Жанр: Разное » Елена Навроцкая » Бегущие сквозь грозу (страница 13)


После сеанса Квато, я пребывала в каком-то странном заторможенном состоянии. Шарманщик ушел сразу, как только выяснил подробности. По мнению телепата, девочка, спасенная мной, являлась носительницей вируса, может быть существовали и другие носители, но Квато сомневался. Я никак не могла взять в толк, как одна маленькая девочка могла заразить целый город? Даже если бы она заходила в каждый дом и здоровалась со всеми за руку, то все равно бы не осилила такое количество людей. Хотя, есть же незаразившиеся, и их не так уж и мало. В общем, я все больше запутывалась. Сходить, навестить Сандру, что ли? Рассказать ей о случившемся, наверняка она что-нибудь придумает. Да и думать тут тоже нечего - надо разыскать этого ребенка, а потом... А потом, сказал Квато, уничтожить разносчика, предварительно узнав о существующих способах лечения. Я попыталась отогнать мысль об убийстве девочки, наверное, есть и другие методы, не столь жесткие. Я вышла из аудитории и направилась к комнате Сандры; Карины нигде не было видно. Очень интересно! Обычно она сидит в своем углу, как нетопырь, и не желает ни с кем общаться. Сквозь плотно прикрытую дверь доносились неясные звуки, похожие на вздохи. Вот, черт! Сандре там что, плохо стало? Я уже хотела постучать, как в мозгу четко сформировался приказ. Квато!

не надо, не входи!

что случилось, Квато?

Мама и Алекс... общаются, не мешай им

И тут запертая дверь, вздохи и речь телепата слились в одну понятную картинку. Я вдруг почувствовала, как мне не хватает воздуха.

они там трахаются, что ли?

не трахаются. это слово придумали ущербные. люди любят друг друга, а трахаются животные

у да, ну да, только лекций мне сейчас и не хватало. Как я могла забыть, что Сандра - и мужчина тоже, причем мужчина вполне нормальный, с соответствующими запросами! Мы же чуть не переспали вместе! у почему именно Карина, эта чокнутая стерва?! А почему бы и нет? Тебе-то какая разница? Постой-постой, ты ревнуешь?! ет-нет-нет, опять эта проклятая жалость, которая намертво привязывает к человеку! астолько привязывает, что это кажется любовью. Искушение. Сильнейшее искушение подсмотреть, что они там вытворяют, а ведь могла бы на собственной коже испытать!

не надо, аташа, нельзя подглядывать за любовниками, нельзя вообще показывать секс всем желающим: ни по-настоящему, ни по нарошку!

это еще почему, Квато?

тайна, тайна доступная только двоим, когда открываются все возможные Вселенные. никто, кроме двоих, входящих в эти Все ленные, не имеет права проникать туда! жадные, похотливые взгляды посторонних убивают целые миры, понимаешь?

слушай, давно хочу спросить: ты такой маленький, а знаешь столько всего, даже то, что не ведает иной взрослый! откуда такие познания?

я медиум, я вижу то, что недоступно человеку, я черпаю из па мяти матери множество, запомненных ею событий, я вглядываюсь в генетическую память, доставшуюся от предков, и так познаю мир. все просто.

Да уж, проще не бывает. Этот ребенок - настоящее сокровище для науки, думаю, что его безжалостная мамаша, будь такая возможность, без зазрения совести продала бы сыночка за бутылку, на опыты.

не думай так о моей маме, пожалуйста! она хорошая, просто мно го пережила. она хотела писать книги... в журнале печата лась...

что???

у нее ранимая душа, она все очень тонко чувствует... любое препятствие, любая несправедливость выбивает из колеи, причи няет невыносимую боль... не говори о маме плохо... пожалуйс та...

Два приглушенных голоса, женский и ангельский, пели все нарастающую песню любви... Значит, писательница? Ранимая душа? Проститутка! И почему она единственный человек, сочувствия к которому остается все меньше и меньше? Перестань, она просто несчастная, запутавшаяся девчонка, которой не повезло в жизни. И оправдывать все свинства этой девчонки можно сколько угодно. В темноте коридора вспыхнул огонек сигареты, и Шарманщик бархатным голосом произнес: - Похоже, твои друзья не скучают. У меня душа ушла в пятки. И что он подумает обо мне? Что я грязная вуайеристка - если не подглядеть, так подслушать? Господи, от стыда сквозь землю можно провалиться! - Я... Шарманщик, я... хотела просто зайти. - Да ладно тебе! Я все понимаю. - Он подошел ко мне. - Что ты понимаешь? - Что ты просто хотела зайти, - насмешливо ответил он, и пустил дым в мое лицо. - Вот и хорошо, что ты такой понятливый! - Злость Карины, похоже, передалась и мне. Едва освещенное тлеющим огоньком, лицо Шарманщика плавилось в сигаретном дыму. Он был похож на странного духа, путешествующего среди смертных в поисках древнего артефакта. - У нас осталось слишком мало времени, - произнес парень, - у тебя и у меня. - Он затушил окурок и положил ладони на мои плечи, впиваясь драконьим взглядом в мозг и душу, я это скорее почувствовала, чем увидела. - Пойдем к тебе? Вот так надо охмурять девушек - чем проще, тем лучше, при наличии определенной харизмы, конечно. А такая харизма у Шарманщика была, и весьма задевала мое воображение. - Пойдем. Пусть Сандра там веселится, а чем я хуже? У меня, действительно, мало времени и пора бы уже взять все приятное, что предлагает судьба. К тому же, эти стоны меня основательно распалили... Мы сидели на узкой лежанке, подушечки его пальцев мягко скользили вдоль позвоночника. Шарманщику почему-то захотелось поласкать мою спину. - Ты предохраняешься? - спросил он. - ет... зачем уже? едолго осталось, и я сама превращусь в ребенка. - И, правда, незачем...

Шарманщик довольно быстро возбудил меня. Говорят, что восточный народ знает такие точки, которые могут, как убить человека, так и доставить ему ни с чем не сравнимое удовольствие. Я слушала его прерывистое дыхание, и думала о том, как отреагирует тварь внутри тела на такие действия... Мой новый любовник повернул меня лицом к себе и коснулся губ своими губами, почти неслышно и нежно, его дыхание было очень легким... Мы попытались устроиться на неудобном ложе, для этого пришлось прижаться потесней, и держаться друг за друга крепче. Мое возбуждение все возрастало, Шарманщик что-то шептал на незнакомом певучем языке, он просунул руки под спину, и вдруг я поняла, что не чувствую тела. Абсолютно. Приятные ощущения есть, а тела нет. Я даже не почувствовала, как он вошел в меня. Только пространство неожиданно заколыхалось вокруг, как тогда, когда я бежала, а казалось, что стою на месте. Открыв глаза, увидела, что зрачки Шарманщика светятся странным золотистым отблеском, это так напугало, что я резко дернулась, и мы рухнули на пол. Я оказалась сверху, но его руки со всей силы прижимали меня к себе. Зато я увидела. Увидела, что тело парня стало похоже на прозрачный сосуд, наполненный светом. Он перевернулся, и его стеклянное лицо, пылающее изнутри ослепительным огнем, нависло надо мной. Пальцы Шарманщика вонзились в какую-то точку на моем теле, и острое наслаждение пронзило весь организм так, что я ртом стала хватать воздух. И тогда из его рта пролился свет, воплощенный в вязкую, как расплавленный металл, материю, пролился прямо в мой рот. Я даже не могла отвернуться, меня как будто изнутри ударило сильнейшим электрическим разрядом, раскаленная игла впилась в мозг. - е сопротивляйся, - пронеслось в сознании. икакого сопротивления. Только милость победителя. Шарманщик начал ритмично раскачиваться, продолжая выплескивать сияние внутрь меня, его глаза превратились в две зажженные свечи. Он протяжно застонал, потом обхватил мое лицо горящими ладонями. И тогда я увидела, как комната наполнилась необычными созданиями, плывущими прямо над нами. Они были и прекрасны, и чудовищны одновременно. Ослепительно красивые черви и слизняки, и отвратительные мерзкие цветы. Существа менялись с кошмарной калейдоскопической скоростью в ритме нашего движения, и чем сильнее возрастал этот ритм, тем невероятнее становились создания. аконец, они слились в огромное медузовидное солнце, накрывшее нас нестерпимым, пронзающим насквозь, жаром, я закричала, краем сознания успев заметить, как на тысячи мелких осколков взрывается стеклянная доска... Шарманщик закашлялся и приподнялся на локтях. Он уже приобрел человеческий вид, но от его тела к моему тянулись скользкие, блестящие в полутьме нити... Скованные одной цепью... Предметы в комнате с трудом различались, зато до обоняния донесся едкий запах дыма, я тоже приподнялась и увидела сначала дымящуюся лежанку, которая почему-то оказалась на другом краю комнаты, а потом заметила, как в дверь заглядывают удивленные и напуганные люди. а пороге стояли полуодетые Сандра с Кариной. - С огоньком трахаются ребята... блин! - раздался голос Карины в гробовой тишине.

Глава двенадцатая

Содом и Гоморра празднуют победу

Я так и не поняла, что на самом деле произошло между мной и лидером "повстанцев". Лишь позже Карина рассказала, что жильцы, проходившие мимо, увидели, как из нашей комнаты валит дым. Один из заразных открыл дверь, и его чуть не убило летящей прямо в голову гардиной, которая перед самым ударом резко затормозила, сменила траекторию и разбилась о стену... Да, мы не успели поговорить, потому что, растолкав ошарашенную толпу, в комнату ворвался окровавленный охранник и сообщил, что инквизиторы в компании с одной из банд штурмуют здание снаружи. Что тут началось! Все бросились врассыпную, но не от испуга, а от предвкушения надвигающейся войны. а Шарманщика было страшно смотреть, у него, видимо, началось закукливание, и он, путаясь в склизких нитях, кое-как натянул на себя одежду. Его сильно шатало, но приказы, исходящие от него, отличались четкостью и свидетельствовали о том, что Шарманщик отлично ориентируется в ситуации и не утратил ясность мышления. Все куда-то мчались, хватали оружие, хранимое в одной из аудиторий, бестолково суетились, сталкиваясь друг с другом, и я суетилась вместе со всеми, хоть и не имела представления, что нужно делать. Ктото сунул мне в руки ружье. Шарманщик. - Держи, и стреляй, не раздумывая. А лучше спрячься где-нибудь! Иди! Иди! - с его волос и лица свисали тягучие розоватые сосульки. - Подожди!.. Ты скоро станешь коконом! - Тогда ты убьешь меня! Отступила от него на шаг. - Я не смогу, нет, Шарманщик, нет! Он потянул меня за кофту, в его зрачках снова загорелись два потусторонних факела. - Сможешь. Я тебя прошу. Его кто-то окликнул, и он бросился на зов, споткнулся, но через секунду снова выпрямился, облокотившись за стенку. Зачем он попросил меня об этом? Мне не нужен такой груз! е нужен! Я поискала глазами Сандру и Карину. Карина стояла напротив того самого охранника, которого задирала в первый день нашего сюда прибытия. - Ты умеешь стрелять? - спрашивал он. - Да, - твердым голосом ответила девушка. Э! Подозрения, что она еще тот фрукт, постоянно оправдывались. Она сказала о своем умении так, будто всю жизнь воевала в горячих точках. Парень дал ей в руки какой-то пистолет, показывая, как с ним обращаться, но она, не дослушав

объяснений, кивнула и взяла оружие. Сандры нигде не было видно. - Где Сандра? - подошла я к Карине. Она с отсутствующим видом пожала плечами. Джульетта, мать ее! - Квато и Валька в подвале. Пока в безопасности. а первом этаже, возле входа в здание, шла настоящая война. Люди при помощи оружия договаривались, кто из них умрет первым. Снова возник давешний охранник, взбудораженный и даже как будто довольный происходящим. - Что вы тут стоите? - Он кинулся к окну, разбил его прикладом, и принялся беспорядочно стрелять вниз, а на его губах играла безумная улыбка. Карина бросилась на подмогу. Мир сошел с ума. Люди, наконец, дорвались до мясорубки, в которой с упоением и безнаказанно можно крутить друг друга, получая в качестве главного приза кровавый фарш. А кому пирожков с мясом? Мне вдруг показалось, что я наблюдаю за их действиями, как во сне. Еще немного, и я очнусь, в своей постели, а рядом будет очередная книга, которую так хочется поскорее дочитать... Раздался оглушительный грохот, и прямо передо мной упал здоровенный кусок штукатурки. Шаг влево, шаг вправо - и ты уже была бы покойником. Мелкая пыль забилась в ноздри, рот, волосы. Мерзость! Мерзость! - Ты жива? - Сандра обтряхивала с моей одежды известку, совсем свихнулась. До красоты ли сейчас? - Жива. Да перестань ты! Она остановилась, увидела Карину, прицеливающуюся по одной ей ведомой мишени, подбежала, оттащила девушку от окна. - Бежим! аташка! Инквизиторы взорвали проход! Там столько трупов... Они же сейчас сюда все явятся! У них гигантомания, у этих инквизиторов! Они бы справились с жалкими повстанцами и так. о мясорубка требует побольше живой плоти... - Валька? Квато? - Вынесем их через черный ход, - как-то неуверенно отозвалась Сандра набегу. Мы мчались через запутанные коридоры, пока не наткнулись на группу заразных во главе с Шарманщиком. Они, отстреливаясь, отступали назад. Все. Входы и выходы перекрыты. Слава героям, смерть врагам. И мы снова побежали, теперь уже все равно куда, лишь бы оттянуть приближающийся финал. Заразные перед нами падали, из их ран сочилась черная жидкость, заливая каменный пол. Их убивали здоровые парни, все, как один, в камуфляжных куртках и черных повязках с крестами на рукавах - знак отличия инквизиторов. Они были непрофессионалами, эти парни, но им доставляло удовольствие загонять свои жертвы в ловушки, и методично, а главное, безнаказанно уничтожать. Вспомнился вертолет с "дикими охотниками"... Иногда начинаешь принимать людей за уток... Я немного замешкалась и увидела перед собой ухмыляющегося громилу, в глаза бросился его щербатый рот с покуренными зубами. И я сейчас навсегда пропаду в этой вонючей щербине... Хлопок! Парень повалился на меня, из его рта хлынула кровь, заливая куртку. Отскочила назад, оглянулась, наткнувшись на холодные серые глаза Карины, ее выпрямленную руку с пистолетом. Девушка выругалась, резко обернувшись, выстрелила куда-то вбок, и рывками поползла по стенке. Господи, где она всему этому выучилась? - Смотрите! - надрывно заорал один из заразных. Его голос, в котором чувствовались непролившиеся слезы, заставил содрогнуться. С той стороны, куда мы отступали, бежала целая толпа бандитов. Шарманщик крутил головой, лихорадочно выискивая хоть какуюнибудь лазейку. Я невольно следила за его взглядом. Слева и справа находились двери в кабинеты. о если в них заскочить, то они точно станут нашими могилами. Поодаль стояли два громадных железных сейфа. Два сейфа. Две защиты. Взгляд Шарманщика и мой встретились, я кивнула. - Прикрой меня, - сказала я Сандре, и, копируя Карину, тоже поползла по стене до сейфа. Притронулась к нему ладонями, попыталась сдвинуть - не получается. Ты слышишь меня, чудовище? Проснись! Твоя жизнь в опасности! Помоги мне! Звуки растянулись в бесконечный тягучий рык - ыааыааыааыыы... Сейф превратился в картонную коробку, дотронься пальцем... ...хахх-хахх-хаххххх! Проход был успешно перегорожен, в такую узкую щель между сейфом и потолком разве только Карина с ее худобой пролезет. Мир снова пришел в движение, а я даже не запыхалась. С другой стороны коридора наблюдалась та же картина, только Шарманщик не поднялся, а продолжал лежать в тени построенной им баррикады. - Скорее сюда! - Сандра указывала на кабинет. Я и еще один заразный, имя которого - Митя - я знала, подскочили к неподвижному Шарманщику. У него уже не было ног выше колен, тело как будто бы выходило из плотного желтоватого сгустка слизи, стянутого по краям в форме яйца. Мы схватили его под мышки, пальцы скользили по тому киселю, в который превращалась кожа несчастного, затащили в кабинет. Карина и уцелевшая часть повстанцев, числом три человека, заскочила вслед за нами. Сандра закрыла дверь, и при помощи остальных завалила ее шкафом, находящимся в помещении. Мы не сомневались, что инквизиторы нас достанут. аши самодеятельные баррикады - всего лишь отсрочка. Время быстрых действий, и время смертельного промедления. Хоть на минуту, но должна быть передышка! Я присела перед Шарманщиком, взяла его голову в ладони. Драконьи глаза сквозь паутину розоватого желе, покрывшего лицо, яростно сверкали. Янтарно-черные губы разлепились, и ниточки слизи, разорвавшись, повисли каплями на коже. - Убей... Ты... убей... - Подожди, подожди, - зашептала, как можно убедительней. - Мы найдем эту девочку, мы вылечим тебя... любимый. Только сначала вытащим отсюда. Да, да? - Поздно... Скорее... е хочу, чтобы эти... Я беспомощно оглянулась. Сандра и Карина стояли прижавшись друг к другу и с нескрываемым отвращением разглядывали то существо, что извивалось у меня на руках. Митя блевал в углу кабинета, наверное, у него начальная стадия болезни. В глазах остальных заразных читался неподдельный ужас, они воочию наблюдали, что ожидает их в ближайшем будущем. И ясно, что никто из них не выполнит просьбу Шарманщика. Одно дело сжигать готовые коконы, другое - убивать создание, которое наполовину еще человек. Слезы, как серная кислота, выжигали глаза. - е проси, пожалуйста! Я не смогу убить тебя! Его рука потянулась к моему лицу, и он провел скользкими пальцами по моим губам. - е плачь... Я уйду туда... где нам было хорошо... Я почувствовала, что держу уже почти сформировавшийся кокон. Осторожно положила его на пол, поднялась с колен. Он обратился к своим друзьям. - Вы... оставайтесь... Жизнь... душа... черное и белое... черное... не надо... Лицо утонуло в наплывающем желе, слова увязли в безмолвии. Сквозь прозрачную пелену на меня требовательно смотрел дракон. Карина протянула мне пистолет (ружье потерялось где-то в суматохе). Я отошла чуть в сторону. Туда, где нам было хорошо, - беззвучно прошептали его губы. Выстрел. Кокон лопается, обдав все вокруг красно-черным фонтаном, распадается на части, которые на наших изумленных глазах исчезают в пространстве, и о существовании Шарманщика-монстра напоминают лишь кровавые лужи на полу и брызги на стенах. Любимый... Ты, парень с глазами дракона, первый, кого я так назвала... - Вот же ж хренотень какая! - Это Карина. - адо уходить. - Это Сандра. - Мы остаемся. - Это трое заразных. - ет! Слышали, они говорили про какое-то лекарство? - Это Митя. - Пойдешь с нами, - я тоже включилась в этот спектакль. Позже, позже буду оплакивать мертвых. Время снялось с тормозов и пустилось вскачь. Сандра, подбежав к окну, выглянула вниз, потом подергала шторы, висящие в кабинете. - Тут не слишком высоко - третий этаж, спустимся по этим занавескам! - Алекс, Алекс, а как же брат?.. И Квато? Куда мы без Квато? Сандра растерянно посмотрела на меня. Она думала о том же, о чем и я. Квато надо выручать, ибо истину глаголет его мать - без телепата нам никуда. А Валька... Как получится, как получится... Карина вдруг встрепенулась. - Они живы! Там же, в подвале! Да, Квато, да! Я слышу!.. Алекс, к ним можно подобраться, Квато нас будет направлять... Блин, его так плохо слыхать... - Тогда тем более надо поторопиться! - с этими словами Сандра сорвала занавески, и принялась мастерить из них что-то вроде веревки. - Ты первая, Карина! Девушка побледнела. - Я боюсь высоты, Алекс! - Вот черт! аташа, спускайся ты, пока мы будем думать. Можно подумать, что я всю жизнь занималась скалолазанием! Я боюсь не меньше Карины! - е стой, как истуканка, давай! - Сандра подтолкнула меня к окну. А! Была ни была! "Веревку" сверху крепко удерживали, и я осторожно спустилась, стараясь не смотреть вниз. Только когда ноги коснулись земли, перевела дыхание и оглянулась. Бандитов нигде не наблюдалось, лишь раздавались отдаленные выстрелы, по ту сторону здания, но на всякий случай я достала пистолет Карины. Следом спустился Митя. Потом Сандра. Осталась Карина. Она свесилась из окна, и никак не могла решиться. - Давай, Кариночка, давай, милая! - шептала Сандра. - Я боюсь, черт вас подери, боюсь... Сволочи... аконец, она, хныкая и матерясь, стала очень медленно карабкаться по импровизированной веревке. о, как говорится, бедному Ванюшке - все камушки. Занавеска, выдержавшая наш вес, почему-то невзлюбила тощую Карину, ткань треснула, девушка повисла между вторым и первым этажами, а тоненький лоскутик грозил разорваться и дальше. - А, мать вашу, я падаю! Боже, блин, черт, черт!!! Делайте хоть че-нибудь! - орала она благим матом, грозя призвать на нашу голову всю шайку инквизиторов. - е бойся! Я тебя удержу, если что! Спускайся осторожненько! - Сандра расставила руки, как вратарь на футбольных воротах. Карина дернулась и занавеска оборвалась. - Ааааааааааа!!! Она рухнула прямо на Сандру, и они вдвоем повалились на землю. - Все целы? - поинтересовалась я и удивилась, как безразлично звучит вопрос. Теперь уже все равно, что будет с нами, смерть Шарманщика освободила меня от страхов и сомнений, освободила от всех целей и обязанностей. Разыщем ли мы эту девочку, или погибнем от шальной пули - какая разница? Ведь когда-нибудь мы все придем к тому, от чего убегаем всю свою жизнь. Сандра и Карина страстно целовались на асфальте. Митя опять блевал. Заразные обреченно сжимали оружие в руках. В дверь за их спинами настойчиво ломились. Еще один кадр жизни. А до финальных титров осталось всего ничего. Всего ничего...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать