Жанр: Криминальный Детектив » Юлий Дубов » Варяги и ворюги (страница 54)


Надо заметить, что разные бараки принимали участие в этой вакханалии с разной, естественно, скоростью. Шестой — московский — вписался в картину мгновенно. Второй и четвертый — из местных — не отреагировали практически никак и остались на обочине исторического процесса. Мусульманский первый барак как был, так и остался неразгороженным, но затеял бурную склоку с третьим — грузино-армянским — за места в коммерческой части столовой и право находиться там сколь угодно долго. Склока эта сперва ни у кого особого беспокойства не вызывала, но, возбудив всякие страсти, довольно быстро привела к первым в истории Кандымской зоны кровопролитным событиям.

Дело в том, что новые экономические веяния не могли не затронуть так называемый гостевой барак, который по причинам, изложенным выше, перманентно пустовал. Вдруг, неведомо откуда и каким именно образом, гостевой барак обрел свое народонаселение численностью шесть человек женского пола. По четвергам в бараке был санитарный день и клиенты не допускались, а во все остальные дни туда шел поток интересующихся. Командовать культурным обслуживанием был назначен уже знакомый нам по предыдущей главе диктор Жанна, который в силу нестандартной ориентации никак не мог пользоваться услугами на халяву. Девочки, младшей из которых было двадцать, а старшей — сорок четыре, получали треть от выручки, остальное шло в общак.

С появлением сферы сексуальных услуг тлеющий конфликт между первым и третьим бараками довольно быстро выплеснулся наружу. Представители враждующих сторон были основными клиентами гостевого барака. Невозможность немедленно — слюшай, в чем дело, э! — уединиться с Веркой, потому что сейчас с ней этот вонючий пес Талгат, приводила к серьезному обострению национально-религиозных противоречий вплоть до угрозы поножовщины. Слава богу, что казарма находилась в пяти шагах, и Жанна срочно вызывал подмогу. Но в один прекрасный день группа обитателей третьего барака обнаружила, что две девочки — Верка и еще одна — отсутствуют, потому как еще ночью за дополнительное вознаграждение были вызваны в первый барак в связи с днем рождения бакинца Гафура и до сих пор не вернулись.

Гости переглянулись, сдержанно попрощались и с достоинством удалились.

Той же ночью зону разбудил невероятный гам. Захлебывались от лая овчарки караула, бегали взад-вперед, топая сапогами, часовые, что-то трещало и ухало, а фоном для всего этого служил мерно вздымающийся и спадающий, будто морская волна, ропот тысячной толпы заключенных. Кто-то, не то свинья, не то неведомый тундровый зверь, жутко и не переставая визжал, и визг этот временами взмывал в ультразвуковую область, а потом переходил в хрип и рычание.

Оказалось, что не пожар, но от этого легче не стало. Посреди ночи, без всяких видимых причин, рухнул первый барак со всем своим мусульманским населением. Как у карточного домика, сложились стены, подмяв нары со спящими людьми, а сверху легла крыша. Гибель первого барака началась с его северного конца, как раз оттуда и доносился ультразвуковой визг. Потом волна обвала медленно и неумолимо покатилась с севера на юг, укладывая все новые и новые метры стен и крыши. Из-под обломков лезли десятки человеческих фигур. Синие лучи прожекторов слепили глаза и выдергивали из темноты черно-белые кинокадры стихийного бедствия.

Толпы заключенных забили все подходы к развалинам первого барака, от которых их отделяли спешно выставленные заслоны. Внутреннее кольцо оцепления постепенно заполнялось выползающими из-под завала людьми. У северной части барака распоряжался лично полковник Таранец. Он сколотил из нескольких десятков спасшихся зэков бригаду, вооруженную ломами и петлями из катанки, и, судя по всему, собирался растащить обрушившиеся конструкции, чтобы вызволить воющих под развалинами людей.

Вблизи барака крики и стоны были невыносимо пронзительны. Стропила, уже ухваченные проволочными петлями, держались примерно в метре от земли. Бригада спасателей сгрудилась в компактную кучку, полуголые зэки взялись за металлические концы и обратили к Таранцу черные от грязи и пота физиономии. Полковник как-то судорожно отвернулся от барака, тайком и суетливо перекрестился и махнул рукой.

— Стой! — завопил кто-то из собравшейся толпы. — Стой!

Но было поздно. Сдвинутая с места крыша, по-видимому, еще опиравшаяся на обломки стен и нар, грузно села на землю. Визг и стоны прекратились, как по команде. Наступила тишина, которую нарушил только грохот окончательного обвала южной оконечности первого барака.

— Шандец, — подвел итог виновник столь печально закончившегося торжества Гафур, успевший выскочить до начала спасательных работ. — Братская могила.

Установить, сколько народу погибло непосредственно под развалинами, так и не удалось, и вот почему. В зоне началось повальное исчезновение людей, в основном из третьего барака. Был человек, на минутку отошел по своим делам, а обратно уже не вернулся. Будто растворился в воздухе. Думать о том, что какой-нибудь криминальный талант наладил безотказную технологию побега, было просто смешно — не то место Кандым, чтобы из него бегали. Поэтому единственная осмысленная версия пропажи людей состояла в том, что уцелевшие после обвала мусульмане во всех своих бедах винят третий барак. На расследование были брошены лучшие гарнизонные силы, но

совершенно безрезультатно. Все оставшиеся в живых тридцать семь мусульман постоянно находились на развалинах, печально перетаскивали с места на место гнилые доски и пытались соорудить из них укрывающие от непогоды шалаши-времянки. А в это самое время люди продолжали пропадать.

Только после того, как по наущению Кондрата эти самые тридцать семь были присоединены к так называемой «Бригаде Софрона», о которой чуть ниже, а обломки первого барака начали использовать в хозяйственных целях, тайна частично разрешилась. На том месте, где когда-то стоял первый барак, нашли одиннадцать чуть прикопанных трупов с аккуратно отрезанными головами — как раз столько, сколько пропало из третьего барака. А неподалеку — опять же под развалинами — обнаружили землянку, в которой, судя по оставленным следам, постоянно проживало человек шесть, не меньше. Они-то, судя по всему, и вели партизанскую войну против третьего барака, пользуясь статусом без вести пропавших. Куда потом делись эти шестеро и кто они такие были, это большой вопрос.

Теперь о «Бригаде Софрона».

Совершенно понятно, что половина седьмого барака, занимаемая ныне Кондратом, ранее служила приютом доброй полусотне заключенных. В других бараках наблюдалась похожая картина. В одночасье избавленные от личной собственности зэки чесали поутру затылки и дружно направлялись в котельную — единственное теплое и пригодное для проживания место. Там, на растрескавшемся от времени бетонном полу, под ржавыми трубами, с которых капала вода, зрели семена классовой ненависти. Нужен был только вождь, и вождь нашелся.

Софрон сидел по убойной статье, но его все равно держали за сявку. На воле он был кандидатом наук по марксистско-ленинской части, имел приличную квартирку, машину, семью и так далее. А еще была у Софрона дачка в дальнем Подмосковье, которая его и сгубила. По зиме, когда обезлюдевший дачный кооператив заносило снегом до крыш, в летние домики повадилась всякая шпана. Шпана вскрывала дачи и уносила двери, оконные рамы и другие полезные вещи, не брезговала тряпьем, а частенько задерживалась в приглянувшемся домике на пару дней, развлекаясь всякими доступными способами. Непременным элементом развлечений обычно было навалить перед окончательным уходом кучу на обеденный стол.

К Софрону заходили трижды. В очередной раз выгребая с террасы по весне уже начавшее оттаивать дерьмо, он до краев переполнился жаждой мести. Поэтому осенью, прежде чем запереть на зиму вновь отремонтированный дом, Софрон оставил в холодильнике початую бутылку водки.

Весной он поехал на садовый участок уже не сам по себе, а под конвоем. На веранде, под голубым абажуром, аккуратно лежали три разлагающихся покойника, а на столе имела место пустая бутылка. Рядом с традиционной кучей, которую гости все же успели наложить.

Эта печальная история и определила отношение к Софрону на зоне. Это каким же надо быть придурком! Ну, приехал ты весной. Ну, насрали тебе на столе. Так возьми и вынеси аккуратненько. Небось не развалишься. А ежели тебе такое дело западло и ты решил оставить людям заряженную ханку, то подумай башкой своей дурацкой. Вот приедешь ты весной, а у тебя в доме вместо обычного говна лежит жмурик и пахнет. Тебе его выносить легче будет?

Поэтому с Софроном за его место под солнцем даже не пытались торговаться. Вышибли пинком из барака — и все дела.

Заселившись в котельную, наслушавшись горестных рассказов изгоев и трезво оценив обстановку, Софрон обрел второе дыхание. Он вдруг понял, что полученное им когда-то марксистско-ленинское образование вовсе не так уж и бесполезно, как стало казаться последнее время. Человек, который возглавит стихийное недовольство масс, вполне может рассчитывать на то, что пришедшие к власти воры будут с ним считаться. Надо только твердо придерживаться диалектических принципов в общении с классовым врагом — при необходимости уступать в тактических мелочах, но при этом не отклоняться от единственно верной стратегической линии. Ведь и основоположник учения допустил в свое время нэп, ни на секунду не забывая о борьбе за дело мировой революции.

Наиважнейший вопрос — надо ли сначала поставить в известность Кондрата или сразу же громко заявить о вновь возникшей политической силе — Софрон, не обладавший практическим опытом революционного движения, решил путем подбрасывания монетки. Монетка упала орлом вверх, и через три дня чумазая толпа в вонючих обносках осадила коттедж Таранца, требуя жратвы, жилья и справедливости.

Выставленный против толпы взвод охраны сперва помахал прикладами автоматов, пытаясь осадить самых неистовых, а потом, уступив численному превосходству, укрылся в коттедже, выставив стволы в окна. По громкой связи Таранец пригрозил огнем на поражение. Пообещав вскорости вернуться, повстанцы Софрона отошли и затеяли возле котельной многочасовой митинг с истошными воплями и непременным разрыванием на груди ветхих рубищ.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать