Жанр: Разное » Елена Навроцкая » Бегущие сквозь грозу (страница 8)


Горло обожгло, почему-то этот огонь Карине всегда казался самым приятным в питие божественной влаги. Он позволял чувствовать себя живой, выводил разум из оцепенения. Да-да, водка прочищала ей мозги и давала ясность мышления. Поначалу. Потом... потом мир потихоньку расцвечивался всеми красками и оттенками жизни, на место ясности приходила радость, такая бывает лишь в раннем детстве, когда воображение захватывает каждая мелочь, когда мир только улыбается тебе, а грусть истаивает также быстро, как первый снег. о фейерверк счастья всегда угасает, и черный холодный водоворот уносит тебя обратно, в чрево матери, в безмолвие и бестелесность космоса. Карина запомнила уже порядок этих ощущений, и любой сбой выводил ее из себя, заставляя мучиться разочарванием. о с каждым разом водоворот настигал ее все раньше, а фейерверк съеживался до размеров бенгальского огня...

Девушка, уткнувшись носом в сгиб руки, вдыхала умопомрачительно приятный запах ткани, таким он бывает лишь после алкогольного причащения. аташа молча протянула ей черствую хлебную корку, но Карина покачала головой. Они не понимают, что первый глоток - жертва, которая не имеет право заедаться или запиваться, она должна быть чистой, как девственница на заклании.

- Алкашка чертова! Пьянь подзаборная! - ругалась Сандра, мстительно и безжалостно. - енавижу вас всех, ублюдков, нарков проклятых, алкоголиков, все вы одним мирром мазаны! Слабаки, блин! Когда-нибудь передохнете от своей отравы! Беглецы хреновы, куда убегаете? В ад? Туда вам и дорожка, к чертям собачьим!

Карина прикрыла глаза. Заразная молчала, Квато тоже не лез в голову со своими нравоучениями.

- Идите... вы все... - промямлила она заплетающимся языком, прижав бутылку к груди крепче, чем сына.

Черный омут уже засасывал в себя с противным чавканьем, образы прошлого с легкостью проносились в памяти. Отчаяние. Отчаяние. Отчаяние.

Отчаяние. Туман в сердце. Комок в глазах. Мерзость в животе.

Знакомые улицы в бесстыжей наготе разорения.

- Эй, смотри, какая классная телка!

Длинные сальные волосы, запах перегара, мутная пена в бесцветных глазах.

- Куда идем?

- икуда.

- Тогда тебе с нами.

Толпа, крики, смех, что-то холодное в руке. Большой и пока еще красивый супермаркет, известный уголок изобилия во всем районе.

- Смотри, нажимать надо сюда. Поняла?

- Да.

- Так ты идешь с нами?

- Да.

- у ты ваще!

- Да.

Звон стекла, невыносимый до коликов в печени, до зубовного скрежета, до всепоглощающей ненависти.

Высокие парни, странно и смешно дергающиеся возле дверей.

Палец чувствует податливую твердь - раз-другой, фредди придет за тобой - парни-куклы на ниточках, тряпичные паяцы - три-четыре, фредди в квартире - безумный трехглазый взгляд: два зеленых, дети страха, один черный, черный властелин, так, кажется? - пять-шесть, фредди уже здесь - бах! зло будет наказано! - за что? за что? за что? - за все.

Зеленые глаза в вакуумной упаковке смерти: спасибо за покупку! приходите еще!

- Кто это был?

- Да кто его знает? Мож, менеджер какой. у ты здорово его!

- Бах!

Что? Страшно?

- Эй-эй-эй, ты че, крезанутая совсем?

- Шутка. Я пошутила.

- Отдай пушку, дура!! Вот так... Айда лучше бухать и веселиться! ехрен возле жмуриков топтаться.

- Да.

Все. Дальше было все.

А потом раскаленные щипцы вынули мозг и отдали на съедение боли.

Господи, где ты, Господи?!

е убивай меня мама а то я убью тебя

убью тебя

тебя

ТЕБЯ

- Проклятый выродок! енавижу! Проклятый! - Карина, всхлипывая, сжимала непослушные ноги брата. - Дай мне забыться! Дай!

нельзя мама сейчас нельзя!

зачем ты мне все время крутишь эту картинку, Квато? неужели

тебе меня не жалко?

трезвость трезвость трезвость

проклятый!

Сандра посматривала на заднее сиденье, где в каких-то немыслимых судорогах извивалась Карина (так она и брата ненароком прибьет!), сквозь ее плотно сжатые губы вырывались тихие стоны, похожие на попискивание голодного котенка... А что если мысленно спросить Квато, что с ней такое? Мать с ним как-то же общается без слов. аташа, склонив голову на плечо, дремала, ребенок на ее руках покачивался в такт движению машины. Сандра сосредоточилась и, почему-то представляя разум телепата в виде темного туннеля, освещенного тусклыми лампами, мысленно позвала:

Квато, Квато...

Молчание. Добавить света? Попробуем, попробуем... В туннеле заметно посветлело, но там по-прежнему царствовала тишина. Тогда немного цветов, совсем чуть-чуть - розовый, фиолетовый, сиреневый... Вот! Уже веселее! о звуки тонут в этом безвоздушном пространстве... Ветер, ветер, я заклинаю тебя, ветер, разрушающий покой и забвение, забери тишину с собой! Лампы в туннеле закачались, создавая непередаваемую по красоте иллюминацию.

Управление машиной страшно отвлекало, и андрогин заглушил мотор. Ему отчаянно хотелось докричаться до телепата, попасть в святая святых его сознания, это затягивало, заставляло забыть об опасности и цели их поездки.

Так, свет, звуки, что еще? Осязание, ласковое прикосновение кончиками пальцев к стенам туннеля. Он же еще ребенок, он нуждается в ласке, а Карина не больно-то нежна с собственным сыном. Стены внезапно задрожали, едва ощутимая вибрация передалась Сандре, по телу тоже прошла дрожь. Андрогин вдруг почувствовал, что его подняло в воздух и швырнуло в недра туннеля, Александр ощутил себя стрелой, выпущенной из лука - руки прижались к телу, каждая мышца

напряглась до предела, встречный поток воздуха трепал за спиной длинные волосы с такой силой, будто хотел снять скальп. Туннель с едва слышным урчанием заглатывал его своей ненасытной утробой... Со всего маху Алекс врезался головой в твердую, но упругую, непрозрачную стену, коей, наверное, и заканчивалось этот удивительный туннель.

емного отдышавшись и нащупав на голове внушительную шишку, андрогин протянул руку к стене, пальцы свободно прошли сквозь нее, коснулись теплой пульсирующей ткани.

Перед глазами будто зажгли кварцевую лампу.

Кваааааааатоооооооооо!

Глава восьмая

Откровение от Квато

Пальцы, судорожно цепляясь за пустоту, ловили лишь сами себя и в отчаянии сжимались в кулак. Тело, подобно змее, извивалось в попытке понять, что же с ним такое произошло, почему движение не приводит ни к каким результатам, оставаясь на одном и том же месте, словно прикованное... Прикованное...

Резь и слезы в глазах постепенно проходили, и Александр старался разглядеть, куда же его занесло в своем стремлении дотянуться до разума телепата. Если бы он посмотрел на себя сверху, то увидел бы обнаженное тело, лежащее на металлической решетке с крупными ячейками, прикованное цепями за щиколотки и запястья к перегородкам решетки. Впрочем, такую картину наблюдал бы лишь разум Алекса, однако неизвестно, что бы увидели здесь другие.

- Извини, Алекс, это для твоей же безопасности, - приятный мелодичный голос эхом раздался по тому подобию операционного зала, где находился андрогин. Зеркало, открывшееся на потолке, дало понять Александру, в каком положении он очутился.

- Квато?

- Да, это я. Ты ведь звал меня?

Андрогин покрутил головой, его вдруг посетила замечательная, на первый взгляд, идея.

- Слушай, я сейчас в твоем мозгу, так?

- е так, в своем мозгу.

- Тогда еще проще. Я не могу разговаривать, не видя перед собой собеседника, может, примешь какое-нибудь приятное обличие?

Тихий, шелестящий смешок.

- Парень, ты переел фантастики. а кой тебе это?

Действительно, на кой? Самыми логичными вопросами в такой ситуации должны быть - зачем ты меня связал? чего ты добиваешься? и - я заплачу золотом. Хотя, нет, золото уже из другой оперы.

- Алекс, Алекс, никогда я так не веселился! у хорошо, если ты желаешь фокусов...

Поворот головы налево, и перед ошеломленным взглядом предстала ползущая к нему по решетке его собственная покойная мать; ее чопорный и неприступный вид, заставлявший когда-то сердце биться в желудке, теперь выглядел весьма комично. Алекс против своей воли рассмеялся. Мать доползла до него и уселась рядом, словно заправский йог, в позе лотоса.

- Квато, нехорошо глумиться над мертвыми!

- Ты забыл, что твои мысли сейчас для меня открытая книга? Мать строго нахмурила брови. - Ребенком ты мечтал о том, чтобы хоть раз этот черствый сухарь размягчился, смехом ли, неожиданным подарком, прикосновением к волосам... А потом ты страстно желал, чтобы на нее вдруг вылилось ведро оранжевой краски или ее окатила водой с ног до головы поливальная машина, дабы вытащить на свет божий хоть одну эмоцию...

- Ты специально это мне говоришь, потому что Карина тоже плохая мать!

Чопорная женщина в черном вдруг вся оплыла и превратилась в мерзкого урода, каковым Квато и являлся на самом деле. Перебирая множеством ручек, словно краб, и помогая себе фаллосообразными "ножками", изгибая хвост спиралью, урод взгромоздился на живот андрогина.

- У тебя красивая грудь, Сандра!

- Спасибо, но ты еще слишком маленький, чтобы оценить все ее достоинства! Слезь с меня, насекомое!

Снова прошелестел противный смешок, и на животе Алекса уже сидела сногсшибательная блондинка неглиже, игриво ерзая задом.

- А так? Любимый, я тебе нравлюсь?

Красотка прижалась к нему, ее рука безмятежно скользила там, где ей вздумается.

- Вот, черт! Квато, прекрати свои дурацкие шуточки!

- у ты же сам просил приличное обличие? Или тебе не нравятся блондинки? Тогда так и скажи! Желание клиента - закон!

С этими словами она взяла сосок Сандры в свой рот, нежно поглаживая кончиком языка набухшую твердь.

- Квато, это уже не смешно! Прекрати, в конце концов!.. О, боже... Пе-ре-стань...

Блондинка, с развратной улыбочкой на губах, растаяла в воздухе, заставив возбужденное тело Александра инстинктивно потянуться вслед за ней.

- Остынь, парень!

В зале опять не осталось ни души, кроме него самого и чужого разума, проводящего недоступные его пониманию опыты.

- Иногда форма и содержание одного и того же создания не соответствуют друг другу, как бы все ни старались привести их к единому знаменателю. Однако такое часто случается - люди додумывают за других их достоинства или пороки, опираясь лишь на одно внешнее поведение, чтобы выстроить собственное непоколебимое мнение о том или ином человеке. Так и мы судим своих матерей, родных, друзей даже не пытаясь заглянуть к ним в душу. Так и тебя, совершенное существо, судят люди лишь по твоей порочной плоти, которая пугает их и отворачивает от неправильного создания, в чьи мысли не захотел проникнуть никто.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать