Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нестеренко » Тень ведьмы (страница 41)


- Так прям и укрепляют... - засомневался второй монах. - От них только зубы портятся.

- Точно говорю. Не веришь - возьми, попробуй.

Первый монах протянул второму горсть лесных орехов.

- Да ну тебя к лешему с твоими орехами! - отмахнулся тот.

- Как хочешь...

За воротами застучали подковы и всхрапнула лошадь.

- Стой, чтоб тебя...

Голос за воротами прибавил несколько ругательств.

Монахи неодобрительно покачали головами.

- Эй, отцы, открывайте! - одновременно с голосом раздался стук в ворота.

Первый монах продолжал равнодушно щелкать орехи, собирая скорлупу в специально свернутый бумажный пакет. Второй приоткрыл окошечко в воротах и выглянул.

За воротами стоял человек в одежде гонца. Вид у него был усталый, но лошадь выглядела бодрой.

- Ну? - спросил монах.

Он знал, какой ответ последует. Спросил просто так, для порядку.

- Письмо к аббату, - сказал гонец.

Монах захлопнул окошко. Открыл ворота.

- Заезжай.

Гонец завел лошадь, держа за ее за повод, привязал к столбу у ворот.

- Идем, - без лишних вопросов сказал гонцу второй монах и пошел к зданию аббатства.

Гонец, разминая ноги, последовал за ним.

Первый монах равнодушно посмотрел им вслед и достал из пакета очередной орех. - Есть! Три-два.

- Да ладно, ты мне только слегка руку зацепил, - возмутился Петр. - Это не считается!

- Ну, да, хорош "зацепил"! Был бы у меня меч, а не эта палка, тогда б я на тебя посмотрел...

Петр рассмеялся.

- Чего смеешься?

- Да так, просто. Ты когда сердишься, так чудно глаза выпячиваешь... Словно рак вареный.

- Иди ты! - Иоанн улыбнулся.

- Ты бы поменьше горячился, - посоветовал Петр. - Оно и мирянину не подобает, а священнослужителю тем более.

- Да какой из меня священнослужитель? Я обычный убийца. И ты, между прочим, тоже.

- Я с этим не согласен... - возразил Петр.

- Ой, да брось ты! - Иоанн в сердцах отбросил деревянный меч. Единственная разница между нами, палачами, и разбойниками с большой дороги заключается в том, что мы убиваем во имя бога, палачи - во имя правосудия, а разбойники убивают с целью ограбить. Да, цели у нас разные. Но вот методы, боюсь, одинаковые... Если не худшие.

- Что ты хочешь мне доказать? - холодно спросил Петр.

- Ничего я не хочу доказать. Я лишь констатирую факт. По-моему, глупо и подло прикидываться святошами, если руки запачканы кровью. Да-да, кровью, и не имеет значения, чья это кровь - ведьмы, или же примерного прихожанина.

- В таком случае зачем же ты выбрал такую службу? Шел бы себе в проповедники.

Иоанн с досадой поморщился.

- Ты, я вижу, все никак не поймешь... Я никого не сужу, никого не порицаю. Пусть Господь решает, кто грешник, а кто праведник. Я же только говорю правду. Правду, понимаешь?

- Я-то понимаю. Но это твоя правда. Меня такая правда не устраивает. Я считаю, что следует четко проводить различие между людьми и демонами. Между ошибкой и преступлением. Между глупостью и злобой.

- Даже если результаты ошибки и преступления одинаковы?

- Да. Умышленный грех и грех случайный - две большие разницы. Умышленный грех - грех вдвойне.

- Не все ли равно дереву, кто его повалит - удар молнии, или топор дровосека?

Петр хмыкнул.

- Так недолго договориться и до того, что нет разницы между делающими благо. Пастух, мол, спасает овец от волков, выходит, он хороший. А мотивы, значит, им руководящие, не имеют значения!

- Почему бы и нет? Только Бог может бескорыстно желать людям добра и творить его. Человек же по природе своей грешен, и все его благие поступки вытекают из корысти и выгоды. Для выживания добро не менее нужно людям, чем зло.

- Так, по-твоему, и зло необходимо?

Петр хмуро посмотрел на Иоанна.

- Подумай сам, - рассудительно сказал Иоанн, - стал бы Господь позволять дьяволу творить зло, если бы в этом не было необходимости? Нет сомнений, что Бог несравненно могущественнее сатаны и при желании мог бы вообще запретить ему вмешиваться в людские дела. Но ведь этого не происходит. Значит, зло необходимо. Хотя бы для того, чтобы отличать его от добра. Кроме того, нередко бывает, что зло оборачивается добром.

Петр с сомнением покачал головой, но ничего не сказал.

- Да вот взять хотя бы нас... - продолжал Иоанн. - Мы с тобой творим зло. Не надо, не кивай, - убийство всегда зло. Это смертный грех. Но наше зло оборачивается добром для тех людей, которых мы таким образом защищаем.

- Я не считаю, что мы совершаем смертный грех, убивая ведьм, - отрезал Петр. - Наоборот, этим мы очищаем свою душу от зла.

- Ну что ж, я буду только рад, если так оно и есть... - усмехнулся Иоанн.

- Брат Петр! Брат Петр!

К Петру подбежал монах.

- Вас срочно зовет отец Люцер!

- Только меня?

- Нет, - монах перевел дыхание. - Еще было велено позвать вас, брат Иоанн, и брата Луку.

Иоанн и Петр переглянулись.

- Ну ладно, пошли, - сказал Петр.

Они быстро пересекли парк. Когда они вошли в келью отца Люцера, то увидели, что Лука уже ждет их там.

Отец Люцер выглядел обеспокоенным.

- Явились? - сказал он, оглядывая клериков. - У меня для вас плохие новости. Только что прибыл гонец с сообщением.

Отец Люцер сделал паузу.

- В Междулесье начали пропадать люди.

Охотник отдыхал. Он лежал, растянувшись, на сене и покусывал травинку. За перегородкой топталась лошадь, где-то рядом шуршали куры. На дворе был знойный полдень.

Охотник протянул

руку, взял кружку с квасом. Холодная, только что из погреба. Он с наслаждением отпил, не выпуская травинки изо рта. Откинулся на сено, зажмурил глаза. Пахло лугом. Дверь сарая скрипнула.

- Отдыхаешь? - Севастьян принялся шурша сеном рыться в углу сарая.

Охотник открыл глаза.

- А ты что ищешь-то?

- Да гнезда куриные. Устроили где-то тут склад, никак найти не могу...

Севастьян некоторое время копошился, затем что-то удовлетворенно промычал и вернулся, неся шапку, доверху наполненную куриными яйцами.

- Вот они, родимые. Видал? - показал Охотнику.

Охотник равнодушно кивнул.

Севастьян не уходил. Видно, ему хотелось поговорить. Он немного потоптался на месте, а потом не выдержал.

- Сегодня разговаривал с соседом, - сообщил он. - Приехал он вчера из Каменки - за глиной ездил. Так слышь, говорит, пропадать там девки начали, прям как в том году у нас...

Охотник так и подскочил на сене. Выплюнув травинку и забыв про кружку с квасом, он спрыгнул на землю и подошел к Севастьяну.

- Да ну? - произнес он, стараясь не выдать волнения. - Верно говорит?

- Вестимо! Уж он-то врать не станет, - охотно сказал Севастьян, обрадованный интересом Охотника к разговору. - Не иначе опять упыри бесчинствовать начали.

- Почему вдруг упыри?

- А кому ж еще-то? - удивился Севастьян. - Ни с того, ни с сего пропали люди и следов никаких нет. Куда бы им деться? Упырей работа, не иначе!

- Слушай, Севастьян, а далеко ль отсюда до этой самой Каменки?

- Да не так чтобы очень... На телеге за день добраться вполне можно. Это ежели не спеша. Ну а верхом, так раза в три-четыре быстрее.

- Скажи-ка, а ты не знаешь ли случаем, есть в Каменке церковь?

- Церковь-то? Конечно, есть. Как же ей не быть? Село большое, богатое. Есть церковь.

Севастьян хитро посмотрел на Охотника.

- Ты, небось, думаешь, что ежели церковь есть, то будет кому и упырей извести? Так я тебе скажу: ерунда все это. Вон, в прошлом году приезжали к нам монахи аж из Столицы, а что толку? Поездили по округе, порасспрашивали, на том и закончилось. Да оно и понятно: что ж попы супротив такой нечисти сделают? Тут бойкие вояки нужны. Али хотя бы охотники.

Охотник усмехнулся.

- Вот ты, к примеру, мог бы упыря одолеть? - продолжал Севастьян.

- Кто ж его знает? - уклончиво ответил Охотник. - Кабы хоть раз такого зверя увидеть, тогда бы уж и говорить можно было...

- А ты попробуй. Съездил бы и вправду в Каменку. Поговорил бы с крестьянами, собрал пару-тройку лихих охотников, да и попробовали бы упырей-то выследить. Глядишь, что и получится. Подзаработал бы - там, в Каменке, заплатить есть кому.

- Да я уж как-то предпочитаю синицу в руках упырю в небе, - сострил Охотник. - На мой век медведей да волков хватит.

- Дело твое. Только...

- Послушай, Севастьян, - перебил Охотник, - а где падчерица твоя?

- Мария? А где ей быть - в саду, небось. - Ты, Севастьян, вот что... Поглядывай за ней. Да скажи, чтоб из дому сама не уходила.

- С чего бы это вдруг?

- С того, что не хочешь же ты, чтобы она так вот пропала, как, например, в той же Каменке происходит. Или так, как у вас в прошлом году было.

- Господь сохрани! - перекрестился Севастьян. - Оно, конечно, сказать правду, недолюбливаю я ее - не родная все ж таки дочь... - он понизил голос. Но зла ей не желаю. Пойду, отыщу ее, да и вправду поостерегу.

Севастьян, не выпуская из рук шапки с яйцами, пошел в сад.

Охотник зашел в дом. Достал из сундука свою сумку, вынул что-то, завернутое в тряпку. Развернул. Это были два тщательно заостренных кола и серебряное распятие.

В комнату вбежал хозяйский сын. Размахивая ивовым прутом, он обежал вокруг стола, затем уселся на лавку и принялся болтать ногами.

- Играешь? - добродушно спросил Охотник, пряча колья в сумку.

- Ага, - заявил мальчик. - Дядя Михаил, а вы еще долго у нас пробудете?

- Не знаю, малец, не знаю.

- Поживите еще - меч мне деревянный сделаете.

- Там поглядим.

Охотнику пришла в голову одна мысль.

- Я б тебе, малец, конечно меч сделал, - как бы с сожалением сказал он, да вот только дерева подходящего не найду.

- Какое ж вам дерево нужно?

- Осина мне нужна, вот какое. А у вас тут в лесах она не водится.

- Это точно, не водится, - подтвердил хозяйский сын. - А зачем вам осина-то нужна? Вы из клена сделайте.

- Ну, что ж это будет за меч из клена! - возразил Охотник. - Тебе ведь не просто меч нужен, а такое оружие, чтоб и против упырей, и против всякой иной нечисти годился. А для этого, окромя осины, никакое дерево не подходит...

Хозяйский сын задумался.

- Есть! - вскрикнул он вдруг и спрыгнул с лавки.

Глаза его загорелись радостным огнем.

- Знаю! - сказал он Охотнику. - Вы, дядя Михаил, сходите за огороды, там посадка есть. Вот в той посадке, с самого края, и растет одна осина, вы увидите.

- Ну, коли так, - Охотник поднялся, - то будет тебе меч. Схожу сейчас за огороды и поищу твою осину.

- Меч, меч!

Мальчик восторженно вскрикнул и убежал, размахивая прутом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать