Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нестеренко » Тень ведьмы (страница 1)


Нестеренко Евгений

Тень ведьмы

Нестеренко Евгений

Тень ведьмы

И знать, что для самой жизни нужны вражда и смерть

и кресты мучеников, - это не есть еще тот кусок,

которым давился я больше всего:

Но некогда я спрашивал и почти давился своим

вопросом: как? неужели для жизни НУЖНО отребье?

Ф.Ницше "Так говорил Заратустра"

ГЛАВА 1

Солнце уже опускалось за горизонт, как в деревню въехали три всадника. На них были монашеские рясы, густой слой дорожной пыли свидетельствовал о долгой дороге. Трактирщик окликнул их с крыльца:

- Издалека путь держите, отцы?

Один из всадников остановил идущую шагом лошадь и посмотрел на трактирщика.

- Скажи, добрый человек, это Овраг?

- Он самый, он самый, отче.

Монах откинул капюшон рясы и вытер взмокший лоб. Лицо его, чуть полноватое и довольно добродушное, с маленькими хитрыми глазками и каким-то неуловимым выражением (лукавства? подозрения?) расплылось в приятной улыбке.

- А что, добрый человек, хороший у тебя трактир? Достойно поесть и переночевать можно?

- Милости просим святых отцов, на наш стол еще никто не жаловался, - без запинки соврал трактирщик. - А что до ночевки, то я могу предложить сеновал: сарай большущий, не жарко и воздух свежий...

- Ну что ж, сеновал так сеновал, - согласился монах, слезая с лошади.

Спутники его за это время успели удалиться достаточно далеко. Трактирщик бросил им вслед сокрушенный взгляд.

- Что ж ваши товарищи, не присоединятся к вам?

Монах привязал лошадь к воротам, подтянул рясу.

- Товарищи? - переспросил он. - Товарищи присоединятся, но позже, хвалу вот только Господу воздадут в вашей церкви, да иконе чудотворной помолятся да со священником вашим побеседуют. Ну а мы пока давай к их приезду подготовимся: состряпай-ка покуда ужин и позаботься о лошади...

- Конечно, конечно, отец...

- Иова, - подсказал ему монах. - Отец Иова из Посадского аббатства, со мной же мои братия: отец Нардух и отец Варахасий.

- К нам приехали, в Овраг? - полюбопытствовал трактирщик, жестом приглашая гостя войти в трактир.

- Нет, сын мой, проездом мы. Держим путь в Обрыв-город, Святой реке поклониться, да вот притомились в дороге, на пару дней у вас остановиться придется.

Трактирщик понимающе покивал. Отец Иова вошел в трактир. Здесь было немноголюдно: пара крестьян потягивала брагу, четверка солдат резалась в карты, обильно сдабривая игру вином, да какой-то челядин, по виду - гонец, уплетал яичницу с салом так, будто три дня не ел. Монах выбрал себе столик в углу помещения, поближе к стойке и принялся с безразличным видом перебирать четки. На него никто не обратил внимания. Вскоре подошел трактирщик.

- Пристроил вашу лошадку, засыпал ей овса, - сообщил он. - Прикажете подавать ужин?

- Нет, подожду, пожалуй, братьев, - произнес отец Иова, но как-то нерешительно.

Опытный слух трактирщика уловил интонацию.

- А может, пока промочить горло желаете? - предложил он негромко, заговорщицки подмигнув. Он знал, что монахам в принципе запрещено пить вино, но упускать возможный доход тоже не хотелось. Отец Иова окинул быстрым взглядом посетителей.

- Ты-ы-ы, вот что... Принеси-ка мне, гм... кружку пива - что-то в горле пересохло у меня.

- Сию минуту.

Трактирщик направился за пивом.

- Только холодного! - кинул ему вдогонку монах.

Пиво оказалось действительно холодным, даже, пожалуй, чересчур. Отец Иова выпил кружку, затем еще одну. Черты его лица расслабились, взгляд замедлился и потяжелел. Не успел он заказать третью кружку, как в трактир вошли его спутники. Первый, отец Варахасий, был росту среднего, широк в плечах и довольно крепкого для монаха сложения. Взор имел строгий, хоть и несколько отрешенный, но все же видно было, что человек он требовательный и жесткий. Соломенного цвета волосы, подстриженные в кружок, выдавали в нем уроженца Севера. Второй компаньон отца Иовы, высокий и худой, напротив, имел волосы угольно-черные и нрав, по-видимому, более веселый - кривая усмешка почти не сходила с его уст, глаза не задерживались долго на одном месте, даже в разговоре имел он обыкновение только изредка поглядывать на собеседника. Вот и теперь, еще не зайдя в трактир, он уже успел подсчитать количество пустых бутылок из-под вина на столе у солдат, угадал герб хозяина гонца и, разглядев в дальнем углу икону, сотворил знамение. Иова заметил товарищей и сделал им знак. Варахасий подошел, присел рядом. Посмотрел на пустые кружки, поморщился, но промолчал. Отец Нардух в это время подробно разъяснял дочери трактирщика пожелания относительно ужина.

- Ну как? - негромко спросил Иова.

- Часть работы уже сделана, - отвечал Варахасий, - есть там показания свидетелей, есть вроде и Знаки, но это еще надо выяснить... Я взял кое-что с собой, посмотрим после ужина.

Ужин не заставил себя долго ждать...

- Дело овражской ведьмы, протокол пятый: - читал Варахасий, свидетельство Взислава, сына Ионы, кузнеца. Свидетель утверждает, что неоднократно имел возможность наблюдать за своей соседкой, Маричкой, дочерью Саналия, случаи Одержимости, проявлявшиеся "трясучкою сильною, речью нечистой, богохульной, и воем сатанинским". Также сообщает, что соседка его, Маричка, "живет тайно, на улицу выходит редко, только в вечернее и ночное время, потому как света дневного не выносит, трясти ее от него начинает и Одержимость случается".

- А что кузнец этот, человек надежный? - поинтересовался Нардух.

- Священник за него ручается, прихожанин он, говорит, прилежный и пожертвования регулярно вносит... Во всяком случае,

понапрасну наклеп возводить нет ему никакой корысти.

- Ну-ну, будем надеяться. Кто там еще?

- Вот, протокол седьмой: - продолжал Варахасий, - Ираида, дочь Визилия, свидетельствует, что видела "ведьму Маричку, ее корову ночью доившую". Выйти она "убоялась из страха перед ведьмой, а с того дня начала корова ее вместо молока доиться кровью".

- О Господи... - пробормотал Иова.

- Такое же свидетельство дает пастух Иозеф: видел он "ведьму, возле стада пасущегося бродившую и наговоры шептавшую". И вскоре та же картина - кровь вместо молока, но уже у всего стада. Тогда чуть было разъяренные крестьяне над ведьмой расправу не учинили, да она спряталась где-то. Дом ее, правда, таки сожгли. В общем, подобных протоколов тут одиннадцать штук, есть среди них и обвинения в сглазе, и в порче наведенной, но вот самое последнее, недельной давности. Протокол одиннадцатый. Свидетельство Филиппы, дочери Марка, старосты сельского. Она утверждает, что ведьма похитила ее ребенка, младенца годовалого возраста.

- Она сама видела? - быстро спросил Нардух.

- Утверждает, что видела со двора, как ведьма входила в дом. Когда же вбежала вслед за ней, обнаружила, что младенец исчез, а в дверь мимо нее прошмыгнула "здоровенная черная кошка". Староста поднял на ноги всю деревню, но ведьму так и не нашли.

- А где они ее искали?

- Ах да, я забыл вам сказать, - пояснил Варахасий, - что после того, как овражские крестьяне сожгли ее дом, ведьма в деревне не живет. Где она обитает, никто не знает, и выследить ее не удалось. Именно нам и предстоит это сделать...

- Здесь?

Гнилая сосновая дверь с треском отворилась. В избу вошли трое. Сергий вскочил, опрокинув лавку.

- Кто тут, кто это? - в слабом свете свечи он разглядел только серые монашеские рясы.

Один из гостей подошел, поднял перевернутую лавку, присел. Откинул капюшон, посмотрел на Сергия долгим взглядом. У него были светлые волосы и усталые глаза.

- Ты Сергий, лесничий? - сухо спросил он.

- Ну, я.

Сергий подтянул свечу поближе, сел. Первый испуг прошел, увидев, что гости - обычные монахи, он решил держаться смело, с достоинством. Опять ведь, небось, за лесом приехали... Так и скажу: "не дам", решил он.

Второй монах приблизился к столу, но садиться не стал, забегал глазами по избе. Третий застыл в дверях.

- Давно лесничим работаешь? - спросил светловолосый.

- Да уж давненько, - ответил Сергий. - И за все время много кой-чего пришлось повидать, - с нажимом добавил он, намекая, что без взятки монахам не обойтись. - А вы кто такие будете, по какому делу?

- Спрашивать буду я, - тяжело произнес светловолосый.

Сергий попытался было подняться, но второй монах вдруг схватил его за ворот рубахи и рывком усадил на лавку. Сергий увидел, что в другой руке монах держит нож и понял - не за лесом они пришли... Ладони у него вспотели, голова закружилась, мысли смешались. Он испуганно глядел на нож.

- Скажи мне, Сергий, а где сейчас твоя сестра живет?

- Которая? Сестра? Это которая? - Сергий завертел головой.

- Маричка которая.

- Маричка? Ну так она это... она тут не живет, в деревне. Не знаю, где и искать ее!

- Не знаешь? А мне сдается, что знаешь.. - светловолосый кивнул.

Второй, повыше ростом, что держал Сергия, приставил ему к горлу нож. Холодное лезвие скользнуло под бороду, прижалось к коже.

- Что вам от меня надобно? - взвизгнул Сергий. - Ну ведьма она, ведьма, чтоб ей провалиться! Напаскудила в деревне и сгинула неведомо куда! Я уж ее с месяц и в глаза не видывал, богом клянусь!

Светловолосый прикрыл глаза. Тогда высокий убрал от горла Сергия нож и внезапно сильнейшим ударом в живот свалил его на пол. Сергий задохнулся. Ни вдохнуть, ни выдохнуть не получалось. Лицо его посинело, глаза вылезли из орбит, кровь гулко ударила в виски.

- Ты богом не клянись. Это грех, - спокойно сказал монах.

- Дать ему еще? - спросил высокий.

- Погоди, пусть отдышится...

Сергий закашлялся, судорожно вздохнул. Легкие наполнились воздухом. Он медленно поднялся, прислонился к стене, прижал руки к животу. Они не могли... Не могли они знать! Да и никто не мог! Пугают. Главное - выдержать.

- Пошто бьете бесчеловечно? - просипел Сергий, глядя на светловолосого исподлобья злым взглядом.

- Где твоя коза? - вдруг спросил светловолосый.

У Сергия подогнулись колени.

- Коза? Что за коза? Не пойму я что-то...

- Та самая, что с неделю назад у Арсения купил.

- А... Так сдохла она, третьего дня уж как околела.

- Околела, говоришь? Ну и куда ж ты труп дел?

- Труп ейный? А куда дел - в лесу зарыл!

- В лесу, значит? А ежели пойти да откопать?

Сергий не отвечал. Тогда высокий схватил его за волосы и треснул затылком об стену. Он не знал, что когда-то у Сергия была редкая икона. Икону Сергий продал бродячим скупщикам, а гвоздь, на котором она висела, остался в стене. Так он его и не вытащил, только шляпку сковырнул. Но монах этого не знал и гвоздя в темноте не разглядел... Что-то хрустнуло в затылке, и белый свет вспыхнул в глазах Сергия. С усилием отдернув от стены голову, он рухнул на пол. К нему подскочили, схватили, затрясли.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать