Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нестеренко » Тень ведьмы (страница 37)


- Ну и как же поживает моя кузина?

- Прекрасно, ваше величество. Просила передать вам поклон.

- А больше она ничего не просила передать? - сказал Венцлав, как-то странно посмотрев на маркиза.

Маркиз взмахнул молотом и снова промахнулся.

- Нет, ваше величество. Насколько я помню, более ничего она по этому поводу не говорила...

- Что-то не везет вам, маркиз, - заметил король. - Второй шар подряд пропускаете. Еще один - и вы проиграли.

- Очевидно, восемь арок - мой предел, - натянуто улыбнулся маркиз.

Он нанес удар. Шар прошел три арки, а затем пошел криво и, сбив две последующие, отлетел в сторону.

- Вы проиграли, маркиз!

- Увы, ваше величество, - согласился маркиз. - Мне не под силу тягаться с вами.

Венцлав зло усмехнулся.

- Вы правы. Вам не под силу со мной тягаться.

После этих слов король подошел к герцогу вплотную и вполголоса, чтобы не услышал слуга, произнес такие слова:

- Если вы еще раз вздумаете посетить мою кузину, принцессу Валерию Ла Карди, то я убью вас.

- Приятного аппетита, ваше величество!

- Чтоб вас черти забрали, маркиз! - прорычал Венцлав с набитым ртом. Почему вы постоянно являетесь со своими докладами в то время, когда я обедаю?

Министр состроил виноватую мину.

- Прошу прощения, ваше величество... Срочное, не терпящее отлагательства дело.

- Ни минуты покоя! Во всей стране один человек не имеет выходных. И этот человек - король. И они еще после этого говорят, что я ничего не делаю!

Министр позволил себе легкую деликатную улыбку.

- Ну, что там за дело? - Венцлав вытер губы салфеткой. - Городской казначей, Яков Шалон, был арестован Святым Орденом по обвинению в ереси и поклонении сатане, - быстро проговорил министр.

- Что-что? - Венцлав отбросил салфетку и прищурился.

- Вчера ночью в его доме на улице Кленов был произведен арест. Задержано тринадцать человек, присутствовавших на шабаше. Среди них - дочь градоправителя, два мелких дворянина и фрейлина ее величества...

Венцлав болезненно скривился.

- Чума на их головы, совсем зажрались! Чего им не хватает? Все есть деньги, власть. Так нет же - дьявола им подавай! Что, ничего уже нельзя сделать? - добавил король после небольшой паузы.

Министр развел руками.

- Процесс уже начат. К тому же имеется масса свидетелей и неопровержимые доказательства.

- Небось, уже и костры заготовили святые отцы. Ловко орудуют! А что говорит сам казначей?

- Клянется, что был околдован демонами и кается во всех мыслимых и немыслимых грехах. Но приговор уже вынесен.

- Костер, разумеется?

Министр кивнул.

- Да, ваше величество.

- Ну что ж, сами напросились... Теперь надо и нам кой-какие меры принять.

- Слушаю, ваше величество...

- Во-первых: градоправителя - в изгнание. Недовольные нам ни к чему. Ее величеству срочно подыскать фрейлину взамен той, что арестовали. Насчет имущества казначея монахи, конечно, уже побеспокоились? - Имущество всех задержанных конфисковано в пользу богоугодных заведений, - сообщил министр.

- Ясно. На должность казначея желающих много?

- Четыре человека, ваше величество.

- Твои люди есть?

Маркиз замялся.

- Ну-ну, не притворяйся ангелом! - усмехнулся Венцлав.

- Да, ваше величество. Один из кандидатов - мой человек. Дворянин, из благородной, но обедневшей фамилии. Кристально честный и порядочный человек. Я за него полностью ручаюсь...

- Знаем мы таких порядочных. Ладно, давай указ.

Министр выхватил из папки заранее приготовленную бумагу.

Венцлав бегло просмотрел ее и начертил свою роспись.

- Только смотри, маркиз, передай своему протеже: воровать - в меру!

Министр сладко улыбнулся и спрятал указ в папку.

На площади с высохшим фонтаном остановилась карета.

Из кареты вышел человек средних лет в багровом бархатном плаще и с тростью под мышкой. Он оглядел площадь и прилегающие к ней дома любопытным взглядом, задержавшись ненадолго на доме бывшего казначея. Затем с недоверием посмотрел на узкое, довольно обшарпанное и неприглядное здание, возле дверей которого он оказался, и нетерпеливо постучал набалдашником трости в дверь. Никто не отозвался. Человек с сомнением оглядел дом и постучал вторично.

- Кто? - вялый бесцветный голос неожиданно проскрипел с той стороны двери, словно он давно уже ждал там ответа.

- Это я, барон, - произнес человек с нажимом. - Откройте. - Сию минуту! голос с той стороны оживился.

Зашуршали цепочки и засовы, дверь приоткрылась. В щель выглянула сморщенная физиономия с лисьим выражением лица.

- Ваша милость, какая честь для меня! Входите, прошу вас! - проскрипела физиономия, открыв дверь шире.

Барон шагнул в дом и хозяин дома быстро закрыл за ним дверь, не забыв ни одной цепочки, ни одного крючка, а их здесь оказалось немало.

- Проходите, пожалуйста, в гостиную, - пригласил хозяин.

Барон прошел в гостиную, расстегивая на ходу плащ. Гостиная эта представляла из себя нечто среднее между монашеской кельей и конюшней. Сквозь два бог знает сколько времени не мытых окна с трудом пробивался дневной цвет, приобретая при этом темно-серый, под цвет густому слою пыли, покрывающему предметы в комнате, оттенок. В углу стоял средних размеров стол, одна из его ножек была переломана и криво скреплена гвоздями. Стульев не было. На стене висела в меру запыленная икона. Больше в гостиной не было ничего. Был только запах, вызывающий воспоминания о конюшне.

- Сейчас я вам стулочку... - засуетился хозяин, намереваясь идти в соседнюю комнату.

- Спасибо, не стоит, - поспешно заверил барон. - Я

ненадолго.

Хозяин дома послушно замер и стал выжидательно смотреть на гостя. Хозяин был человек росту высокого и неестественно тощий. Ястребиный нос его хищно нависал над губами, по лицу расходились многочисленные морщины - то ли от старости, то ли от чрезмерно развитой мимики. Маленькие темные глаза постоянно бегали, немного кося. Слегка посеребренные волосы топорщились грязными клочьями. На хозяине был затрепанный до неприличия халат, из кармана которого торчал скомканный ночной колпак.

- Вы живете один? - спросил барон, пытаясь заглянуть в соседнюю комнату.

- Один-одинешенек... - сокрушенно вздохнул хозяин. - Никому не нужен, старый грешник. Бросили детки, бросили на произвол, деточки.

Глаза его в это время жадно ощупывали гостя.

Барон сочувственно покивал и перешел к делу.

- Могу вам сообщить, что вы поработали вполне успешно. Я вами доволен.

Физиономия хозяина растянулась в хитрой и довольно мерзкой ухмылке.

- Бесконечно счастлив служить вашей светлости. Вы вот изволили сомневаться в моем усердии, а между тем все выполнено в наилучшем виде. Без малейшей зацепочки...

- Да-да, я вижу, что ошибался в вас. Вы действительно профессионал... в своей области. Вот, - барон отвязал от пояса кошелек и кинул на хромоногий стол, - сто пятьдесят, как и договаривались.

Хозяин поспешно подхватил кошелек, высыпал на стол монеты и стал пересчитывать. Он переворачивал каждую монету гербовым изображением вверх, выстраивая на столе небольшие столбики, по десять монет в каждом. Когда он выстроил таким образом пятнадцать столбиков, то кинул на барона горящий взгляд, пробормотал "Денежки, они, родимые, счет любят" и пересчитал каждый столбик еще раз.

Барон терпеливо ждал.

- Все правильно, - вздохнул наконец хозяин. - Точно полторы сотенки монеточек. Премного благодарен вашей светлости.

Барон принялся зашнуровывать плащ.

- Вот только... - хозяин дома снова расплылся в улыбке, уставившись на барона напряженным взглядом. - Что такое? - удивился барон.

- Вы ведь своего добились... - осторожно начал хозяин.

- Ну?

- Надо думать, очень выгодная для вас сделочка-то... Надо бы накинуть немного.

- Что накинуть? - не понял барон.

- Ну, монеток пятьдесят еще. Для вас - сущий пустячок...

Барон нахмурился.

- Мы с тобой четко договорились: полторы сотни. Так?

- Так-то оно так, да только я передумал, - решительно заявил хозяин, не переставая приторно улыбаться.

- Ничего ты не получишь! - твердо заявил барон и направился к двери.

- Напрасно вы так, господин барон, совсем даже напрасно, - проскрипел хозяин, идя вслед за гостем. - Вам же выгоднее будет.

- Открой дверь.

- Зря, истинно реку вам, зря вы так...

- Я сказал - открой дверь, - спокойно произнес барон.

Хозяин скривился.

- Я ведь вам добра желаю. Понимаете, я вам желаю добра.

- Что? - барон изменился в лице. - Что ты бормочешь?

Хозяин втянул худую шею в плечи, побледнел, но голос его был холоден и тверд.

- Я. Вам. Желаю. Добра.

- Даже так? - барон прищурился.

- Да, ваша светлость...

Барон вдруг шагнул вперед, схватил хозяина за ворот жалобно затрещавшего халата и придавил к облезлой стене.

- Ты что же, стервец, угрожать мне вздумал? - прошипел он хозяину в лицо. - Очень выгодная для вас сделочка... - засипел хозяин, бегая по сторонам вылезшими из орбит глазами. - Набавить бы... Честное слово, вам только лучше будет.

Барон молчал, стараясь заглянуть хозяину в глаза. Если бы хозяин встретился с яростным взором гостя, он, возможно, и переменил бы свое решение. Но хозяин избегал его взгляда, он только сипло бормотал что-то о выгодной сделке, о монетах и о "маленькой надбавке".

Барон наконец бросил хозяина, отступил назад и, тяжело дыша, достал из кармана расшитый серебром кошелек. Скрипя зубами, отсчитал пятьдесят дукатов и бросил на пол. Монеты раскатились по полу. Хозяин упал на колени и принялся собирать их, вытирая халатом пыль.

- Ну вот и хорошо, вот и славненько, - говорил он при этом прежним медовым голосом. - Век не забуду вашей милости!

Он дособирал монеты, перенес их к столу и принялся сооружать из них ровные столбики. Губы его шевелились в такт звону золота и точно так же вспыхивали в глазах желтые огоньки. Завершив подсчеты, он торопливым шагом подошел к барону, стоявшему у двери и принялся отстегивать цепочки и отодвигать засовы. В последний момент он вдруг что-то вспомнил.

- Минуточку! Сию минуточку, ваша светлость!

С этими словами он подбежал к столу и еще раз тщательно пересчитал деньги.

Барон наблюдал за ним с перекосившимся от отвращения лицом.

- Все-все! - радостно заверил хозяин, отпирая последний засов. - Все правильно - монетка к монеточке...

Барон чуть ли не выбежал на улицу.

- Всего вам наилучшего! - прокричал ему вслед хозяин, выглядывая в щель. Храни вас Господь! Когда карета скрылась из виду, хозяин прикрыл дверь и процедура запирания дверей повторилась. После этого он открыл сундук, стоявший в прихожей, достал из него четыре больших серых тряпки и тщательно завесил ими окна. Подошел к столу, вынул из кармана ночной колпак и ссыпал в него монеты.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать