошли к карете, где уже укрылся доктор Мандт.

Противники опять стали в позицию.

Корф поднял пистолет.

— Миша… — Владимир вдруг обернулся, — передай отцу, что я всегда любил его.

И в то же мгновение он поднес пистолет к голове и нажал на курок. Но выстрела не последовало — пистолет дал осечку! Репнин со всех ног бросился к Корфу и отнял у него оружие.

Владимир отдал его почти безропотно — он находился в какой-то прострации и ничего не понимал. Он ждал боли, смерти — что это, Господи, что это?

— Ты сошел с ума?! — напустился на друга Репнин.

— Владимир, это не выход! — поддержал его Андрей.

— А ты можешь предложить мне что-то иное? — слабо сопротивляясь, спросил Корф. — Лучше отдайте мне пистолет. Где он? Я хочу попробовать еще раз.

— Не смей!

Репнин встряхнул друга за плечо — случайно потревожил рану. Владимир поморщился, но пронзившая его боль прояснила сознание.

— За мной выстрел, — твердо сказал он. — Я еще не стрелял!

— Стрелял, — вмешался Андрей. — Но промахнулся. Так что вы в расчете.

— Не думаю, что Его Высочество с вами согласен…

— Я не настолько жестокосерден, как вы это себе представляете, — неожиданно сказал подошедший к ним Александр. — Вы поступили достойно, поручик. А мы… Мы оба погорячились. Эта горячность могла нам дорого стоить — и не только нам одним.

Но теперь все кончено — вашу руку, Владимир…

Недавние противники обменялись крепким рукопожатием и без сантиментов. Затем Александр вскочил на лошадь и поспешил во дворец. Он был уверен — его уже ищут. И поэтому ничуть не удивился, застав мать в своих покоях.

— Господи! Ты цел! — вскричала императрица, бросаясь ему навстречу. — Слава Богу, ты цел!

— Разве что-то случилось? — с притворным удивлением спросил Александр.

— Не смейте лгать мне, Александр!

Мы знаем о дуэли! Как ты мог рисковать своей жизнью?

— Простите, матушка. Я не хотел делать вам больно. А.., отец тоже знает?

— Фрейлина Калиновская призналась мне, — жестко сказал вошедший Николай. — Сударыня, оставьте нас!

Я хочу поговорить с Александром наедине…

Императрица нежно обняла сына и незаметно перекрестила его. Потом она выразительно и умоляюще посмотрела на императора и вышла из комнаты.

— Итак.., стало быть, дуэль, — промолвил Николай.

— Дуэль, — кивнул Александр.

— Я думаю, ты прекрасно осведомлен о жестких мерах, предусмотренных для нарушающих закон о запрете дуэлей.

— У меня не было выбора, отец, — попытался объяснить Александр.

— Правильно, не было выбора — и не могло быть! Ты был обязан избежать дуэли!

— Речь шла о чести женщины! — вскричал Александр.

— Что же, — как будто раздумывая, произнес император, — больше тебе не придется мучаться проблемой выбора между священным долгом и надуманным благородством. Ты — наследник престола. Поэтому ответственность за твой проступок ляжет на плечи тех, кто не сумел оградить тебя от ошибки. Я уже предпринял некоторые шаги.

— Какие шаги? — с ужасом посмотрел на него Александр, и по лицу отца понял, что император не шутит.

Отшатнувшись, наследник бросился прочь. Он бежал к Ольге и почти ничего не видел — ему было страшно.

И его худшие опасения оправдались.

Когда Александр сломя голову влетел в ее комнату, Ольги там не оказалось.

Комната была пуста так, как бывает пусто жилище, навсегда покинутое его хозяином.

— Оленька! Оля! — застонал Александр и замер в отчаянии посреди опустевшего гнезда их прекрасной любви.

А ничего не подозревавшие о надвигающейся угрозе остальные участники дуэли отвезли доктора Мандта домой, и все вместе направились в особняк Корфов праздновать счастливую развязку поединка.

Выйдя из кареты, Владимир первым делом приказал слуге:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать