Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Лэйси Дансер » В погоне за миражами (страница 29)


— Для него он тоже был бы желанным, если бы он узнал.

Врач постаралась спрятать удивление;

— Вы не станете ему говорить?

— Не могу.

На секунду врач нахмурилась, но потом по-своему истолковала безысходное отчаяние, прозвучавшее в голосе Каприс.

— Извините, Каприс. Я не знала.

Каприс не сразу поняла смысл этих слов. Только спустя несколько мгновений до нее дошло, что врач решила, будто Куин умер. В ее взгляде явно читалось сострадание. Каприс открыла было рот, намереваясь рассеять ее заблуждение, но в последнюю секунду передумала. Во всех отношениях для тех, кто ее окружает, это было правдой. Куин умер.

— Сейчас для меня нет ничего важнее ребенка, — сказала она вместо этого и ничуть не покривила душой.

— Если вы волнуетесь по поводу вашего здоровья, можете успокоиться. Несмотря на токсикоз, вы в хорошем состоянии. Немного устали. Но я пропишу вам таблетки, которые снимут тошноту.

— Никаких таблеток! Я потерплю.

— Но они не…

— Это окончательное решение. Если мне придется лежать плашмя, пока токсикоз не пройдет сам собой, я буду лежать. Но никаких таблеток.

— Хорошо. — Врач чуть заметно улыбнулась. — Надеюсь, до этого не дойдет. Просто не требуйте от себя слишком много. Спите сколько хочется. Небольшие физические нагрузки. Вставайте медленно. Короче, обращайтесь с собой поласковее. — Она встала. — И регулярно мне показывайтесь. Следующий раз — через месяц.

Каприс поднялась и прошла с доктором до двери.

— Вы уверены, что я в полном порядке?

Та улыбнулась:

— На все сто процентов. А ребятишки — создания удивительно выносливые. Они берут свое. Это матерям приходится тяжело в такие моменты. Так что прекращайте тревожиться и начинайте строить планы. Подбирайте имена и все такое прочее…

Каприс кивнула. Она еще не могла улыбаться. Известие о даре, оставленном ей Куином, было еще слишком свежим, слишком удивительным. Она считала, что лишилась всего — и вдруг узнала, что у нее есть будущее. Не то, о котором она молила Бога, но такое, в котором будет нечто очень и очень для нее важное. Наследство Куина, его ребенок. Она вышла в приемную, ища взглядом Силк. В людном лифте обе молчали.

— Ну, что она сказала? — нетерпеливо вопросила Силк, как только они сели в машину.

Каприс повернулась всем телом, остро сознавая присутствие плода, уже сейчас набирающего от нее силу.

— Я беременна.

Силк изумленно заморгала глазами.

— Повтори-ка еще раз, — с трудом выговорила она спустя довольно долгое время.

— Я беременна! У меня ребенок от Куина. — Протянув руку, Каприс поймала пальцы Силк. — Порадуйся за меня. Я думала, что потеряла все, но теперь у меня есть так много!

Силк стиснула пальцы Каприс, потрясенная жаждой любви, отразившейся в ее взгляде. Недолгие недели, прожитые с Куином, изменили ее до неузнаваемости.

— Если ты хочешь этого ребенка, то я сделаю все, что смогу, чтобы тебе помочь, — честно сказала она. Немного помедлив, она решилась задать вопрос, сразу же пришедший ей в голову. — А как ты собираешься сообщить об этом Куину? Или не собираешься?

Каприс выпустила руку Силк и немного отодвинулась. Она еще не успела подумать о будущем. Однако вопрос Силк напомнил ей о необходимости продумать свои поступки. Что до нее одной, она готова была бы встретить любую опасность, грозившую Куину, только ради возможности пробыть рядом с ним еще один день. Но его ребенком, живым наследством любимого ею человека, она рисковать не может. В это мгновение Каприс поняла полную меру преданности Куина. Он отпустил ее ради нее самой. И ради их ребенка она должна поступить так же.

— Я ничего ему не скажу. Он захочет быть с нами обоими. — Она подняла голову и посмотрела на Силк, которая явно не поняла смысла ее слов. — Я не могу рассказать тебе всего, но Куин постоянно живет в опасности, гораздо более сильной, чем мое похищение. Я не хочу… нет, не могу подвергать его ребенка такой опасности — так же, как он не захотел, чтобы я и дальше жила под такой угрозой. Он сделал выбор, и я его приму.

Силк смотрела в застывшее лицо Каприс, читая на. нем решимость, против которой бессильны были бы любые слова.

— Киллиану это не понравится, — сказала она наконец. — Он не допустит, чтобы ты оставалась одна со своей беременностью,

— Тогда не надо ему ничего рассказывать.

— Но ты не сможешь это утаить. Через несколько недель, в зависимости от того, какой сейчас сроку, у тебя начнет расти животик.

— Шесть недель., И я понимаю, что держать это в секрете все время не получится. Но пока можно. Мне надо много сделать, составить планы. И главное — никто в семье не должен знать имени отца моего ребенка. Только так я смогу обеспечить его безопасность и безопасность Куина.

Силк кивнула: она поняла Каприс, благодаря тому, что рассказал ей Киллиан и тому немногому, что знала сама.

— Я не забуду. — Она включила двигатель. — Но ты должна знать, что полмира начнет воображать невесть что.

Каприс слабо улыбнулась — а ведь еще утром ей казалось, что она больше никогда не улыбнется!

— Мне все равно. Я так счастлива, что плакать хочется. Я больше не пустая, — просто сказала она, и благодаря этой простоте ее искренние слова прозвучали особенно трогательно. — Куина нет, но он оставил частичку себя, чтобы мне не было одиноко. Я и не надеялась, что мне

останется так много.

Силк услышала в голосе Каприс полную примиренность с жизнью. Она не могла бы вспомнить, когда ее сестра не добивалась бы какой-то цели. Никакое достижение не представлялось ей немыслимым. Но теперь она не только отворачивалась от будущего с любимым человеком, но и принимала это так, словно это было справедливо.

— Я тебя не понимаю. Если ты любишь этого мужчину, от которого ждешь ребенка, — так борись за него! Не сдавайся. Раньше ты никогда не сдавалась. Никто из нас не сдавался.

Каприс откинулась на спинку сиденья, переплетя пальцы на животе.

— Поедем домой, Силк, — тихо проговорила она, не отвечая на вспышку сестры. — И если твое предложение погостить у вас подольше еще в силе, я хотела бы ненадолго его принять — по крайней мере, пока не пройдет токсикоз.

— Не глупи. Ты пробудешь у нас столько, сколько захочешь. — Силк вывела машину на улицу, но потом вернулась к своим предыдущим словам. — А как же Куин? Он имеет право знать о ребенке — даже если вы не будете вместе. Ты ведь сама признаешь, что он захотел бы остаться с вами обоими.

Каприс нахмурилась. Слова Силк возымели на нее некоторый эффект.

— В конце концов, это ничего не изменило бы.

— По-моему, ты недооцениваешь Куина и себя. Благородство хорошо на бумаге, но ночью оно тебя не согреет. И отца твоему ребенку оно тоже не даст.

— У ребенка Куина есть отец, — непререкаемым тоном заявила Каприс. В ее голосе впервые зазвучали гневные нотки. — Он или она будут знать о Куине. Я об этом позабочусь.

Силк искоса посмотрела на нее и покачала головой.

— Я не отступлюсь, ты же знаешь.

— Делай что хочешь, только Киллиану не рассказывай.

— Боишься, что это сделает он? Каприс молча кивнула. Ее определенно тревожило то, что мог бы предпринять Кил-лиан. Она слишком хорошо рассмотрела его лицо, когда он оставил ее в машине и пошел разговаривать с Куином. Он не был согласен с тем, что решил сделать Куин, и ему очень не по душе была его собственная роль. Кил-лиан — человек вспыльчивый, и он полностью предан Силк и ее интересам. Ради Силк, если не ради ее сестры, он пойдет воевать с Куином. Куин победит, но эта победа всем им будет стоить слишком дорого.


— Если ты к нему не поедешь, то хотя бы напиши!

— Я не знаю его адреса, и ты тоже не знаешь.

— Киллиан тебе скажет.

Поднося к губам чашку с чаем, Каприс улыбнулась сестре.

— Перестань меня пилить и иди одеваться. Ты обещала помочь мне искать дом. Я отказываюсь растить ребенка Куина в городской квартире!

— Это ведь и твой ребенок, знаешь ли. Улыбка Каприс стала еще шире.

— Знаю. Но мне приятно думать о том, что это его ребенок.

Силк поморщилась.

— Я не отступлюсь.

— И это я тоже знаю. Тебе нравится пилить. Даже Киллиан это признает.

Силк встала, произнеся несколько отборных ругательств.

— Никогда не думала, что настанет день, когда ты станешь такой благодушной. Право, ты становишься флегматичной, как корова. У тебя с этим животным очень много общего, вот только твое тело больше похоже на элегантную борзую.

Каприс рассмеялась.

— Шевелись, а то я уеду без тебя. Проводив Силк взглядом, Каприс вздохнула. Последние четыре дня ей удавалось парировать все попытки Силк заставить ее переменить свое решение относительно Куина. Она знала: Силк уверена, что Куин, не колеблясь, примет их с ребенком и убедит ее остаться с ним, но сама Каприс была столь же глубоко убеждена в том, что именно такой образ действий их погубит. Однако несмотря на все причины, по которым они не могли остаться вместе, одно оставалось неизменным. Куин действительно имел право знать о ребенке. Его дар заполнил ее опустевшую душу, но кто или что сделает то же самое для него? Он сказал ей, что в его жизни не будет равных ей женщин — и она верила в это всей душой. Его дни будут тянуться той же серой чередой, какой тянулись ее дни. Она может снять с него этот груз, если найдет в себе силы встретиться с ним еще один раз, сказать ему о жизни, которую они создали в тот недолгий срок, украденный у реальности. Она погладила свой все еще плоский живот, чувствуя себя более сильной, чем когда-либо прежде. Она может это сделать. У Куина хватило мудрости честно посмотреть на их будущее и сделать нелегкий выбор. Она может ответить ему таким

же даром.

Силк прошествовала через кухню, надев на плечо длинный ремешок сумочки.

— Я готова.

Каприс встала.

— Хорошо. Но перед встречей с агентом по продаже недвижимости я хочу заехать еще в одно место.

— Куда?

— В офис Киллиана. Ты права. Я действительно хочу, чтобы Куин знал о ребенке.

Лицо Силк просветлело, словно по мановению волшебной палочки.

— Ты это серьезно? Наконец-то ты опомнилась!

Каприс слабо улыбнулась. Силк уже нарисовала себе счастливый конец: они с Куином растят своего ребенка. Каприс не стала ее разубеждать. Реальность сумеет это сделать гораздо успешнее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать