Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нестеренко » Тень ведьмы (страница 50)


Мария поняла, что переубедить Марту ей не удастся. Спать, в общем-то, особо не хотелось, и Мария решила пойти на уступку.

- Ладно, так уж и быть, - согласилась она. - Идем, поищем твои тайные ходы. Только свечу захвати.

- А как же без свечи! Конечно захвачу.

Марта была довольна - идти одной ей очень не хотелось.

- Ну, пошли, - сказала она, предварительно выглянув в коридор и убедившись, что никого там нет. - Только тихо!

Они медленно, на цыпочках преодолели коридор и очутились перед закрытой дверью библиотеки.

- Заперто, что ли? - спросила Марта шепотом. - Да нет.

Мария осторожно надавила на ручку. Дверь скрипнула, с легким шорохом отворилась. И замок снова погрузился в ночную тишину. Девушки вошли, затворили за собой дверь. Свеча бросала свет на каменный пол, на ровные ряды книг на полках. Здесь было уютно, только слишком тихо. Такая тишина заставляет чувствовать себя как-то неловко, возникает определенное напряжение. Откуда-то из глубины сознания всплывает тревога, и, царапаясь, ползет к сердцу.

- Вот здесь я его встретила, - указала Мария.

- Ага... Держи свечку.

Марта принялась внимательно изучать стену, ощупывая каждый камешек и проверяя каждую подозрительную щель.

Мария с интересом наблюдала за ней.

- Ну как? Сколько уже потайных ходов нашла?

- Погоди, не так скоро... Тут где-то должна быть скрытая кнопка.

Марта попробовала было поочередно надавливать на каждый камень в стене, но скоро поняла, что таким образом искать кнопку ей придется слишком долго.

- Дай-ка мне, наверное, свечку! - попросила она Марию. - Мне пришла на ум хорошая идея.

Взяв свечу, Марта стала медленно водить ею вдоль стены.

Марии стало смешно.

- Что это ты делаешь?

- Увидишь.

Неподвижное пламя свечи вдруг беспокойно затрепыхалось. Марта замерла.

- Вот оно!

- Что?

- Видишь, отсюда дует. Сквозняк. Значит, стена не сплошная. Там есть какой-то проход, причем он связан с улицей. Теперь надо только найти рычаг, которым открывается дверь.

- Где ты видишь тут дверь?

- Да вот же она, смотри: видишь щели?

- Как будто... Да, вижу. Ишь ты, неужели и правда потайной ход?

- А что ж еще? Это-то понятно, весь вопрос в том, где эта проклятая кнопка. Ты что-нибудь подозрительное видишь?

Мария покачала головой.

- Что тут можно увидеть? Ты свечу слишком близко к стене поднесла.

Марта приподнялась и отошла от стены, подняв свечку над головой. Девушки принялись обшаривать стену внимательными взглядами.

- Вот он! - уверенно сказала Мария. - Вон тот камень. Видишь, он как бы вдавлен чуть-чуть.

Марта торопливо надавила на камень.

С каменным скрипом часть стены отделилась, открыв проход, из которого дунуло холодом и сыростью.

- Ух ты! Нашли!

- В самом деле, тайный ход... Ну, Марта!

- Теперь будешь меня слушать?

- Буду. Только что делать станем теперь?

- Как что?! - удивилась Марта. - Пойдем, посмотрим, куда он ведет, - она схватила Марию за руку.

- Погоди!

Мария замерла в нерешительности.

- Мало ли куда он ведет, - сказала она беспокойно. - А вдруг там подземелья какие-нибудь? - Ну и что? Там же никого нет. Идем.

Осторожно ступая, они вошли в загадочный туннель.

Здесь было прохладно. Каменные стены покрывала плесень, кое-где росли бледные грибы. Пахло сыростью. Из темноты доносился иногда крысиный писк. Пламя свечи нервно дрожало.

- Жутковато здесь.

Мария не отрицала. Теперь она уже сожалела о своем опрометчивом решении отправиться на поиски подземелий.

Неожиданно туннель раздвоился.

- Ой, их теперь два! Куда пойдем?

- Давай направо - оттуда сильнее дует. Может во двор выйдем...

Девушки пошли правым туннелем. Здесь и вправду сквозняк был сильнее. И через некоторое время он погасил свечу.

- Ну вот! - дрожащим голосом сказала Мария. - Теперь что делать будем?

- Спокойно! Выход должен быть совсем рядом.

Действительно, скоро стало чуть-чуть светлее. А затем девушки увидели звезды.

- Где это мы?

Марта оглянулась. Позади них была замковая стена. Они очутились позади глухой стороны ограждения замка. Отсюда не было ни дороги, ни тропинки, все кругом поросло колючими кустами терна. Отверстие входа было замаскировано висячим плющом.

- Мы с обратной стороны замка. Здорово!

- Ну ладно, идем обратно, - попросила Мария. - Что здесь делать?

- Хорошо, идем.

Они вернулись в туннель. Идти приходилось медленнее, чем до этого, потому что было слишком темно. И все равно, что-то слишком уж затянулся их путь.

- Где эта развилка? - недоумевала Марта. - Уже должны были дойти.

Но развилки не было. Зато впереди они увидели свет.

- Мы, наверное, не туда свернули...

- Конечно не туда! Откуда бы взялся свет! Идем назад, - шепнула Мария.

- Да ладно, раз уж зашли, давай посмотрим, что здесь.

- Марта, не надо! А если тут кто-нибудь есть?

- Кто тут может быть? - скривилась Марта. - Вечно ты всего боишься.

Они подошли к источнику света. Это был факел, укрепленный в железной скобе в стене. А рядом была низенькая деревянная дверь.

- Интересно, что там? - Марта потянула за массивное кольцо.

Дверь легко отворилась.

Девушки вздрогнули - на пороге стоял человек с черной свечой в руке.

- Ну вот, - сказал он неприятным голосом, - я же говорил, что мы еще встретимся...

ГЛАВА 21

- Куда тебя несет!

Мстислав резко дернул вожжами.

- У-у-у, холера! Я тебе!

Он недовольно покосился на кобылу. Нет, не нравилась ему новая лошадь. Тут, понимаешь, привык, что животина сама и дорогу знает, и все привычки хозяйские, так нет - приучай ко всему заново. А

нет уже ни времени, ни желания. Не хотел, ох как не хотел Мстислав расставаться с предыдущей своей лошадкой, гнедой семилеткой Зорькой, да пришлось. Угораздило какого-то обалдуя косу в траве бросить, ну, а лошадь об нее и обрезалась, когда на лугу паслась.

Уж как Мстислав ни уговаривал коновала, как ни сулил ему могорыч, ничего не вышло. "Что ж я могу сделать? - ответил коновал, вытирая запачканные руки о фартук. - У ней, вишь, ахиллова жила перерезана... Не, ничего не попишешь, надо дорезать".

Пришлось брать эту дуру-трехлетку. И нрава она была злого - все норовит укусить да лягнуть. Оно, конечно, по молодости, да только от того не легче. Было б еще полбеды, если бы Мстиславу не приходилось так много и часто ездить. Но ездить надо было часто - то зерно на мельницу возить, то за дровами, то в город. Окромя прочего, регулярно возил он оброк в замок и в монастырь. Как и теперь.

Новая лошадь, понятное дело, дороги в монастырь не знала. И не то что в монастырь... Она, похоже, вообще к повозке не была приучена. Стоило только Мстиславу задремать, как она тут же съехала с дороги на обочину и потянула куда-то в степь.

- Чертям бы на тебе ездить! - выругался Мстислав, расставаясь с мечтой хоть немного подремать в дороге.

Чтобы скоротать дорогу, он стал глядеть по сторонам.

Вокруг раскинулась степь. Вся она была усеяна разнообразными буграми и кочками, поросшими тонкой, с узкими острыми листьями травой. Кой-где попадались колючки, встречались небольшие болотца, больше напоминающие крупные лужи. В таких болотцах, поросших камышом, было истинное раздолье уткам - здесь было вдоволь ряски, и, в то же время, была и вода. Многие односельчане Мстислава, имеющие уток, пригоняли их сюда пастись. Мстислав уток не держал. Он не любил их за противное кряканье и большую прожорливость. Да и мясо утиное он особо не жаловал - слишком уж оно было жирное.

Вдалеке синели горы. Там находился замок хозяйки, графини Ла Карди. Мстислав вспомнил, что как раз на днях надо везти в замок оброк, и, представив себе долгую поездку на новой норовистой кобыле, поморщился.

Кобыла зло тряхнула ушами и потянула к обочине.

- Куда тебя дьявол тянет!.. - начал было Мстислав, но затем увидел, в чем дело. - Тпру!

Лошадь остановилась.

Мстислав слез с телеги и принялся собирать в охапку неосторожно оброненный кем-то свежескошенный овес. Собрав, уложил сзади, возле бочонка с медом.

Кобыла недовольно фыркнула и помотала головой.

- Ничего-ничего! - успокоительно сказал Мстислав и тряхнул вожжами. Потом сожрешь, никуда он не денется.

Мстислав подумал, что надо будет скормить овес лошади по приезду в монастырь, но затем другая мысль пришла ему в голову. Он вытянул из-под себя пустой мешок и накрыл им овес, заботливо подвернув края. Они и так лошадь накормить должны, а этот овес я лучше домой свезу, решил он.

Мстислав не был скупердяем, но если была возможность на чем-то сэкономить, то никогда ее не упускал. В селе он слыл хозяином небогатым, но рачительным. А так как за особым достатком он никогда не гнался, то жизнью был в общем-то доволен. Просторная, недавно отстроенная изба, большой двор, четыре сарая, огород, сад. Была и лошадь, и корова, и свиньи, а уж про птицу и говорить нечего. Была даже небольшая пасека. Чего еще, спрашивается, надо?

Послышался колокольный звон.

К вечерне звонят, подумал Мстислав, прислушиваясь. Была у него одна слабость - любил он послушать такой вот звон, с переливами, когда одновременно несколько колоколов звучат. Музыку, как не странно, не жаловал, а вот монашеское пение и колокольный бой любил. Всегда на праздники просыпался пораньше и шел к церкви - послушать. Святая музыка так и щипала душу.

Вспоминалось, наверное, детство. Ночь, бушует буря. Ливень, молнии сверкают. Страшно. Заберется он с сестрами и братьями на печку, забьются они подальше, укроются отцовским кожухом. Только глаза поблескивают. А на дворе гроза. Дед говорит, что это все ведьмы шалят, их, мол, рук дело. Тогда в церкви начинают бить в колокола, призывая ангелов разогнать бесовские козни. И так чудно становится: сквозь гулкие громовые раскаты пробивается хрустальный неземной звон, словно бы споря с небом, с тучами.

А еще больше Мстиславу нравился орган. В сельской церкви его не было, конечно, но вот в городе Мстислав однажды послушал-таки, как звучит этот священный инструмент. Ни с чем не сравнить. Словно бы и не инструмент это, а живое существо. И даже не одно, а несколько: одно пищит так тоненько, словно собака скулит, другое наоборот - мычит как бугай, третье медведем рычит, четвертое еще как-нибудь... В целом получается удивительный хор. И строго, и торжественно, и радостно, и жалостно одновременно хор такой звучит.

В монастыре орган был, только играть на нем никто не умел. Кроме брата ключника. Да вот беда: ключник почти всегда был не в настроении. До того, как попасть в монастырь, толстый ключник любил "приложиться к чарке", а тут с выпивкой были проблемы - монастырь-то женский, значит, ни винных, ни пивных погребов в наличии не имелось. Нет, погреба, конечно, были, только хранились в них не пузатые винные бочки, а кадки с квашеной капустой, да с рыбой соленой, да с яблоками мочеными. Сплошная закуска, одним словом. Мстислав это знал, поэтому частенько захватывал с собой то сидра бутыль, то водки пузырь, к большой радости ключника.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать