Жанр: Разное » Елена Навроцкая » Бегущие сквозь грозу (страница 12)


- Стоп! - закричал Квато, и я снова оказалась на тротуаре, только картинка замерла на одном месте, будто стоп-кадр на видеомагнитофоне. - Ты ее пожалела! Приготовила поесть, осталась ночевать, решив, что утром отведешь в милицию, а потом... - А потом я проснулась, и девочки уже не было. - Я нашел э т о, - возбужденно проговорил Квато. - Я нашел э т о! То, что не нуждается в жалости. Изображение втянулось в одну точку, и я больно ударилась затылком о нечто твердое. Шарманщик легонько хлопал меня щекам. - А?.. Что?.. Я в порядке! Разлепила глаза, почувствовала, что голова раскалывается на части. - Вы что-то узнали? - с волнением в голосе спросил Шарманщик. - Квато обнаружил кое-что, но я не совсем поняла. Шарманщик сгреб телепата в охапку, встряхнул его. - Что ты нашел?.. Девочку? Какую девочку? Какую девочку, аташа? - Которую я однажды пожалела, - и отвернулась к окну, сумерки за ним уже оплели город траурным кружевом.

Глава одиннадцатая

Polter-sex

- И вот, представляешь, лезет он ко мне под юбку... Дурак этот Алекс! у кому интересны сейчас подобные воспоминания?! Еще и ржут, как кони. Карина поставила тарелку со склизкими, будто коконы заразных, макаронами на стол, плюхнулась на жесткую табуретку. Кажется, андрогин и заразная решили обосноваться тут навечно. А что? Тепло, не капает, да еще и кормят два раза в день. Квато тоже неплохо устроился. Его все боготворят. Тьфу! Карина яростно расковыряла в гуще макарон дырку, уставилась невидящим взглядом на полученный натюрморт. Вот уже пять дней полнейшего бездействия, ее шансы остаться чистой все меньше и меньше, но никого это не колышет! И еще этот узкоглазный Шарманщик, неприятный тип, возомнил себя черт знает кем! Лидером каких-то чертовых повстанцев! у что за слово такое? Детство, которое всем известно, где играет. - Карин, ты что такая хмурая? - Сандра наклонилась к ней, и от прикосновения золотистой пряди к лицу Карина вздрогнула. - Ешь давай, может последний раз отъедаемся. - Мы не можем тут сидеть просто так! - Уфф! - аташа откинулась на спинку стула. - Ты же сама слышала, что говорил Шарманщик... - А мне по хрену, что говорил этот долбаный Шарманщик! - Перестань! - Сандра встала. - Мы не можем сейчас идти. Согласись, что толпа, которая тащится через весь город, когда остальные попрятались по норам, вызывает подозрение? Забыла, как нас чуть не подстрелили? - Сандра поморщилась, инстинктивно потрогав плечо, которое после чудодейственного лечения врача "повстанцев" заживало медленно, но верно. - Я все равно уйду! Без вас. Кто меня остановит? - Упрямая стерва! - андрогин схватил Карину за лицо. - Стерва! Его глаза, всегда кажущиеся по-детски наивными, теперь полыхали злым огнем... Гори, Карина, в огне, в синем пламени... Гори, Карина!.. - Да, я - стерва, а тебе-то что, извращенец? Алекс отшатнулся от нее и, опустив плечи, побрел к выходу из столовой. К истинному обличию андрогина все отнеслись без особых оховахов: какой есть, такой есть. о здесь вообще ко всему странному относились равнодушно. - Зачем ты ее обидела? - аташа, вздохнув, направилась вслед за Сандрой. - Да пошли вы все! Видела я вас в гробу!.. Катитесь к дьяволу! - Карина в каком-то безумном истерическом припадке толкнула столик с недоеденной пищей, и тот грохнулся на пол. емногочисленные обедавшие заразные разом обернулись на нее. - Что тут происходит? - Шарманщик всплыл перед ее лицом, словно кролик из шляпы фокусника. Тонкие смоляные брови недовольно сходились на переносице. Да он и вправду дракон! Змей-Горыныч! Карина, задыхаясь от бешенства, толкнула парня в грудь. - А ты, мажор, держись от меня подальше! - И выбежала, громко хлопнув дверью.

Уже сидя в своей комнате на лежанке, Карина разрыдалась. у, почему, почему она всегда все портит? е хочет ругаться с людьми, но постоянно их задирает, подкалывает, наезжает... Откуда эта ненависть, после того случая ставшая почти неуправляемой? Эх, напиться бы сейчас! Да проклятые повстанцы все, как один, трезвенники и язвенники! Мысль о водке мгновенно вызвала во рту сухость, Карина облизала губы. ет, надо выбираться, сваливать из этого славного местечка. Угнать их миниавтобус, забрать Квато, Вальку и бежать. о тут Алекс... у и что? Кто он такой? Кто ОО такое? Подумаешь, спас брата, наверное, просто испугался и действовал по инерции, а так черта-с два он бы рисковал из-за какого-то калеки! В сердце кольнуло. ельзя думать о людях плохо! Ты понимаешь, Карина? Я хочу выпить, и вообще больше никогда не думать - ни плохо, ни хорошо, - Карина опустила голову на согнутые руки, вспомнила, что завтра у нее день рождения, круглая дата, однако, - двадцать лет. Веселенький праздник, ничего не скажешь! Пусть же в подарок ей принесут большую бутыль и оставят их наедине. Карина всхлипнула. Родители всегда дарили ей дорогие вещи... Будь проклято это богатство! Из-за него их убили, из-за него сделали из нее шлюху и алкоголичку, а брата калекой, из-за него появилась на свет божий невыносимая тварь...

кушать хочу мама

Про дерьмо вспомнишь, оно и всплывет! Карина сдернула бордовый свитер, одолженный ей кем-то из повстанцев, и сунула Квато к груди, он радостно зачмокал, задергал уродливыми ножками. ет больше ее сил такое наблюдать! Девушка, запрокинув голову, уставилась в потолок с облупленной известкой, пытаясь подавить в себе дикое желание разбить ребенку голову.

мама мама иди позови аташу она уже вернулась я придумал нас чет нее насчет всех нас... не переживай мама мы выберемся

Карина встала и протиснулась за доску, разделяющую аудиторию на две половинки. - аташка, Квато что-то надумал насчет тебя,

иди к нам.

Заразная и телепат обменивались мыслями. Глаза у аташи быстро бегали, черные губы едва шевелились - складывалось такое ощущение, что она читает книгу. Карина попыталась прислушаться, но телепатия была двусторонней: от аташи к Квато и наоборот. у и черт с вами! - подумала Карина. В комнате возник Шарманщик. Еще и этого принесла нелегкая! Девушка, чувствуя, как в ней опять вскипает злоба, вышла из комнаты. Полутемный университетский коридор, словно кишка, тянулся вглубь здания, и оттуда далекой звездой одиноко мерцало окошко. Справа находился неосвещенный холл, где раньше торговали всякой мелочью, включая и учебную; вдоль стены, подле двух широких окон, стоял ряд скамеек. Карине показалось, что она слышит отдаленные веселые голоса студентов, толпящихся возле продавцов и покупающих себе жвачки, колу, открытки, тетради, ручки, слышит споры и обсуждение преподов, слышит неприличные анекдоты и байки о воскресной попойке, слышит жалобы на соседей по общаге... Сердце замерло. Девушка выглянула в холл, но он был пуст. Листок с расписанием экзаменов на прошлогоднюю летнюю сессию сорвался от сквозняка с деревянного стенда и мягко опустился Карине на голову... - у все-все! - Алекс обнимал трясущуюся от испуга девушку. Что за крик? Что случилось? Икая, Карина прошептала: - При... привидения. - Где? Тут никого нет. Андрогин нагнулся и поднял белеющий в синих сумерках листок. - Вот твои привидения. Пошли ко мне, а то мы сейчас всех переполошим. Карина, судорожно всхлипывая, покорно направилась вслед за ним. Они вошли в комнату, в которой Алекс, как раненый, привилегировано жил один. Он усадил девушку и принес воды. - а, попей! Какая же ты нервная! Карина глотнула невкусную теплую воду, отдающую хлоркой. Поморщилась. емного успокоившись, девушка уже входила в свое обычное, стервозное, состояние. - А ты не нервный, да? Да? Алекс сел напротив, на его лице не было косметики, что делало андрогина еще более женственным. Близость Александра вдруг так взволновала Карину, что всякие гадости без удержу полезли из нее. - у что ты на меня уставился, а? Как баран на новые ворота! Спасибо за водичку, супермен ты наш! Благодарствуем, барин! изкий поклон! А я, холопка, пошла, до дому, до хаты. - Карина поспешила подняться, но Алекс мягко, но настойчиво усадил ее обратно на стул. - ельзя быть такой, Карина! - Какой - такой? Какой? Ты же обо мне ничего не знаешь! Выпусти меня! - Знаю. - В его голосе не было ни грамма сочувствия. - Твой сын рассказал, что с тобой произошло. - Ублюдок... - Перестань! Разве ты не видишь, что делаешь людям больно, в первую очередь своему сыну? - Будь он проклят! - Разве можно все время ненавидеть людей? Ты же ходячий сгусток злобы! - А ты кто такой? Вторая мать Тереза, что ли? Извращенец! - Замолчи! - Алекс схватил ее за плечи, и его груди коснулись ее груди. - Отпусти меня, - и Карина толкнула андрогина в раненое плечо, Александр дернулся, с шумом втянул воздух сквозь зубы. - О, Господи, Алекс... Прости-прости, я не хотела. - Теперь она по-настоящему испугалась, не рядом сидящего человека, а себя. Ощутила монстра, похуже того, что находился в заразных, чудовище, намеренно причинившее боль... От безысходного отчаяния девушка вновь заплакала, непонимание того, что с ней происходит, затягивало в бессознательный водоворот. Алекс осторожно дотронулся до ее волос. - Дурочка... То ругается, то дерется, то плачет. И что мне с тобой делать? Подскажи тупому извращенцу? - е надо так... Ты вовсе не извращенец. Это все я... Карина заглянула в глаза андрогину, думая, что увидит там презрение и злость, но окунулась лишь в бесконечные небеса - такого прозрачного голубого цвета ей в жизни своей не приходилось видеть. - Алекс, скажи, каково тебе? - В смысле? - Каково тебе быть женщиной и мужчиной одновременно? Он на секунду задумался, ответил. - Прекрасно... Ощущаешь себя божеством. Совершенным божеством. - Божество... Повинуясь чувственной волне внезапно поднявшейся в груди, Карина обняла Алекса, ощутив прикосновение упругой плоти, и поцеловала андрогина в губы. - Карина... - Я... я не всех ненавижу, Алекс... Я т е б я люблю... Карина нырнула пальцами в его густую золотую шевелюру, наслаждаясь шелком и теплом волос у затылка, а свободной рукой, подрагивающей от вожделения, расстегнула тугую пуговицу на джинсах, скользнула внутрь, прямо в геенну огненную... Ее язык коснулся нежной мочки уха Александра, снова твердые губы, влага его рта; она целовала его в такт движению ладони, жадно поглотившей мужское естество... А пылающие под тонкой тканью соски ощущали, как напряглась и его женская сущность... Потом стащила с себя свитер и, выгнув спину от нахлынувшей сладкой дрожи, отдалась уже властным и нетерпеливым ласкам андрогина. Он не оттолкнул ее! е оттолкнул грязную потаскуху и пьяницу, убийцу зеленоглазых менеджеров и мать кошмарной твари, женщину, готовую утопить в собственной ненависти весь мир. Он целует ее мерзкое тело, запятнанное инцестом и десятком рук пьяных подонков. Ему все равно - потому что он выше всего этого, потому что он - совершенен. - У тебя... молоко... - тяжело дыша, вымолвил Алекс. - Мне не жалко... Пей... Пусть божество пьет меня... Пусть...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать