Жанр: Разное » Елена Навроцкая » Бегущие сквозь грозу (страница 3)


- Э... аташка... Спокойней! - она казалась страшно смущенной.

- Извини, - я отстранилась от девушки, - я немного не в себе...

- Ты что-то вспомнила? - Сандра резко повернулась ко мне спиной и с утроенным вдохновением начала мыть посуду.

И тут опять проклятая паранойя сдавила горло своими цепкими пальцами. Правильно истолковав мое молчание, Сандра безразлично произнесла:

- е хочешь, не говори.

у что я за животное! Человек меня спас от смерти, напоил-накормил, помог справиться со временным помешательством, а я ей не доверяю. К тому же, Сандра - чистая, то, что узнал Эдик, ей никакой пользы не принесет. Пока не принесет. А какая разница? Может, мне удастся выяснить что-то, и тот, кто остался жить и не превратился в эти кошмарные коконы, получат надежду.

- Спасение, Александра. По адресу в записке возможно находится спасение, мое и всех нас.

Сандра повернулась ко мне, прищурила глаза и требовательно протянула руку. Я покорно отдала ей бумажку.

- е знаю, кто там живет. о можно попытаться. Откуда твой парень узнал эти данные?

- Он не успел сказать. Инквизиция явилась, как всегда, вовремя.

- Проклятье!

- Давай отправимся туда прямо сейчас?

Сандра вскинула голову, и шикарные волосы рассыпались по ее округлым плечам.

- Ты с ума сошла, аталья? Инквизиция только и ждет, чтобы какой-нибудь самоубийца вышел на улицу. Хочешь живьем поджариваться на их вертеле?

- ет, конечно.

- Тогда давай ложиться спать. Я постелю тебе в своей комнате, а сама лягу здесь. - Сандра вдруг занервничала, а я очень хорошо чувствую эмоции людей, это всегда помогает мне в экстремальных ситуациях. Она не только нервничает, но и чего-то боится. Меня? Все это очень настораживает.

- Спокойной ночи! - Сандра выключила свет в комнате и скрылась в недрах кухни.

Я ворочалась в постели, но пережитое не давало мне спокойно уснуть, наоборот приятели-кошмары вновь подступали со всех сторон. Я прислушивалась к своим ощущениям, прислушивалась к тому, кто растет внутри меня, кто заменяет все мои органы своими. асколько я уже - нечеловек? И когда наступит время моего закукливания? У всех оно проходило по-разному, у кого-то на следующий день, у кого-то через год. Эпидемия свирепствует уже так долго, Город отрезан от всего мира минными полями и оцеплением из целой армии. Карантинная зона. Еще никому, даже незаразившимся, не удавалось покинуть очаг инфекции. ас замуровали. Иногда в голову закрадывалась крамольная и циничная мысль, что мы все просто подопытные кролики. Хорошо, конечно, страдать во имя человечества, мол, ты гниешь тут ради того, чтобы остальные шесть с лишним миллиардов оставались здоровы, счастливы и пребывали в полной безвестности. о насколько такое страдание оправданно?

Мне стало жарко, снова началась тошнота. Ужас грязно приставал к душе, она корчилась от его стальных объятий, и никак не могла вырваться на волю. Я с трудом поднялась с подушки. У себя дома можно расхаживать хоть всю ночь, но в гостях... Однако больше невозможно сидеть в четырех стенах и потеть от страха.

Коридор у Сандры был небольшой, я в темноте, натыкаясь руками на стены, добралась до кухни. Луна освещала Сандру, спящую на тонком матраце. Одеяло немного сползло с девушки, и она казалась серебряной статуэткой в лунном сиянии... Черт! Иногда становишься таким сентиментальным! Я опустилась на матрац, жаль ее будить, но мое душевное состояние уже выходило из-под контроля - когда рядом с тобой находится поддерживающий морально человек, контроль и подавно исчезает. Дотронулась до ее плеча:

- Саша... Сандра...

- Что? - она испуганно взмахнула рукой, чуть не засветив мне фингал. - Что ты тут делаешь, дурочка? - Девушка резко натянула на себя одеяло, прижавшись спиной к кухонному шкафу.

- Прости, но я... я больше не могу так... - Я не сдержалась и заплакала. Как давно я не давала воли слезам? Дай Бог вот уже полгода, с тех пор, как поняла, что больше не являюсь человеком. Сандра, казалось, растерялась, потом обняла меня и стала утешать, сначала, как мать утешает младенца, а потом подняла мое лицо и крепко поцеловала в черные омерзительные губы.

Теперь растерялась я. Я вовсе не лесбиянка. Да и мужчин-то у меня было, если честно, кот наплакал. Просто красивые девушки доставляют мне эстетическое удовольствие. о спать с ними - все равно, что перерисовывать шедевральную картину.

- Хочу тебя... - задыхаясь, срывающимся, возбужденным голосом сказала Сандра, бесстыдно тиская меня. - Зачем ты пришла?.. У меня так давно не было женщин...

- Ты... Сандра, ты...

Она, наконец, остановилась в своем безумстве, криво улыбнулась:

- Это вовсе не то, о чем ты подумала.

- о...

Она перехватила мою руку и просто-напросто сунула себе между ног. О, Господи! Что за существо сидит передо мной? С женской внешностью и мужским членом? Сейчас Сандра мне показалась монстром еще большим, чем я сама. Я отдернула руку, будто обожглась. Теперь Сандра смотрела на меня потеряно и жалко.

- Ты сама виновата, что залезла ко мне в постель! - выкрикнула она (оно?). Я закусила губу - как я смею принимать человека за урода, если сама таковым являюсь?

- Что ты? Кто ты, Александра?

- Андрогин. Гермафродит, но слово "андрогин" мне нравится больше. - Существо равнодушно смотрело на Луну, отвернувшись от меня.

"аказание Господне", - так называла Сандру мать, женщина в высшей степени религиозная и подверженная

частым истерикам. Она не захотела сделать операцию своему ребенку, которая превратила бы несчастное создание в полноценную женщину. "Господь пожелал, чтобы она родилась такой, и я исполню Его волю", - говорила врачам мать Сандры, скорбно поджав губы. Она без особых угрызений совести взвалила на свое дитя поистине неподъемный крест.

Воспитывалась же Сандра как девочка: платьица, бантики, пупсики, но, став подростком, андрогин обнаружил в себе слишком много мужского. апример, его всегда влекло к девчонкам, и организм реагировал соответственно. При мысли, что придется заниматься любовью с парнем, Сандру выворачивало наизнанку, хотя, конечно, она поняла потом, что это вовсе не обязательно. Став совершеннолетним существом, она работала, словно каторжная, чтобы накопить денег на операцию; но чем больше становилась сумма, тем отчетливей понималось, что ей хочется оставаться такой, какая она есть, более того, ей нравится пребывать одновременно в двух своих ипостасях, причем мужская должна главенствовать. о также она понимала, что никогда ей не испытать любви, что не найдется той единственной, которая целиком бы разделила ее чувства и образ жизни. Сандра обзывала себя извращенкой и продолжала вкалывать, стараясь не думать о том дне, когда она навсегда потеряет часть себя.

- А почему бы тебе не... убрать это? - я указала на ее шикарный бюст, - тогда можешь быть и полноценным мужиком, и женщиной, если оденешься соответственно... - тут же осеклась, понимая, какую ересь сморозила.

Сандра ощупала свою упругую грудь:

- Такую красоту? аташка, побойся Бога!

Мы напряженно рассмеялись. Да, в ее ситуации легче оставаться женщиной.

Если честно, я даже не знала, что сказать на эти откровения. Любопытство и жалость, а больше никаких чувств. о... "Только не жалей меня!", - предупредила Сандра, и столько в ее голосе было твердости, что я не рискнула бы попытаться ее утешить.

В три часа ночи нам было не до сна.

Мы пили крепкий чай, и Сандра рассказывала мне о своей жизни, наверное, первый раз она смогла выговориться по-настоящему. А я превратилась во внимательного слушателя, ибо это единственное, что можно дать ей в благодарность за избавление моей никчемной персоны от мучений в инквизиторских лапах.

У Александры были женщины, в основном богатые дамочки, жаждущие экзотики и дающие за нее большие деньги, но в таком общении не было ни капли искренности, и ни одна душа на свете не подозревала, как страдала Сандра, что испытывала, держа в руках очередной "гонорар". Ситуация осложнялась тем, что внешности андрогина могла бы позавидовать любая мисс Вселенной, а так как Сандра привыкла следить за собой, и любая неухоженность отвращала ее, то приходилось всеми силами отбиваться от надоедливых ухажеров.

- Ведь человек имеет право быть самим собой? - вопрошала она скорее себя, чем меня, вела со своим "альтер эго" давний, ни на минуту не прекращающийся спор. - Почему люди якобы нормальные стараются обрезать, - тут она улыбнулась получившемуся каламбуру, - обрезать иных под себя? Подровнять, подстругать, выстроить в одну шеренгу? Почему "другие", непохожие на всех остальных, считаются неполноценными, ненормальными, которым место в цирке или в студии циничной эпатажной передачки?

- Слишком много "почему", Сандра. Человечество, вернее его мелкие враждующие группки, боится чужих, ксенофобия у людей в крови, иначе, наш город бы не превратился в мертвую зону, о которой, подозреваю никто не знает. аверное, это правильный страх, потому что цивилизация жива до сих пор.

- ет! - яростно возразила Сандра, - может, в каменном веке это и было справедливым, но сейчас пора избавляться от дикарских страхов! Ведь грядут большие перемены. - Она как будто очнулась. - Что я сейчас сказала?

- Ты говорила о переменах...

- Да... - Сандра взглянула на часы. - Эй, подруга, уже утро! е пора ли нам совершить набег на таинственный дом 76, квартиру 3?

- Пора... Только... Как мне тебя теперь называть? Алекс или Сандра?

- Когда я занимаюсь сексом, требую, чтобы меня звали Алексом, но ты обзывай меня Сандрой, так привычнее.

Мы стали собираться, а я старалась не смотреть в глаза странному существу, с которым меня так грубо свела судьба. Я очень боялась, что оно увидит в моих глазах ненужное ему сочувствие.

Глава третья

Мадонна с младенцем

Тяжелый рюкзак оттягивал плечи, и Карина через каждые пять шагов злобно встряхивала ненавистную ношу. Карине нужны деньги, много денег, потому что водку не сбрасывают с вертолета в качестве гуманитарной помощи, а продают жадные мародеры, наживающиеся на чужой беде. енависть, ненависть, ненависть, - вот, что давно поселилось в ее душе.

енавижу вас, сволочи.

енавижу всех вас, чтоб вы сдохли, сдохли, сдохли.

айти необходимое здание среди изломанных скелетов сгоревших домов, среди пожарищ, среди валяющихся на дороге полутрупов нелегко. Город изменил обличье, показал свое истинное лицо - монстра, пожирающего людей заживо. Смотреть на этот процесс пищеварения просто невыносимо...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать