Жанр: Разное » Елена Навроцкая » Бегущие сквозь грозу (страница 2)


Являя собой образец настоящего джентльмена, Эдик на самом деле был садистом, не изощренным, конечно, но имел в своем репертуаре пару жестоких штучек. Может быть, таким образом он проявлял свои эмоции, в основном похороненные под толстым слоем невозмутимости. Однажды он развлекался тем, что кидал в меня дротики, до тех пор, пока я не заорала, как ненормальная, не в силах оторваться от стены, испещренной дырками. "Тебе не понравилось?" - равнодушно спросил он. Мой поток ругательств заставил покраснеть даже его самого... У Эдика в спальне стояла жуткая кровать: древняя, с металлической сеткой и железными спинками-прутьями с круглыми тяжелыми набалдашниками. Зайдя как-то в эту спальню, я увидела лежащие на тумбочке наручники и солдатский ремень, чья увесистая пряжка с ржавчиной заставила меня вздрогнуть, я сразу же хотела ретироваться, но обнаружила, что дверь заперта, а Эдик сидит напротив, бесстрастно поблескивая своими вмерзшими в глазницы кусочками льда. Тогда-то все и случилось впервые. Когда боль и экстаз одновременно наполнили меня, фонтан липкой жидкости хлынул из моего рта прямо в лицо любовнику. адо отдать должное - сначала Эдик завершил свое дело, а потом кинулся мыться. Я же лежала, словно в тумане, чувствуя себя, как приговоренный на плахе. Вернувшись в комнату, Эдик, отвязал меня от прикроватной спинки и сказал без особых эмоций: "Убирайся вон, заразная." Правда, на следующий день он позвонил с извинениями и звонил потом постоянно.

Теперь мы сидим напротив друг друга, и я жду, когда он наконец начнет говорить.

- Я почти знаю, как тебе можно помочь, - тихо выдохнул Эдик и сунул мне в руки какую-то плотную бумажку. Я оглянулась. Заразные уже до безобразия пьяны, бармен увлеченно разглядывает свою пушку, но все равно опасно рассказывать такие вещи на людях. Все мы эгоисты, когда речь идет о жизни и смерти.

- Может, пойдем ко мне и поговорим?

Эдик покачал головой и указал взглядом на бумажку.

Дверь опять скрипнула, я невольно подняла голову и заметила, как в помещение вошла девушка, одетая по последнему слову моды. Я буквально засмотрелась на нее, на это создание, непонятно как оказавшееся в городе мертвецов. Мне она напомнила Венеру Боттичелли. Такие же выразительные и наивные, как у ребенка, глаза, и волосы, небрежно перетянутые тонкими резинками, струятся по плечам, словно золотые змеи. Только вот у Венеры не было такого роскошного бюста, как у незнакомки. Одной рукой новая посетительница оперлась на стойку, а другой сняла изящный туфель с правой ноги.

- Вот черт! Каблук сломался, - голос девушки оказался чуднЫм. Если б я не видела ее, то не смогла бы уверенно определить, кто говорит: мужчина или женщина. ет, нет! Голос вовсе не неприятный или манерный, он просто необычный. Ангельский.

- Дьявол меня побери, - прошептал Эдик, его отвисшая челюсть подтверждала, что незнакомка и правда - восьмое чудо света.

- Чем могу помочь? - засуетился Андрей, торопливо срывая с себя респиратор, стягивая каску и взъерошивая волосы.

- Да чем тут поможешь? - обреченно вздохнула девушка, обращая свой взор на нас. Эдик пожал плечами и пнул меня под столом ногой.

- Забыла, зачем пришла сюда? - ревниво зашипел он, - я могу и уйти!

- Можно присесть? - раздался над нашими головами ангельский голосок. - Я - Александра. о лучше зовите меня Сандрой. О'кей? - е дожидаясь ответа, девушка присела за наш столик.

- Тебя никто не приглашал, - спокойно, но четко, словно ножом отрезал, проговорил Эдик.

Сандра резко поднялась, пробормотала "извините" и стала оглядывыться в поисках свободного места. аконец, пристроилась за столиком, с заразной женщиной, которая неподвижно смотрела в одну точку. Удивительно, что такая холеная красотка не брезгует нами, несчастными мутантами.

- Хамло, - подвела я итог беседе и определила одним словом характер бывшего. Он вновь пожал плечами. Я наконец-то развернула злосчастную бумажку.

"Ул. Энгельса, д. 76, кв. 3"

- Это что? Адрес знахаря?

- Я даже не знаю, кто там живет... - начал было Эдик, но хлопок раздавшийся за его спиной, заставил замолчать моего бедного любовника навсегда. Голова Эдика развалилась, словно керамический кувшин, а его содержимое брызнуло прямо на меня... Последствия шока не заставили себя ждать, и вот уже черная блевотина летит на размозжженную голову парня, перемешиваясь с его кровью и мозгами. аверное, Эдик испытал самый мощный, но, к сожалению, последний, экстаз в своей жизни.

- Йохххооооууу! - Безумный крик. - Преклоните колени перед святой инквизицией! Очиститесь огнем и кровью! а колени, чертовы уроды! а колени!

Бармена распяли прямо на стойке. Он дико кричал, пытаясь освободить раздробленные ладони от ножей, а "инквизиторы" искренне веселились, наблюдая за его потугами: как смешно он дергается, этот продавший душу дьяволу!!

Кто-то схватил меня за шиворот, как щенка, я приготовилась к мучительной смерти, но Сандра зашептала:

- Очнись же! Очнись!

Я открыла глаза и увидела, что мы скорчились за стойкой, как младенцы в утробе матери, и кровь Андрея ритмично капает на наши волосы. Сандра возилась с каким-то предметом, а потом, резко выпрямившись, кинула этот предмет в зал, наполненный беснующимися людьми в черных балахонах.

- Получи, фашист, гранату! - заорала она, теперь ее голос был больше похож на мужской. Мы упали на пол, прикрыв голову руками. Раздался оглушительный взрыв, перед глазами все поплыло. Девушка что-то мне объясняла, я видела, как шевелятся ее губы, но совершенно не понимала,

что она говорит. Сандра схватила меня за руку, мы перемахнули через стойку, и, задыхаясь от дыма, уворачиваясь от падающих обломков и тянущихся к нашим ногам скрюченных пальцев, выбежали на улицу.

Глава вторая

Двуликий Янус

Прах к праху. Пыль к пыли.

Струи воды смывали с тела засохшие грязь, кровь и рвоту. В голове все еще гудело после взрыва, устроенного Сандрой в баре. Ловко же она провела инквизиторских ублюдков. Обычно после их налетов оставался лишь пепел - очищенные от скверны люди. Мы тоже за собой оставили пепел - очищенных от гордыни инквизиторов.

- у? - спросила меня Сандра, когда я вышла из душа и расположилась напротив нее в очень неудобном кресле. - И что же мне с тобой теперь делать?

- Я вся твоя, - развела я руками.

Сандра растерянно улыбнулась, спросила:

- Есть хочешь?

Я вдруг поняла, как голодна, кажется, будто с самого начала болезни мне больше не приходилось питаться. Все пища шла на корм не мне, но монстру, поселившемуся в моем не слишком аппетитном теле.

- е откажусь.

- Яичница с овощами? "Сдавайтесь, партизаны!"?

- Пойдет!

Девушка отправилась на кухню, я же от скуки принялась разглядывать картины, почему-то расставленные на полу возле стен. Это были самые обыкновенные пейзажи - посезонное изображение нашего города. Слишком много осени. Слишком много уныния. Особенное уныние навевал нарисованный на одной из картин зеленый двухэтажный домик, с рядом окон на втором этаже, на первом они отсутствовали. Странная архитектура - каково жильцам первого этажа, неужели они обитают в кромешной тьме?.. Похожий на городского карлика-циклопа, построенный, судя по обветшалости, не менее полувека назад, дом придавал всей местности особенно зловещий вид. о, черт возьми, нельзя же так пугать людей! аваждение какое-то!

- аташа, пойдем есть! - позвала меня к столу Сандра. Аромат, исходящий от яичницы с овощами приятно щекотал ноздри.

- А кто рисует картины? Те, что в той комнате? - никак не могу избавиться от проклятого морока!

- Знакомый. Он был одним из первых, кто заразился. А почему ты спрашиваешь?

- а картине есть один дом... ет, ничего... Просто показалось, что я его где-то видела.

Сандра пожала плечами и равнодушно произнесла:

- Вчера был вертолет... Такая толкучка... Кажется, задавили какую-то девочку...

Аппетит у меня сразу пропал, а Александра, опустив голову, принялась ковырять в тарелке, потом толкнула меня:

- Да ты ешь, ешь! У меня море запасов, а на" гуманитарку" ходила, чтобы подстраховаться... А ты где питаешься?

- Меня друг выручает.

- Тот, что сегодня с тобой сидел?

- Да. Кстати, Сандра, ты не обиделась?

Она удивленно подняла тонкие брови.

- а что?

- а Эдика, моего приятеля. Он же так грубо тебя послал... Он вообще-то неплохой, но сегодня был не в настроении...

- Все нормально. Тем более, о покойных либо плохо, либо ничего, царствие ему небесное!

- Эдик мертв???

Сандра выронила вилку из рук, та звонко ударилась о тарелку и покатилась на пол.

- Женщина торопится... - на автомате промолвила Сандра, - аташ, ты что, не помнишь?

- Что?

- Эдика убили эти сволочи!

Я абсолютно ничего не помнила, кроме отвратительной тошноты, заполнявшей всю мою сущность, дыма, от которого слезятся глаза и бегущей, смеющейся, как Сатана, Сандры. Девушка подняла вилку, сполоснула в мойке, села напротив меня, внимательно заглядывая в глаза.

- Может, к лучшему, что у тебя отшибло память? Лично я бы не хотела такое дерьмо помнить.

Я помотала головой. О чем мы говорили с Эдиком? Это точно был очень важный разговор.

- аташа, - через паузу сказала Сандра, - ты - заразная. Ты помнишь это?

Еще бы! Свою каинову печать я помню хорошо, буду помнить даже, если мне все мозги вырежут.

- Да. Хоть хотела бы забыть изо всех сил. А откуда ты зна...

Сандра дотронулась пальцами до моих губ.

- Ах... Черногубая... Сандра, - я перехватила руку странной девушки, - мы о чем-то говорили с Эдиком, о чем-то очень значительном... Мне надо напрячь память... - Я готова была стукаться лбом о стену, чтобы расшевелить сознание. Сандра поднялась и вышла в коридор, зашуршала там одеждой. Я терла виски кулаками, мне необходим хоть какой-нибудь намек на тему нашего с Эдуардом разговора!

- Это лежало у тебя в кармане. - Сандра протягивала мне смятый клочок бумаги.

- "Ул. Энгельса, д. 76, кв. 3".

Вспышка.

"Это что? Адрес знахаря?"

"Я даже не знаю, кто там живет..."

Провал. Черная дыра. Пропасть.

о все, что мне надо было вспомнить, я вспомнила. От радости я кинулась обнимать Александру, с любопытством взирающую на меня. Если честно, я не любительница телячьих нежностей, но от пережитого что-то повернулось в моей дурной голове. Кроме того, одиночество, преследующее меня в последнее время по пятам, постепенно скрывалось в своем логове. Сандра от неожиданности отступила назад, а так как она была гораздо выше меня ростом, то я буквально уткнулась носом в ее великолепную грудь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать