Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Сирены (страница 112)


Едва въехав в парк, Бонстил свернул с главной дороги на другую — узкую с грубым покрытием, быстро перешедшем в просто утрамбованный грунт. Он остановил автомобиль в тупике и выключил мотор. В наступившей тишине негромкое пощелкивание звучало контрапунктом с хором сверчков и травяных лягушек. Над их головами раздался шум и треск в ветвях деревьев, сменившийся хлопаньем крыльев, постепенно затихшем вдали.

Докурив сигарету, Бонстил аккуратно затушил ее в пепельнице. Он вышел из машины. Дайна не спрашивала его зачем он привез ее сюда, догадываясь лишь, что им вероятно еще есть о чем поговорить. Она также выбралась наружу и сразу же почувствовала вечернюю прохладу и сырость. Бонстил поднял голову, услышав мягкий шелест листьев и травы, потревоженным легкими шагами Дайны.

— Что мне хочется знать, — протянула она, глядя на него. — Вначале мне показалось, что я просто назвала произвольный срок. Ну... полгода представлялись мне вполне естественным периодом, что-то вроде этого. — Его лицо почти целиком пряталось в тени, и Дайна вдруг сообразила, что бессознательно дорисовывает по очереди невидимые черты, как хирург, выполняющий сложнейшую пластическую операцию. — Потом я вдруг поняла, что настроило меня на совершенно определенный промежуток времени. Это были слова Силки, сказанные им мне, не помню когда, о Крисе и Тай. Он говорил, что их роман мог начаться еще полгода назад, когда им никто не мешал.

— Где был Найджел?

Теперь она вообще не видела Бонстила и недоумевала, то ли он переместился подальше в тень, то ли ночной мрак почему-то внезапно стал еще непроглядней. Как бы там ни было, теперь ей приходилось ориентироваться лишь на его голос.

— Он куда-то уезжал. Это все, что сказал Силка.

— Куда-то уезжал, — Бонстил повторил эти слова вслед за Дайной, и в них вдруг проявилось какое-то скрытое значение.

В наступившей паузе Дайна почувствовала, что страх начинает закрадываться к ней в душу.

— Бобби, — тихо позвала она. — О чем ты думаешь?

— Я думаю о том, — с расстановкой произнес он, — как сильно я заблуждался. Найджел замешан не в переброске наркотиков. Нет, дело куда серьезней.

— О чем ты?

— Просто раскинь мозгами как следует. — Теперь Дайна услышала шум его шагов. — Все звенья цепочки перед тобой, осталось соединить их. Найджел по происхождению наполовину ирландский католик, мать которого почти наверняка являлась членом ИРА. Отец, ненавидевший и регулярно избивавший жену, в конце концов бросил ее. Сестра, живущая в Белфасте, ушла в подполье.

— Теперь на мгновение переключимся на Штаты. Представь, что ты играешь во всемирно известной группе, владеющей собственным самолетом. Как ты полагаешь, часто ли этот самолет находится, так сказать, в официальном пользовании? От силы три-четыре месяца в году, когда группа выезжает на гастроли. А что делает эта махина все остальное время? Простаивает в ангаре ЛАКС в полном бездействии. Теперь скажи, кто узнает, если ты «позаимствуешь» самолет на короткий срок, скажем два-три раза в год? Каждый рейс туда и обратно не более пары дней? Никто.

— Но зачем? С какой целью? — Дайна видела, как в темноте глаза Бонстила мерцают, словно глаза хищного зверя.

— Думай, Дайна. Ты наполовину ирландский католик, твоя сестра член ИРА. Для чего бы ты использовала такой самолет?

Дайна не знала ответа на этот вопрос, но зато обнаружила, что Хэтер знает, и в совершенстве.

— Оружие?

Бонстил, улыбнувшись, оттопырил большой и указательный пальцы, изображая пистолет.

— Оружие.

Дайна перевела дыхание.

— А Мэгги?

— Мэгги обнаружила это. Или, — он остановился в двух шагах от нее, — все было так, как ты думала. Она стала жертвой казни, устроенной по приказу ИРА в качестве возмездия за карательные рейды, подготовленные Сином Туми.

— Однако, зачем тогда создавать видимость, будто Модред совершил убийство.

— Это тоже вполне очевидно. Чтобы защитить истинного убийцу. Он имел чрезвычайно удачное прикрытие на протяжении стольких лет. Зачем же теперь выдавать его?

— Мне что-то не слишком нравится.

Он хрипло рассмеялся.

— Это вовсе и не было предназначено для того, чтобы понравиться тебе. Это нечто, что ты не в состоянии контролировать.

— Иначе ты бы знал об этом, не так ли? — язвительно бросила она.

Бонстил сместился на пару шагов от нее, точно стараясь уйти подальше от этих слов.

— В этой стороне мало что видно, — заметил он. — Деревья и высокие холмы загораживают все, за исключением того далекого зарева на востоке. — Он повернулся спиной к нему. — Так лучше.

Ему потребовалось некоторое время, чтобы прикурить новую сигарету из-за поднявшегося ночного ветра, шуршащего сухими листьями повсюду вокруг них.

Дайна хранила молчание, думая о чем-то своем и испытывая смутное чувство, не будучи уверенной, в какой момент Дайна исчезла, уступив место Хэтер.

— Забудь о Силке, — сказал Бонстил, не поворачивая головы, точно обращаясь в ночь. — Он довольно интересный и загадочный субъект, но в конечном счете, всего лишь поставщик наркотиков, мелкая сошка. Еще одна рыба, попавшая в заброшенную нами сеть. Нет, моя подлинная добыча — Найджел.

— Откуда у тебя такая уверенность? — обойдя спереди машину. Дайна приблизилась к нему. Здесь в парке, за цепью холмов, воздух был чище: воняющий серой и горелой резиной смог стелился низко над землей в долине Сан-Фернандо, и отвратительный запах постепенно перестал мучить их обоняние. Дайна вздохнула всей грудью. Где-то не очень далеко должен был быть скрытый проход к морю, потому что воздух был почти таким же влажным, тяжелым и пропахшим фосфором, как на пляже в Малибу.

Бонстил стоял на одном месте, выпрямившись во весь рост, так что его черный силуэт во мраке походил на столб, вбитый в землю. Живой красный огонек его

сигареты описывал короткие дуги снизу-вверх перед затяжкой, и после — в обратном направлении.

— Когда-то, — произнес Бонстил так внезапно, что Дайна испуганно вздрогнула, — я знал одну девушку. — Он резко и хрипло рассмеялся. Его смех звучал как скрежет железной метлы о цементный пол. — Это было давным-давно.

Дайна пристально наблюдала за ним в то время, как он сам не смотрел ни на деревья, ни даже в низкое тяжелое небо, а просто в никуда.

— Она, Марсия, любила мечтать. Ее переполняли надежды и идеалы. Она была романтической девушкой. — Он бросил окурок и продолжил. — Она была прекрасной, как некогда моя мать, только еще больше. Длинные каштановые волосы, глаза цвета ирландского тумана или... впрочем, она сама всегда описывала их именно так. И была права. — Он глубоко вздохнул.

— Я встретил ее почти сразу после того, как пришел в полицию. В то время я был очень целеустремленным. Я твердо знал, что хочу, и что еще хуже, что именно мне нужно. — Он пожал плечами. — Тогда все казалось гораздо сложней. Марсию слегка пугали мои убеждения, а равно и то, что я собой представлял. Однако она не переставала любить меня, просто ей было трудно это делать.

— Мы полюбили друг друга и жили вместе некоторое время... я думаю, года полтора. Это было чересчур долго, но в то же время совершенно недостаточно. Мы любили друг друга без памяти. В конце концов, она ушла. Это был единственный способ выжить для нас обоих. «Я ухожу от тебя, Бобби, — сказала она мне в тот вечер. — Так далеко, как только смогу». Потом она сделала паузу и добавила: «Я напишу тебе, если ты только пообещаешь не приезжать ко мне». Я дал ей слово.

— Через месяц я получил от нее открытку. Марсия писала мне из Флоренции. Шесть недель спустя из Гранады, и наконец в середине лета мне пришла открытка из Ибизы. «Я встретила совершенно особенного человека, — писала она. — Я пишу тебе не для того, чтобы сделать больно, но чтобы сказать, что, отыскав такого человека, я поняла, как сильно люблю тебя. Я всегда буду любить тебя, Бобби. И никогда не забуду тебя. С любовью, М». Бонстил скрестил руки на груди. Дайна прикоснулась к его плечу, но он даже не заметил этого.

— К тому времени я увлекся другими вещами, завел себе новых друзей и забыл ее. Однако, видишь ли, странность заключается в том, что в определенном смысле я не забыл ее. Как она писала в том письме из Ибизы, я знал, что Марсия всегда будет частью меня. Некоторые девушки появляются в твоей жизни и исчезают. Бесследно. Память о них тускнеет, а затем и вовсе стирается. Иное дело Марсия. Я никогда не жалел, что повстречал ее, даже пережив эту боль... расставания. Странным, но в то же время самым что ни на есть прямым и непосредственным путем мы принесли друг другу массу пользы в те сумасшедшие дни и ночи нашей любви. Мы выработали каждый в другом уверенность, позволяющую двигаться дальше в одиночку.

Дайна протиснула ладонь под его локоть и прижалась тесней к Бонстилу.

— Значит, у этой истории счастливый конец? — спросила она.

— Не совсем. — Он пошел вперед, не разбирая дороги, и Дайна последовала за ним. Было довольно поздно, и легкий туман уже стелился над землей меж высоких стеблей травы, извивался среди ветвей высоких кустов, укрывал от взоров подножия деревьев вдали. Они словно оказались отрезанными от всего света, попав в воображаемую страну, где время застыло.

— На некоторое время я потерял ее след или точнее не получал от нее известий. В тот период я переехал, и это обстоятельство плюс недостаточное количество марок на конверте, привели к тому, что я получил ее письмо только через шесть недель после того, как она его отправила. Она была в Лондоне. У нее был ребенок и больше никого. Она была там одна, без друзей... без кого-нибудь, кто мог бы помочь ей. Я взял отпуск по чрезвычайным обстоятельствам и полетел в Англию. Я думал, что самое меньшее, что я сделаю, это просто привезу ее сюда.

— Но я опоздал... слишком много времени... — Он шел до тех пор, пока они не подошли к краю длинной ложбинки. Днем она выглядела бы чудесно, однако сейчас, окутанная тьмой и туманом, казалась просто черной, бездонной дырой в земле. Бонстил молча смотрел на нее, потом продолжил. — Она умерла, и ребенок тоже. Она включила газ, истратив последний шестипенсовик, и не стала зажигать огонь. Я сам читал об этом в Нью-Скотланд-Ярде. Их привезли туда, потому что она была американкой. У нее не было ни семьи, ни близких, и они не знали, с кем связаться. Я оказался единственным человеком, знавшим ее. Но я не стал перевозить ее тело сюда. Я заказал службу в церкви, нашел место и... похоронил их. — Его плечи ссутулились. — Обратный полет длился невыносимо долго, а, очутившись дома, я наткнулся на еще один последний, неприятный сюрприз. Это было последнее письмо Марсии, написанное на следующий день после того предыдущего послания. «Не вини Найджела, — писала она. — Мне понадобилось много времени, чтобы понять его. Кажется, я целую вечность ненавидела его, думая, что он предал меня. Я верила в него, в то, чем он являлся, в его огромную жизненную силу. Эта ложь принадлежала не ему, а только мне. Он просто ребенок, а значит — не виновен ни в чем. У него нет моральных принципов, поэтому он не может сотворить зла. Это я, я, я. Что-то не так со мной. Здесь для меня нет места. Я имею в виду Лондон. Прощай, Бобби. Теперь ты все, что осталось у меня в памяти».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать