Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нестеренко » Тень ведьмы (страница 12)


Кусты на той стороне поляны шевельнулись и раздвинулись. Из кустов вышли две фигуры в черном, неся что-то в руках. Охотник вгляделся и понял, что они несут - человеческий труп. Сердце заколотилось. Проклятие, он не ожидал, что их будет двое. Ничего, авось справлюсь, подумал он, бесшумно спрыгивая с дерева.

Фигуры продолжали идти. Они заметили Охотника только тогда, когда он очутился прямо перед ними. Вампиры не растерялись. Один отпрыгнул в сторону, а второй выхватил узкий меч.

Охотник взмахнул рукой, и вампир схватился за грудь - серебряный стилет вонзился по самую рукоять. Несколько секунд он стоял, покачиваясь, потом опустился на одно колено и упал в траву. Быстрым движением Охотник подхватил меч и рубанул второго вампира, все это время стоявшего рядом. Рубанул крепко и неожиданно.

Вампир ушел от удара легким движением вправо и снова застыл, выжидая.

Но Охотник не прекратил атаку. Использовав инерцию первого удара, он тут же нанес второй - снизу вверх, в голову, затем третий и четвертый. Однако ни один удар не достиг цели. Охотник отскочил и замер. Он не на шутку встревожился. Он понял, что обычным оружием убить вампира не удастся. У него был с собой острый осиновый кол для упырей, но во-первых, чтобы его использовать, нужен был молот, а во-вторых, вампир был слишком быстр для таких фокусов. Охотник взял меч обеими руками, направил острием к вампиру.

Вампир сделал неуловимое движение и в руках у него появились два продолговатых предмета.

Охотник стремительно шагнул вперед, рубанул мечом. Меч коротко звякнул, наткнувшись на скрещенные предметы в руках вампира - теперь Охотник увидел, что это длинные кинжалы. Кинжалы были изготовлены из странного черного металла, и лунный свет не отражался на их клинках. Скрипнул металл. Охотник отдернул меч и ударил.

Вампир поднырнул под меч и оказался перед Охотником лицом к лицу. Их взгляды встретились.

Во взгляде вампира Охотник увидел свою смерть. Он машинально отступил и, зацепившись ногой за пенек в траве, упал. Спиною прямо на другой пенек. Екнуло что-то внутри. Черного кинжала он не увидел. Он только почувствовал укол в живот и услышал стук входящего в дерево металла...

Переночевав в трактире, клерики продолжали путь. Еще не доехав до самого селения, они поняли, почему оно называется Горным. Величественные горные громады, белея снежными шапками, возвышались над землей. Не было здесь недостатка и в лесных угодьях - бесконечные лиственные леса с могучими дубами, с тонкими осинами и нежными березами расстилались вокруг зеленым морем. Воздух был удивительно чистым и резким, в нем слышались запахи свежей листвы, горный холодок и аромат трав.

- Славно здесь как! - восхищался Иоанн.

- И не подумаешь, что тут какая-нибудь нечисть может быть. Прямо-таки райский уголок!

- Первые впечатления обманчивы, - возразил Петр.

Они уже въезжали в село. И тут не было никаких признаков беды. Скрипел журавль колодца, наклоняясь за водой. Рядом полоскали белье бабы. Крепко и уверенно стояли крестьянские избы. Расхаживали гуси и суетились куры. Мычал на привязи теленок. Пахло молоком, медом. Пахло навозом. Пахло сеном и подсолнухами. А также брагой - традиционным деревенским напитком.

Дорогу им, тявкая, перебежал пестрый песик. На него прикрикнула девчушка, крутившаяся возле двора, и убежала в дом. Клерики подъехали к колодцу. Женщины приветствовали их нестройным хором.

- А скажите, бабоньки, - осклабился Иоанн, - а где тут у вас храм божий находится?

- Да вот прямо поезжайте, на том краю села он и будет, - охотно пояснили они, перебивая одна другую.

- Агромадное вам спасибо!

- А вы что ж, теперь у нас священнику помогать будете? - не удержалась какая-то любопытная бабенка.

- Навроде того, - заявил Иоанн, улыбаясь. - Приходите завтра на проповедь! - Придем, - пообещали бабы.

Клерики двинулись дальше.

- Ты гляди - поп, а веселый! - услышали они сзади.

- Не иначе, как чудищ ловить приехали...

- А я что тебе говорила?

- Устами народа глаголет истина! - сострил Петр.

Они увидели церквушку, срубленную из осины. Верхушку ее украшал деревянный же крест. Солнечные блики отражались в простых стеклянных окнах. На крыльце стоял пожилой священник.

Клерики остановились возле крыльца, спешились. Священник приветствовал их.

- Доброго дня вам, братья! Вы от отца Люцера?

- Да, батюшка, - отвечал Лука.

- Пройдемте тогда прямо ко мне, - священник указал на пристройку рядом с церковью.

- Вот, здесь я и обитаю, - сказал священник, когда они вошли в его келью. - Проходите, располагайтесь! Меня зовут отец Савелий.

- Варахасий.

- Нардух.

- Иова.

Клерики предпочитали скрывать настоящие имена. В зависимости от образа они могли назваться как угодно. В образе монахов они использовали имена Варахасий, Нардух и Иова. А приходилось путешествовать и под видом купцов, и под видом воинов, и под видом крестьян. В зависимости от ситуации.

Отец Савелий достал кувшин молока и четыре кружки.

- Испейте молочка, с дороги-то, - предложил он.

Клерики с удовольствием испили.

- Как путешествие прошло, без происшествий? - Спасибо батюшка, благополучно, - ответил Лука, вытирая губы. - Доброе молоко у вас!

Савелий снова наполнил кружки.

- Как здоровье отца Люцера?

- Слава богу, здоровье в порядке. А хорошо тут у вас! Чистая идиллия!

- Так-то оно так, да не совсем, - отец Савелий посмурнел. - У нас, в Горном, еще бог миловал, а вот в соседних селах неладно дело. Ну, да вы уже знаете, раз приехали. На вашу

помощь вся наша надежда!

- А что народ говорит? Кто-нибудь, может, что-то видел?

- Здешние жители нет, вам надо для начала в Синие Топи съездить - там вампира видели, да и убитые есть.

- Поехали прямо сейчас, чего время терять! - Петр поднялся.

- Отдохнули бы с дороги, - предложил Савелий.

- Спасибо, батюшка, но промедления в таком деле допускать нельзя. Мы к вечеру вернемся.

- Ну хорошо, вам видней, поезжайте. А как только вернетесь - сразу ко мне. Я буду ждать.

Синие Топи оказались селением неприветливым и мрачным. Угрюмые избы, тяжелые засовы на воротах, пугливые осторожные взгляды жителей. И болотный запах в воздухе - деревню окружали многочисленные трясины и топи.

Сразу на въезде в деревню клериков встретила группа вооруженных вилами и кольями крестьян. Крестьяне что-то горячо обсуждали, то и дело хватаясь за колья. Заметив приближающихся монахов, они смолкли и уставились на необычных гостей.

Клерики остановились, слезли с коней. Теперь они видели, что на земле, окруженные крестьянами, лежат два тела - мужчины и женщины.

- День добрый вам! - сказал Лука.

- И вам также, - ответил пузатый крестьянин, по виду - староста. - Да только не дюже он добрый!

Крестьяне загомонили.

- Тихо! - прикрикнул староста. - Я говорить буду!.. По какому делу к нам приехали, отцы? - полюбопытствовал староста.

- Слыхали мы, - произнес Петр, - что завелась в здешних местах нечисть, что люди гибнут... Приехали помочь в меру сил.

- Это хорошо! - обрадовался староста. - А то у нас своего попа нету, самый ближний - в Горном, да и то старик - куда ему за упырями гоняться! Ну, раз так выходит, может посоветуете, что делать, - староста указал на неподвижные тела. - Нашли лесорубы на просеке сегодня. Девушка - из нашего села, кузнеца дочь. Мертвая. А этот, второй, не то колдун какой, не то упырь. Нашли мы его с девушкой рядом, кинжалом проткнутого. Но еще жив - дышит. Поглядите.

Толпа расступилась, пропуская клериков. Петр склонился над телом мужчины. Мужчина был одет в охотничий костюм - льняная рубаха, темно-зеленый толстый жилет, кожаные узкие штаны, высокие сапоги. На поясе - пустые ножны для кинжала. На животе темнела засохшая кровь.

- С чего вы взяли, что это вампир?

Староста замялся.

- Так, мы-то если б точно решили, так уже прикончили б его! Ошибиться боимся. А вдруг не упырь? Человек он, конечно, странный - как в лесу очутился, да еще возле девицы мертвой, да раненый за что? Человек нездешний к тому ж. Однако ж, и на упыря не дюже похож: чесноку тыкали - не боится, тень вроде откидывает... Петр аккуратно расстегнул на раненом жилет и обнаружил внутренний карман. В кармане лежал заостренный деревянный кол. Он подал кол Иоанну.

- Хм, осиновый будто.

Староста подтвердил.

- А еще при нем ножик был, - добавил староста.

Он достал из-за пазухи тряпку, развернул ее, протянул Петру длинный трехгранный кинжал черного металла. На кинжале виднелись следы крови.

- Чья кровь? - спросил Петр.

- Так его ж, колдуна этого, - сказал староста. - Проткнутый он им был, прямо к пню приколотый.

Петр осмотрел кинжал.

- Что за металл такой? Иоанн, не знаешь?

Иоанн взял кинжал, покрутил, поцарапал поднятым с земли ржавым гвоздем.

- Не могу сказать точно, но похоже на черненую сталь.

- Черная сталь... - медленно произнес Петр.

- Не черная, а черненая, - поправил Иоанн.

- Что? А-а-а, да.

Петр разорвал на раненом рубаху и осмотрел рану на животе. Крови вытекло немного, значит, внутренние органы не повреждены. Кишечник, скорее всего, тоже был цел - не было слышно гнилостного или кислого запаха. Если позвоночник не задет, то этот человек явно в рубахе родился.

Петр перевернул раненого животом вниз. Лука помог ему. Ощупав позвоночник, Петр убедился, что позвонки целы.

- Вот что, - сказал он крестьянам, - человек этот ранен, и ему нужна помощь. Давайте найдем для него крышу над головой и мягкое ложе. Не помешал бы и лекарь. А как только он поправится, все у него узнаем - и про вампиров, и про мертвую девушку.

- Никаких следов, - сказал Петр. - Только два укуса не шее.

- Как ты думаешь, сколько времени прошло с момента смерти?

- Трудно сказать. Труп обескровлен, а это замедляет гниение. Я думаю, сутки, не больше. Смотря где он находился. Если в лесу, как говорят лесорубы, то не больше десяти-пятнадцати часов. Странно, что звери не попортили тело.

- По-твоему, тело хранили в другом месте?

- Вряд ли. Скорее всего, этот охотник застал жертву в момент умерщвления, когда вампир был рядом. Вмешался. Получил кинжалом в живот. Ну, дальше ясно.

Иоанн задумался. Дело было сложным. Ни один из опрошенных свидетелей не смог дать и малейшей зацепки. Видели ли вампира? Да, видели. Но всегда ночью, всегда мельком. Прошмыгнула, мол, черная тень, и все. Или оборотилась летучей мышью. Не принесли пользы и беседы с родственниками умерших. Всего в селении пропало двенадцать человек, из них десять - девушки, и двое парней. Нашлись все. Мертвые. Последняя, дочь кузнеца, сегодня. У всех жертв раны на шее и признаки сильной потери крови.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать