Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нестеренко » Тень ведьмы (страница 8)


Звонарь как всегда пунктуален, подумал послушник, слушая вечерний перезвон колоколов. Талант, от бога талант! Ишь, как переливаются, что твои соловьи. Монастырский двор пустел - настало время вечерней молитвы. Ключник поднялся, окинул взглядом ворота.

- Гляди у меня! - пригрозил он послушнику. - Следи за воротами, буде кто приедет, беги, зови меня. Ежели заснешь, как давеча - не миновать тебе плетей. И поста строгого.

- Все понял, отче. Буду бдить.

Ключник ушел. Послушник некоторое время созерцал закат солнца, затем пощелкал припасенных заранее подсолнуховых семян. Начинали жужжать комары. Тут ему вроде послышался стук копыт. Он прислушался. Действительно, кто-то мчался, и весьма резво. Вот уже копыта загрохотали совсем близко. Наездник остановился, соскочил с лошади, застучал кольцом, что висело на воротах.

- Эй, открывайте, святые отцы!

Послушник отодвинул заслонку, выглянул в окошечко. Перед воротами стоял человек в гербовом кафтане. Рядом с ним переминал ногами мокрый жеребец.

- Кто таков, чего надобно? - буркнул послушник.

- Посыльный от барона Линка. Я только что из замка, у меня письмо к настоятелю! - Покажи письмо.

Гонец достал из-за пазухи конверт и приложил к окошку. Письмо было с печатью, но разобрать герб послушник не смог. Да он и не знал герба барона, как и самого барона. Спросил он просто так, "для порядку".

- Ну, так давай письмо.

- У меня приказ: отдать настоятелю в руки лично!

- Ишь ты! Лично! Ладно, погоди тут, схожу за ключником.

Послушник нашел ключника в подвале - он запирал винный погреб.

- Отче, там гонец баронский прибыл, привез настоятелю письмо. Говорит, что отдать должен самолично.

- Письмо показал?

- Показал, есть у него письмо.

- А печать баронская?

- Ага.

Ключник нахмурился.

- Я тебя вчерась порол?

- Пороли, отче... - пробормотал послушник, смутившись.

- А за что? Сказывай!

- За это... за лживость.

- Так что, опять пороть надобно? Откуда ты знаешь, что печать баронская, ежели ты ее не видел ни разу? А?

- Ну... Мне показалось, что баронская, с гербом вроде...

- Вроде! Вот уж убоище, прости господи! Беги живо к настоятелю в келью и расскажи про гонца.

Послушник скрылся. Ключник пошел открывать ворота.

- Братие! - настоятель выдержал паузу. - Братие! Пробил час, пришло и нам время вступить в борьбу с Врагом. Пробил час для жертвы, пробил час для испытания. Те из вас, кто слаб духом, пусть не покидают стен монастыря, пусть поддержат нас молитвой. Те же, которые готовы к жертве, к сражению, пусть укрепят свой дух и сердце.

Настоятель обвел глазами толпу монахов.

- Пусть теперь слабые духом оставят наши ряды...

Толпа зашевелилась. Несколько монахов торопливо покинули строй. Большинство осталось на месте. Настоятель поднял руку, медленно сотворил знамение.

- Благословляю вас, братие! Святое дело предстоит нам. И чтобы ни случилось, помните: благословение Господне с нами! А теперь в путь.

Двое послушников открыли ворота. Толпа монахов выкатилась за ворота и быстрым маршем двинулась в путь.

Ключник проводил их взглядом.

В ночной мгле неожиданно загорелись желтые огоньки. Усатый дозорный протер покрасневшие глаза и всмотрелся во мрак.

- Эй, Данила, огни видишь? - спросил он напарника, чистившего сапог. Данила отложил недочищенный сапог.

- Вон те, что ли? - указал рукой. - Ну вижу...

- Откуда бы?

- Может, монахи опять процессию затеяли?

- Да, видать, они - больше некому.

- И охота им по ночам шляться? - Данила вновь принялся за сапог.

Усатый зевнул, поплотнее закутался в плащ. - Ну и ветер же тут!

На башне действительно было холодно. Данила дочистил сапог, обул.

- Во, совсем другое дело! Страсть как люблю, когда сапоги блестят!

- Да, тебя хлебом не корми - дай только сапоги начистить, - сострил усатый. - Может, и мои заодно обработаешь?

- Да иди ты, - вяло отругнулся Данила. Видимо, подобные шутки приходилось ему выслушивать нередко.

- Сходил бы лучше за кипятком, слышь?

- Какой, в беса, кипяток? Забыл, что в замке деется? Им там не до кипятку.

- А что, ежели барон помер, так теперь и нам не жить? Нет, я лично на голодное пузо не собираюсь тут мерзнуть.

- Ну-ну... - усатый покачал головой. - Ты не мне, ты сходи это уряднику расскажи.

Данила промолчал, отвернулся. И увидел, что огни приближаются.

- Постой-ка! Они, никак, сюда идут?

- Кто? Ах ты... Что это тут святошам понадобилось? Иди-ка, наверное, за урядником!

Урядник протер заспанное лицо.

- Кто? Что? Какие монахи?

- Ну, вестимо какие... Из монастыря. Сюда идут.

- А-а-а, монахи, - урядник наконец проснулся. - Отпевать, что ли? Так впусти!

- Не знаю, отпевать, али как, а только много их что-то.

- Ну, ясное дело, пожрать на дармовщину завсегда охотников много. Черт с ними, пускай всех, все равно ведь не отделаешься!

- Да не, господин урядник, гм... гм... - Данила откашлялся. - Их там дюже много, чуть не до сотни!

- Что ты мелешь?! Черт бы вас всех побрал, поспать не дадут! Пошли!

Пока они шли к воротам, урядник ругался.

- Не замок - трактир! То гонцы шныряют, то монахи какие-то по ночам шляются... Куда прешь, холера?!! - пробегавший мимо поваренок получил подзатыльник. - Где варта?

Вартовой выступил из тени, замер.

- Опускай мост! Сейчас посмотрим, что там за монахи...

Заскрипели цепи, мост опустился. Возле рва стояла внушительных

размеров толпа монахов. Горящие факелы выхватывали из темноты неподвижные фигуры в рясах.

- Боже мой, за что, Господи? За что?.. Как же нам теперь... как? баронесса продолжала всхлипывать.

- Ну полно, голубушка, будет вам убиваться! - успокаивал ее лекарь. - Все еще образумится. Вы должны подумать о детях.

- Я не могу... Давид, на кого ты нас покинул?! Гос-споди-и-и! Я этого не вынесу...

- Нельзя, нельзя, надо крепиться. Выпейте микстуру, вам станет легче, лекарь подал склянку.

- Нет! - взвизгнула вдруг баронесса и выбила из его рук склянку. - Я хочу его увидеть! Почему вы меня не пускаете?!

Она рванулась к дверям. Дворецкий едва успел подхватить ее возле самых дверей. Баронесса забилась в истерике.

- Пустите меня! Я хочу его увидеть! Я хочу попрощаться с ним!

- Ну хорошо, хорошо, успокойтесь, сейчас я спрошу священника, завершил ли он отпевание.

Лекарь сделал знак дворецкому и вошел в комнату, прикрыв за собой двери. Баронесса как будто успокоилась.

Комната была окутана мраком. Лекарь зажег свечу и увидел фигуру священника, стоявшего у окна.

- Вы закончили, отче? - спросил лекарь.

Священник продолжал смотреть в окно, не отвечая. Лекарь подошел к постели усопшего, присветил свечой. Руки у него затряслись. Лицо и руки покойника были покрыты кровавыми пятнами.

- К-когда это появилось?!! - закричал он, отступив назад. - Да это же...

Лекарь подбежал к священнику, все так же смотрящему в окно, схватил его за рукав, развернул. И отпрянул в ужасе.

- Да, сын мой, - сказал священник. - Это Красная Напасть.

И вытер со лба кровавый пот.

Урядник не заметил кинжала. Он почувствовал холод стали под сердцем и рухнул на колени. Удивиться он не успел. Вартовой выхватил меч, но две арбалетные стрелы почти одновременно пронзили ему горло. Данила кинулся к подъемнику, но понял, что не успеет. Рубанув преградившего ему дорогу монаха, он побежал к казарме с криком "Тревога!". Вдогонку свистнуло несколько стрел, послышался топот бегущих ног. Данила ворвался в казарму, ударил в колокол. Его схватил за плечо разбуженный дружинник.

- Чего орешь?

- Где дружина?! - заорал Данила.

Казарма была пустой.

- Дружина? Где ж, как не в городе! Выехали еще с вечера - гонец письмо с наказом привез. А что такое? - встревожился дружинник.

В казарму вбежали трое монахов. Первый с разгону воткнул копье дружиннику в живот, двое набросились на Данилу с мечами. Храбрости им было не занимать, а вот фехтовать они не умели. Уклонившись от меча одного и выбив оружие из рук другого, Данила выскочил из казармы, надеясь добраться до конюшни. Путь ему преградила четверка монахов с копьями. Последнее, что он увидел, была темная кровь, забрызгивающая начищенные сапоги.

К замку, одна за другой, подъехали четыре подводы, груженные винными бочками. Монахи принялись торопливо разгружать подводы и заносить бочки во двор замка. Там их вскрывал длинный монах, ловко орудуя кинжалом. Остальные, с ковшами в руках осторожно подходили, зачерпывали из бочки и убегали в темноту.

- Торопитесь, братие, - настоятель поглядывал на звезды. Монахи торопились. Мелькали рясы, трепыхались капюшоны, мимо настоятеля проносились потные лица.

- Не забудьте про пристройки! - напоминал настоятель. - Что там у них конюшня, казарма, скотный двор?

- Сараи, - подсказал стоявший рядом с настоятелем монах с факелом.

- Да-да, сараи. Колодец есть?

- Конечно есть, даже два!

- Колодцы тоже!

- Слышали? Колодцы тоже.

Два монаха, кативших бочку, остановились.

- А как с колодцем быть? Прям туда, что ли?

- Ну да!

- Ага, - монахи покатили бочку дальше. - Поспешите братие! Время не терпит!

К настоятелю подбежал лысый монах.

- Отче, как с залами быть? Входить как-то боязно...

- Залы? - настоятель посмотрел на лысого. - Нет-нет, входить ни в коем случае не следует! Сделайте так. В каждую залу закатите бочку-другую, и все. А входить остерегитесь!

- Слушаюсь, отче! - лысый убежал.

- А сработает? - засомневался монах с факелом.

Настоятель посмотрел на него недовольно.

- Сработает? Хм, увидишь, как сработает!.. И услышишь, - добавил он после небольшой паузы.

Монахи торопились.

- Эй, кто там, отворяй ворота! - крикнул Валх.

- Кто такие? - к Валху подошел гвардеец с пикой.

- Дружина барона Линка. Что, герба не видишь?

Гвардеец всмотрелся. Кивнул, пошел к воротам.

- Отворяй, ребята!

Ворота с тяжелым шумом распахнулись. Отряд покинул город.

- Зачиняй!

За городскими стенами гулял ветер. Некоторое время отряд мчался галопом, затем перешел на рысь. Дружина барона Линка насчитывала две дюжины всадников.

- Который час был, когда мы город покинули, не помнишь, Хвост? - спросил Валх помощника, ехавшего рядом.

- Да за полночь уже...

- Ясное дело, за полночь! А если точнее?

- Дык, - Хвост смущенно крякнул, - я ж по часах-то не разумею... - "Не разумею!" Так пора бы уже "разуметь"! Дружинник баронский, мало того помощник воеводы, а образование у тебя, что у пня в лесу!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать