Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Лэйси Дансер » В погоне за миражами (страница 24)


— Я помню, как ты в ту ночь велел мне закрыть глаза, — чуть слышно прошептала она. Если она не может спасти его от адских мук, то хотя бы может дать воспоминание, которое хоть на секунду усмирит боль. — Темнота создана для тайн. Но я в моей темноте не буду думать о них. Со мной будет твое лицо и воспоминания о тебе.

Куин в последний раз заглянул ей в глаза, а потом закрыл их повязкой. Будущее, пепел его потерянной чести. Каприс, его маяк, живая и любящая. Он завязал узел, а потом наклонил голову и на секунду прижался к ее губам. Он уже разделил с ней страсть, любовь, опасность и ложь. Но до этой минуты она не знала о его нежности.

— Думай обо мне, дева-воительница, пока я не приду за тобой.

Ее улыбка оставила на его душе шрам — более глубокий, чем все остальные. Он отвернулся от нее. Настоящее и будущее были окрашены алыми пятнами прошлого.

Глава 12

— Ты не можешь пойти на такое! — резко проговорил Киллиан, когда Куин коротко закончил излагать ситуацию, сказав, что Каприс оказалась заложницей, и назвав цену ее свободы.

Не обращая внимания на гнев Киллиана, Куин начал переодеваться. Его мысли лихорадочно работали, пытаясь найти невозможные ответы ради женщины, которую он любил. В его мыслях не было места для эмоций Киллиана.

— Таков уговор. Этим я покупаю ее свободу.

Киллиан сунул руки в карманы, стараясь подавить гнев и вернуть себе способность мыслить здраво.

— Ты подписываешь собственный смертный приговор! И ты никогда в жизни не был наемным убийцей. Я не верю, что теперь ты готов им стать.

Куин не пытался опровергнуть его аргументы. На это не было времени. Он шел на самый крупный риск за всю свою жизнь.

Киллиан смотрел на шрамы, обезобразившие широкую спину Куина.Он видел их уже слишком много раз, чтобы реагировать на это зрелище, хоть оно и было поистине ужасным. Он нахмурился, лихорадочно перебирая в уме все варианты, понимая, что время убегает стремительно, словно вода из решета.

— Это не может быть настолько просто.

Куин стремительно натянул черные брюки и рубашку.

— Ее жизнь. Неужели ты всерьез думаешь, что я стал бы ею играть?

— Знаю, что нет. — Киллиан поймал Куина за плечо и заставил повернуться лицом к себе. — Говори со мной, слышишь? Я помогу тебе, что бы ты ни задумал. Я твой должник. А насчет оплаты долгов я так же щепетилен, как и ты. К тому же Каприс — моя свояченица.

Будь на месте Киллиана кто-нибудь другой, Куин мог бы надеяться его переупрямить, но Киллиана он знал. Не считая Каприс, он был единственным, кому Куин доверял на все сто процентов, и, кроме того, только он мог обеспечить ему те лишние шансы, которые так необходимы в этой последней игре.

— Это незаконно.

— Мне наплевать. — Киллиан нахмурился. — И не трудись напоминать мне, что я буду рисковать жизнью. Я знаю правила игры. Может, я из нее и вышел, но слишком хорошо помню, как она ведется.

— Мне известно, где находится мой объект. Не здесь, но близко. Я лечу туда сегодня. Выполню работу и вернусь.

— Придумай что-нибудь поубедительнее. Объект ты мне уже назвал — его так просто не уберешь. Что у тебя еще задумано?

Киллиан ясно дал понять Куину, что не отступится. Тот глубоко вздохнул.

— Прими план таким, как я сказал. Кил. Глядя в неумолимое лицо Куина, Киллиан чувствовал, что вот-вот поверит в невероятное.

— Нет.

Куин яростно посмотрел на него, слишком остро ощущая, как бегут минуты плена Каприс.

— Большего ты не добьешься.

— Добьюсь. Говори, что ты задумал на самом деле. Я тебя знаю — настолько, насколько ты вообще позволяешь другим себя знать. Ты не станешь вот так убивать человека. Я же сказал: ты никогда не был наемным убийцей, даже если объект заслуживал того, чтобы ему в мозги всадили целую обойму. А этот не заслуживает.

— Цена — Каприс.

— Я это знаю! — огрызнулся Киллиан. — И ты даром тратишь время, пытаясь меня провести.

Куин направился в гостиную.

— Ладно. — Он взял папку и сунул ее Киллиану. — Вот что происходит. Вот почему меня втягивают в эту паутину. Ловушка внутри ловушки, план внутри плана. И я допущу, чтобы это произошло. Но сначала я куплю жизнь Каприс. Еще один грех ничего не изменит.

Киллиан просмотрел информацию, содержавшую сложное сплетение обстоятельств, рассчитанных на то, чтобы не только отыскать Куина и использовать его способности для осуществления сложного, хотя и не невозможного убийства, но и выманить его из его логова на достаточно долгое время, чтобы задействовать несколько шпионов, которые проследили бы его до его убежища, куда он спрячется после завершения задания. Тогда будет организовано нападение, которое должно стереть его с лица земли. Дочитав до конца, Киллиан посмотрел в мрачное лицо Куина.

— А как же Каприс?

— Ты ее освободишь, пока я немного постреляю. — Взяв еще один конверт, на этот раз меньшего размера, он передал его Киллиану. — Тут полный план поместья Густава, описание системы охраны и движения часовых. — Он кивнул в сторону большого рюкзака, стоявшего у двери. — Это тебе. Внутри — ружье для дротиков и снадобья для часовых и собак. Незарегистрированный пистолет, два ножа и несколько дымовых гранат. Гато, Шандор и Иван ждут внизу. Они провезут тебя к поместью и будут сопровождать обратно, когда ты освободишь Каприс. Ровно в три утра в соседнем доме произойдет довольно шумный отвлекающий маневр. Масса огня, множество народа, суета. Это поможет тебе перелезть через южную стену. Единственное, чего я не знаю, это точного места, где прячут Каприс.

— Быстро сработано, — пробормотал Киллиан.

Куин пожал плечами. Если бы не время, потребовавшееся для того, чтобы вывезти его людей с острова, он действовал бы еще быстрее.

— Время — важный фактор.

— Как ты подделаешь убийство?

Куин отвернулся.

— Не

подделаю.

Киллиан смотрел в спину человека, относительно которого он был готов поклясться, что знает его.

— Обернись, — сказал он, — и повтори то же самое.

Куин повернулся к нему лицом.

— Я не собираюсь его подделывать. Это было бы слишком легко опровергнуть. Густав скорее всего пошлет своего человека, чтобы подтвердить убийство. Как, по-твоему, я смог бы за такой короткий срок что-то подделать?

— Ты мог бы попытаться.

— Если бы речь шла о Силк, ты бы стал

пытаться?

Оба мужчины, хорошо знавшие, что такое смертельный риск, стояли лицом перед истиной. Киллиан глубоко и гневно вздохнул.

— Я не могу стоять в стороне и смотреть, как ты это делаешь — что бы я ни чувствовал.

— А ты и не будешь стоять в стороне. Как ты думаешь, почему внизу ждет трое людей? Если ты меня вынудишь, они станут твоими тюремщиками, пока не будет слишком поздно что-то делать, кроме как освободить Каприс. — Куин надел кобуру, проверил обойму в изготовленном на заказ пистолете и спрятал его. — Я не стану рисковать ее жизнью — даже ради тебя.

— А если я откажусь участвовать в ее освобождении?

— Со мной тебе никогда не удавалось блефовать. — Улыбка Куина была мягкой, но взгляд серебряных глаз оставался ледяным, не обещая никакой пощады и не ожидая ее. — Мои люди прекрасно обучены. Я бы предпочел, чтобы с Каприс был ты, знакомый ей человек, но если понадобится, обойдусь моими людьми.

Киллиан выплюнул проклятье, которому его обучил Куин. Они оба не могут отступить.

— Ради нее и ради Силк я пойду на это. Но потом ничего не останется.

Куин кивнул: другого он не ждал. Как и Киллиан, за долгие годы знакомства он успел оценить порядочность своего друга. Именно это и определило сейчас сделанный им выбор. Жребий был брошен слишком давно, так что изменить уже ничего было нельзя.


Киллиан смотрел на дом, к которому его направил Куин. Люди Куина стояли позади него. Он не слышал ни звука, но ощущал их поддержку. Стояла тишина, только раздавались шорохи ночных животных, вышедших на охоту. Плащ темноты был слишком знакомым. Необходимость не совершить ошибки — тоже. Чуть повернув голову на шум обещанного отвлекающего маневра, Киллиан дал беззвучный сигнал к началу действий. Гато берет на себя собак. Иван — охранников. Шандор тем временем займется системой электронной защиты. Потом Гато и Шандор останутся прикрывать выход. Иван пойдет вперед, пока они не найдут Каприс. Двигаясь совершенно бесшумно, каждый превратился в тень, слившуюся с ночью. Киллиан не думал, ни что сейчас делает Куин, ни что сам нарушает закон. Куин позаботился о том, что у него не будет ни времени, ни возможности оповестить власти. Киллиану оставалось лишь освободить Каприс.


Каприс тихо чертыхалась, в который раз натыкаясь на резной столбик кровати с балдахином. Ей надоело быть слепой. Она не знала, что сейчас делает Куин, но не сомневалась, что он придет за ней. И она была намерена освободиться, чтобы помогать ему, а не сидеть связанной, словно цыпленок, приготовленный для жарки. Спустя секунду мешавшая видеть ткань соскользнула. Она заморгала, оказавшись в кромешной темноте, — новая неожиданность.

— А, ладно, — пробормотала Каприс, переключаясь на следующую задачу: улегшись плашмя на кровать, попыталась просунуть ноги сквозь петлю собственных связанных рук. — Дьявол! — пропыхтела она после нескольких минут бесплодных попыток.

Запястья горели, как обожженные, а она все еще так и не освободилась. Неловко встав, Каприс вслепую прошла по комнате, стараясь по возможности не шуметь. В конце концов ей удалось добраться до ванной комнаты, однако там не удалось найти ничего, что можно было бы использовать вместо ножа. Она уже собиралась уйти, когда ее внимание привлекло блеснувшее на полочке маленькое зеркальце. Повернувшись к нему спиной, Каприс взяла его и, мысленно возблагодарив Бога, разбила о край ванны. Осторожно, стараясь не наступить на осколки, она закрыла дверь ванной и рискнула включить свет. Достаточно большими оказались только два осколка, но этого должно было хватить. Усевшись на пол, она потянулась за первым осколком, который присмотрела. Шли минуты. Каприс работала. Не раз ей приходилось резко втягивать в себя воздух: стараясь поскорее освободиться, она часто ошибалась, и на ее коже оставались следы ее собственной неловкости. Она ощущала липкую теплоту собственной крови, но не отступала. Куин придет — и она будет готова.


— Иди первым, — приказал Куин, подталкивая шефа охраны перед собой. До задней двери главного здания оставалось всего несколько шагов.

Тот продолжал молчать, неохотно подчиняясь приказу. Они прошли через темные помещения к расположенной на втором этаже спальне. В комнате было темно, лежащая па постели фигура в сумраке казалась всего лишь бесформенной кучей покрывал. Как только дверь за ними закрылась, Куин несильно ударил своего пленника сзади по шее, эффективно избавившись от угрозы, которую тот мог бы представлять. Шеф охраны без чувств упал на пол. Куин бесшумно прошел к окну и, в соответствии с полученными от Густава в последнюю минуту указаниями, раздвинул занавески, чтобы человек, за ним наблюдавший, мог хорошо видеть происходящее. Он наверняка ничего не упустит благодаря биноклю ночного видения. Куин повернулся, прицелился и выстрелил в постель. Звук выстрела прозвучал едва слышным хлопком. Куча одеял не пошевелилась. Куин кивнул, задернул занавески и ушел тем же путем, каким проник в дом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать