Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нестеренко » Тень ведьмы (страница 4)


- Да нет, таких крепостных у меня хватает. Я просто не знал, что обучение еще не начато. А куда делся предыдущий выпуск?

- Предыдущий разошелся по родственникам, большей частью ко двору - кузену.

- Ну что ж, будем искать в другом месте, - решил герцог. - Скажите, Валерия, а вы не собираетесь в ближайшее время отправиться ко двору?

- Я пока что никуда не собираюсь. Знаете, здесь удивительно приятное место: чистейший горный воздух, вокруг бескрайние лесные просторы, природа во всей ее нетронутой красе.

- А как же общество? На сотню миль в округе один мой замок. Впрочем, я забыл: ведь вы не страдаете из-за отсутствия... клубка змей. А мне заглядывать к вам в гости иногда позволите?

- Ну конечно, Владимир. Вы, вероятно, не так меня поняли. Я говорила не конкретно про собеседников, а про общество... в принципе. Вообще. Приезжайте, когда вздумается, хоть каждый день. Может, я и сама как-нибудь к вам загляну. - Берегитесь, как бы я не воспользовался вашим разрешением буквально, улыбнулся герцог. - А то и вправду начну заезжать каждый день.

- А я велю сказать камергеру, что меня нет дома, - ответила графиня без тени улыбки.

- Опять вы меня удивляете. Вы необычная женщина.

- А вы, наверное, самый обычный мужчина.

Герцог наполнил бокал вином, отпил, насмешливо поглядел на графиню.

- На подобную фразу я должен был обидеться, но воспользуюсь вашим советом, - ответил он. - Я уже знаю ваши приемы.

Графиня загадочно улыбнулась.

- Вы совершаете еще одну ошибку, Владимир. Позволите дать совет?

- Буду рад выслушать.

- Не надо создавать шаблоны. Шаблоны - удел литературы и поэзии. На самом деле их нет. Вот вы видите собеседника и думаете: ага, это человек хороший, значит, в такой-то ситуации он поступит так-то, и то-то он сделать может, а то-то не может. Это шаблон. А живой человек поступает в зависимости от ситуации.

- Но я люблю поэзию, - засмеялся герцог.

- В таком случае я отвечу вам словами поэта:

Вот образ. Внять ему - ошибка.

Люблю ли я?

В моих устах приятная улыбка,

В груди - змея.

И графиня, смеясь, извлекла за висевшую у нее на шее цепочку скрываемый под платьем амулет, изображавший змею.

Венцлав поморщился.

- Ну до чего же вы занудный человек, маркиз. Читаете доклад, будто мертвого отпеваете. Доложите обстановку своими словами, что ли.

- Слушаюсь, ваше величество, - министр закрыл папку. - На границах инцидентов не было, но задержан груз контрабандных специй. Пытались провезти в партии рыбы.

- Ну затейники! Опять с Востока?

- Так точно. Как прикажете поступить?

- Специи - конфисковать. И рыбу тоже. Купцы наши?

- Нет, в том-то и дело, что чужие.

- С купцов - штраф. Сколько есть, столько и изымите. А потом пусть катятся на все четыре стороны. Да, и направь шаху петицию. Что там еще?

- Перерасход на военные нужды - был произведен ремонт вооружения.

- Сколько?

Министр заглянул в доклад.

- Триста сорок две тысячи, ваше величество.

- Ну так позаимствуйте из других ведомств!

- Так ведь неоткуда, ваше величество. Разве что Святой Орден немного ограничить...

- Э-э-э, нет! Ты попов не трожь! Они свое дело знают. А то, что расходы на них больше, чем на армию, не страшно - они, по крайней мере, работают, в отличие от этих зажравшихся военных. И вообще я последнее время подумываю о сокращении войск.

- Прикажете распорядиться?

- Да, пиши указ...

Министр кивнул писарю. Тот омакнул перо в чернила и приготовился записывать. - Так. Приказываю: осуществить сокращение регулярных войск на четвертую часть, с коей целью провести отбор наименее успешных в ратном деле воинов и из их числа исключить необходимое количество. Венцлав, король всея... ну и так далее. Давай сюда.

Венцлав бегло просмотрел бумагу, черкнул подпись. Писарь принял указ, аккуратно притрусил песком. Министр с готовностью ждал.

- А что там нового от Врачебной Коллегии?

- Пока никаких сдвигов. Совет Лекарей сетует на излишнее усердие Святых Отцов. Говорят, мол, те выжигают дочиста районы, в которых возникают вспышки Красной Напасти, а им для изучения нужны больные. Нужны клиники.

- Ну да, знаем мы их методы. Дай им только волю, так они всю страну превратят в клиники! Для изучения. Я уже начинаю сомневаться во всей этой затее с Коллегией. По-моему, наши достопочтенные Советники недалеко ушли от обычных уличных шарлатанов, которых еще год назад я приказывал вешать на столбах.

- Прикажете урезать фонды?

- Ладно, подождем пока. Будет еще перерасход - подумаем.

- Так ведь ваше величество... есть и еще...

- Как еще?! Откуда?

- Святой Орден, ваше величество.

- Что, тоже ремонт вооружения? Или... оборудования?

- Его преосвященство отец Валериан пожелали самолично с вами побеседовать, ваше величество.

- Еще один зануда! Он здесь?

- Ожидает приема.

- Зови. Нет, постой! У тебя все, или еще сюрпризы есть?

- Почти все, остался только вопрос о податях...

- А что там с податями? - Будем ли вводить откупную подать, как было предложено в прожекте?

- Будем, будем. Откупщики - народ денежный, раз на откуп деньги находят найдут и на налог. Ты подготовь все бумаги: список податей, указ, принесешь завтра на подпись. Свободен!

- Слушаюсь, ваше величество.

Маркиз склонился, приложив правую руку к груди, попятился задом. Уже выходя из тронной залы, он услышал, как король крикнул вдогонку:

- Да позови архиепископа!

Он остановился, развернулся, поклонился еще раз. Гвардеец, стоявший возле дверей, вроде бы незаметно ухмыльнулся. Министр пристально посмотрел на него, стараясь запомнить лицо. Черт, все морды одинаковые, как на подбор! Ничего, спрошу у

капитана. Погоди, каналья, ты у меня пройдешь проверку на ратное дело!

Архиепископ неподвижно стоял в приемной. При виде маркиза ни один мускул не дрогнул в его лице, он лишь перестал вертеть янтарные четки. Умеет владеть собой, подумал министр с уважением. А ведь ждет уже больше часа.

- Ваше преосвященство, - приторно улыбнулся он, - его величество ждет вас.

- Благодарю вас, сын мой.

Архиепископ бесшумно проследовал в тронную залу. Министр некоторое время смотрел ему вслед. Когда захлопнулись створки дверей, он вдруг обнаружил на своем лице непроизвольную гримасу отвращения.

- Святой отец! Извините, что заставил вас долго ждать.

- Пустяки, ваше величество. Несомненно, для того были достаточно важные государственные дела, - как обычно, "жест вежливости" от архиепископа можно было при желании понять как издевательство.

- Да, дела действительно были важные. В том числе и дело о перерасходе средств Святым Орденом, - ответил король.

- Смею заверить ваше величество, - негромко произнес архиепископ, - что все средства были потрачены исключительно на благие и богоугодные цели...

- Я в этом ничуть не сомневаюсь, - заверил Венцлав. - Но, вероятно, возникли какие-то новые проблемы, которых не было в прошлом году? Расскажите мне о них, отче, может быть вам нужна дополнительная помощь?

- Проблем хватает, - вздохнул архиепископ. - Я думаю, ваше величество знает, что несколько месяцев назад в Королевстве начались вспышки Красной Напасти...

- Да, это большая неприятность.

- Воистину кара Господня на наши головы. Но как вы знаете, ваше величество, кары без вины не бывает...

- Разумеется, вся правда в ваших словах, - заметил Венцлав. - Однако кара очень уж страшная даже для закоренелых грешников. Нет ли здесь каких-то более глубоких, тайных причин?

- Ваше величество, вы, как всегда, смотрите в корень проблемы. Действительно, тайные причины есть. Последние несколько лет в Королевстве замечен необычайно большой рост еретических и богомерзких культов, равно как и их почитателей. И последствия действия оных не замедлили сказаться. К сожалению, возможности Ордена не безграничны, и только этой причиной объясняется низкая эффективность наших действий.

- Ну что вы, отче, - перебил король. - Орден - единственная организация в Королевстве, которая добросовестно выполняет свои обязанности. Без вас мы бы давно уже погрязли в грехах. Архиепископ внимательно посмотрел на короля. Венцлав чертыхнулся про себя. Перегнул-таки палку! С этим святошей надо держать ухо востро, он нутром фальшь чует.

- Что поделать, ваше величество! Господь каждому назначает свою роль: одним суждено грешить, другим - наставлять их на путь истинный. Ибо как сказано в Послании: "Мир есть аки стадо глупое, без цели и разуменья идущее. Но как у стада есть пастырь, его ведущий, так и у мира будете пастырями мудрости, от тернистых троп его берегущими. И напротив, чистой тропой направляющие".

Король покивал с задумчивой миной, но от комментариев удержался. Его преосвященство продолжал.

- И вот, ваше величество, видя столь заметное ухудшение дел в государстве, Орден принял все возможные меры для восстановления законов Божьих. Но, к сожалению, пришлось прибегнуть к увеличению суммы расходов... Если вам будет угодно, я велю казначею Ордена предоставить подробный финансовый отчет.

- Отче, финансами занимается мой министр. Я же завел с вами разговор лишь с целью выяснения нужд Ордена и путей решения этих самых нужд. Скажите, нужна вам какая-либо иная помощь, кроме денежной?

Впервые за весь разговор архиепископ улыбнулся.

- Ваше величество... Единственное, в чем нуждается Орден - это именно денежная помощь. А всей иной помощью милостиво одаряет нас Господь...

ГЛАВА 3

Несмотря на то, что солнце уже зашло, жара еще держалась. Нагретый за день воздух тяжело колыхался волнами легкого ветерка, обволакивал липкой духотой. Высокие пирамиды тополей слабо шевелили листьями. Петр посмотрел на небо. Там застыли серые, слегка обагренные закатом облака, бесконечная лазурь постепенно серела. На монастырский парк начинали спускаться сумерки. Петр любил этот час, когда природа затихала, когда тишина нарушалась лишь легким стрекотаньем кузнечиков, когда каждый шорох был отчетливо слышен, концентрируя на себе внимание. И он любил этот парк. Высокие, коротко и ровно подстриженные кусты, спокойные тополя, в ветвях которых гнездились летучие мыши, мягкая трава. Здесь можно было забыть о заботах, забыть о страхе, ненависти, тщеславии и лжи. Забыть о смерти. Уже через несколько минут исчезали мысли, желания, хотелось лишь одного - остаться здесь и ждать чего-то. Чего-то удивительного и доброго, чего-то снисходительного и благодушного. И еще возникало ощущение одиночества. Нет, не такого одиночества, когда в непроглядной темноте становится неуютно и страшно, и хочется с криком бежать куда-нибудь, где есть еще хоть кто-то живой. Просто возникало ощущение, что вся суета исчезла, растворилась, и никого уже на свете нет, кроме вечной природы, кроме необъятного неба и теплой земли. Ну разве что звезды - далекие, холодные и яркие. Настанет ночь, и они опустят на землю свой любопытный взор, лишенный людских забот. Интересно, а каковы же заботы звезд? И есть ли они? Петр усмехнулся. Он вспомнил стих странников из Книги и негромко произнес его, прислушиваясь к собственному голосу:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать