Жанр: Криминальный Детектив » Юлий Дубов » Варяги и ворюги (страница 65)


Глава 58

Властелин мира

Не только что в Кандымской зоне, но и во всей нашей необъятной стране, пожалуй, не сыскать было человека, знавшего доподлинно, откуда взялся некоронованный властитель Кондрат. Даже Зяма не знал, хотя ближе точно уж никого не было. Неизвестно было также, сколько Кондрату лет и за что тянул он свои огромные, исчисляющиеся десятилетиями, срока. Но авторитет его не поддавался никакому измерению, и стоило кому-нибудь из Кандыма упомянуть в СИЗО или на пересылке, где отбывал он предыдущий срок, как тут же все понимающе кивали: под Кондратом, значит, ходил, привет передай, если снова случится.

Освященное именем Кондрата, даже недолгое пребывание в Кандымской зоне ставило на человеке невидимый знак качества.

Кондрата боялись, потому что он был жесток и ни во что не ставил человеческую жизнь. Кондрата чтили, потому что он никогда не допускал беспредела и соблюдал правила. В зоне были ручные враги — администрация. Были случайно попавшие, запуганные чужие — ссученные и фраера. Были свои, настоящий народ зоны, вольные люди, равные Кондрату во всем, если не считать авторитета. Была, короче говоря, иерархия, устанавливающая правила отношений. И любая попытка нарушить эту иерархию, в чем бы она ни выражалась, каралась железной рукой.

Кондрат, незримо, но вполне ощутимо для всех пребывавший на вершине насыпанного белыми волками большого Кандымского кургана, понимал, что сохраненная в веках последняя воля атамана есть самая главная ценность этого мира, а он сам, при всем своем величии, — всего лишь первый из служителей. И он будет первым, пока не исполнится обещанный атаману Закон или пока он, Кондрат, не проявит постыдную слабость, уронит себя, унизит данную ему огромную власть над душами и судьбами.

Потому что многое могут простить вольные пребывающему на вершине, но слабости, умаляющей поставленную ими самими власть, не простят никогда.

Неслыханное богатство, свалившееся на Кандымскую зону, создало для Кондрата серьезную проблему. Это богатство нельзя было потерять. Нельзя было бессмысленно расточить. Надлежало собрать его, приумножить и разделить, чтобы вольные получили свое, а прочим было дано по справедливости.

Вот здесь и надо было что-то решать. Разделить Кондрат мог и сам, было бы что. Насчет собрать — тоже вроде бы получилось, молодец этот американский фраерок, котелок варит. А вот как приумножить — это вопрос. Поручить даже некому. А что, если этому же фраерку? Иначе тут такая каша начинает вариться, что голова кругом идет. Откуда только народ пронюхал? Хотя что гадать, газетки-то — вот они.

Статья в «Новом демократическом слове», несмотря на скептический настрой, породила волну публикаций в центральной и региональной прессе. Все сходились на том, что на географической карте нежданно-негаданно возникла новая точка извлечения дохода. Будь это очередная финансовая пирамида с основанием в городе Сарапуле, никто не обратил бы внимания. Но бизнес, возникший в суровой зоне среди кровожадных убийц и мрачных воров, интересен был чрезвычайно, поскольку означенные воры и

убийцы, будучи серьезными людьми и на фуфло не падкими, ерундой заниматься точно не станут. Что это такое был за бизнес, никому особо интересно не было, а вот насчет его размера строились разнообразные предположения. Самая научно обоснованная гипотеза, подкрепленная статистическими таблицами и глубокомысленными размышлениями о роли Сибири в прошлом, настоящем и будущем, сводилась к тому, что бизнес этот тянет, по минимуму, на четверть годового бюджета Российского государства. Никак не меньше.

По полученным Таранцом сведениям, писем с адресом «п/я 3741/55-фэ, акционерное общество Кандым, генеральному директору Дицу Ивану Ивановичу» в Мирном набралось уже до полусотни мешков, почтовое отделение забито этими мешками под завязку, а что с ними делать — никто не знает, потому что трасса ушла под снег.

Кондрат удивился. Какие еще, на хрен, письма? Вызвал американца.

— Я не знаю точно, — сказал Адриан. — Но думаю, что многим людям интересно. Потому что у нас легальная компания. Наверное, они хотят принять участие в нашем бизнесе. Инвестировать деньги. Я так думаю.

— В смысле — бабки нам дать?

— В смысле — да.

— А что они за это захотят получить?

— Прибыль. Видите ли, господин Кондрат, мы можем сейчас дождаться весны, когда растает снег. Тогда я отвезу наши колчаковские бумаги в Бостон…

— Это я еще не решил. Я еще погляжу, кто их повезет. Может, Немец повезет. А ты здесь побудешь, пока он с деньгами вернется.

— Ну пожалуйста. Когда деньги будут здесь, мы их можем распределить. Между акционерами, как прибыль. Но если другие джентльмены интересуются нашей компанией и хотят инвестировать, то мы можем соединить их деньги с нашими и начать серьезный бизнес.

— Какой?

— Я пока не знаю. Надо посмотреть, что они хотят. Но! У нас есть семьдесят миллионов. Предположим. Мы можем положить эти деньги в крупный западный банк. Как обеспечение. И взять кредит. Нам могут дать не меньше ста миллионов. Я не знаю, сколько стоят алмазные копи, там, в городе Мирном, но сто миллионов — это хорошие деньги, и мы могли бы приобрести крупный пакет акций. А если нам еще дадут деньги, то этот пакет будет еще больше. Вы хотите стать владельцем алмазных копей, господин Кондрат? Если нет, то я еще что-нибудь придумаю.

Кондрат американца временно удалил и задумался. Очень даже может быть, что щенок говорит дело. Ему, лично Кондрату, все равно — вершины он своей достиг, и никакие миллионы в мире ничего добавить к этому не смогут. А вот о братве подумать надо. И то сказать — до его уровня, может, один-два доберутся, а остальным, которые помельче, тоже жить надо. Иначе как в том кино получится: украл, выпил — в тюрьму, убил, выпил — опять в тюрьму.

Надо, пожалуй, вот что сделать. Связаться с Мирным, пусть несколько мешков с письмами перешлют вертолетом. А там посмотрим.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать