Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Сирены (страница 114)


С различимым вздохом Спенглер уселся на место. Взяв свою скомканную салфетку, он провел ей пару раз по лицу.

— Меня обидело, что со мной обращаются, как с помощником официанта. Вот и все.

— Без тебя нам бы не удалось договориться относительно фильма с Брандо так быстро, — подчеркнуто заметила Берил.

— Я знаю, но...

— Тебе не нравится, как с тобой обращаюсь. Я правильно понял? — осведомился Рубенс. Спенглер молча смотрел на него.

— Ну что ж, дружище, тогда тебе придется усвоить одну истину. Ты должен заслужить уважение всех нас, присутствующих здесь. Не жди, что тебе поручат легкую и приятную работу. У нас у всех есть свои обязанности. Если мы не выполняем их, а будем сидеть целыми днями напролет, восторгаясь собственными идеями и способностями, дело стоит на месте. Если ты думаешь, что тебе все сойдет с рук только потому, что ты знаешь Брандо лучше, чем его жена, так ты ошибаешься. Мне на это плевать. Тебя просто может сдуть ветром. Такие вещи происходят с людьми каждый день. Еще вчера они приносили пользу, а сегодня их поезд уже ушел. — Он оттолкнул от себя пустую тарелку. — Послушай, нельзя сказать, что у тебя кишка тонка или пусто в голове... по крайней мере, если б я думал иначе, то прежде всего никогда бы не порекомендовал тебе Дайне. Только перестань вилять из стороны в сторону, и мы станем кроткими и нежными, как мышки.

Подошедший официант забрал тарелки у всех, кроме Спенглера.

— Ничего, — сказал ему Рубенс, — мы подождем, пока Дори доест.

— Ты любишь меня? — спросил он, когда они вернулись домой.

— Да.

— Никогда не думал, что найдется женщина, которой я задам такой вопрос.

— Ты не спрашивал об этом свою жену?

— Я всегда притворялся внутри, будто она любит меня. — Он провел ладонью по ее руке снизу вверх. — Мне так хотелось услышать правду хоть раз в жизни.

— Зачем? — шепотом спросила она. — Ведь именно ты, в конце концов, бросишь меня. Он изумленно уставился на нее.

— С чего ты это взяла?

— С того, — она приложила руку к его груди, — что я никогда не знаю наверняка, что творится там. Иногда мне кажется, что у тебя сердце из стекла... нет, из пластика: сквозь него можно видеть; но нельзя его разбить. Ты похож на этот город, Рубенс. Город, который на самом деле вовсе им не является. Он есть, и его нет, одновременно. — Она положила голову ему на грудь.

Крепко прижав ее к себе, он спросил:

— А что случится, если я брошу тебя?

— Ничего, — сказала она. — Ровным счетом ничего.

* * *

Бонстил позвонил поздно утром, когда Рубенс уже уехал в офис.

— Ты не спишь?

— Подожди минутку. — Перевернувшись в постели, она лежа потянулась. Спала она или просто замечталась? Она не знала. Ее голова была забита мыслями об оружии и женщинах в униформе, Джорджем и ООП, Найджелом и ИРА.

— Порядок, — сказала она. — Что слышно?

— В лаборатории нашли следы стрихнина в порошке, принесенном тобой, — начал он без подготовки. — Ты просто не откликнулась на свое призвание, как я говорил. Тебе надо было идти работать в полицию.

С нее как рукой сняло остатки сна. Она села в кровати.

— Это значит, что он все еще в опасности.

— Возможно. Вероятно, он случайно проведал об операциях Найджела по переброске оружия. — Он сделал паузу. — Может быть мне стоит приехать к тебе?

— Зачем?

— Если Крис в опасности, есть шанс, что и ты тоже. Вы провели вдвоем слишком много времени, чтобы убийца думал, что ты не знаешь что-то, что известно Крису.

— Это смешно. Ему бы пришлось научиться читать мысли.

— Как угодно, — ответил он равнодушно. — Кстати, я установил наблюдение за нашим другом Чарли By. Возможно он сумеет вывести нас на что-нибудь интересное.

— Бобби, я дала слово...

— Не волнуйся. Я не стану забирать его. Однако, ни ты, ни я не говорили о том, что не будем использовать его, не так ли? Кто знает, может мне повезет. На нынешней стадии я смог бы воспользоваться даже небольшой удачей. Я так близок к цели; осталось буквально протянуть руку. Однако все, что у меня пока есть, это одни рассуждения, так что я связан по рукам и ногам. Словно муха, попавшая в паутину.

— Знаешь, что я думаю, — возразила Дайна. — Я думаю, ты слишком усердствуешь со своими досадами. Ты не в состоянии объективно оценить ситуацию: мы оба знаем это. Передай дело кому-нибудь другому. Наверняка есть достаточно следователей, которые...

— К черту их всех! — рявкнул он. — Это дело — единственная причина тому, что я все еще остаюсь полицейским. Теперь ничто не заставит меня отказаться от него.

— Бобби, ты служитель закона.

— Вот именно.

— Но ведь ты не имеешь права вертеть законом в угоду своим интересам.

— Позволь мне сказать тебе кое-что насчет закона, Дайна. Его извращают ежедневно и ежеминутно. Став полицейским, я очень быстро узнал, что иногда закон помогает тебе, но бывают дни, когда лучше всего очень осторожно обойти его стороной. Так что он не вцепится в тебя своими зубами, пока ты не разбудишь его.

— Он фыркнул. — Кстати, что думает насчет закона твой приятель Рубенс, а?

В мгновенном ослеплении Дайна подумала, что Бонстил может знать о том, кто приказал убрать Эшли. Она вдруг начала давиться, словно во рту у нее опять очутился Т-образный резиновый кляп доктора Гейста.

— Все эти парни с многомиллионными счетами в банках пользуются законом, как хотят, — продолжал он. — Именно так они становятся теми, кто они есть. В любом случае, это всего лишь теория. Я знаю то, что

я знаю. Найджел — преступник. Это у него в крови. Он законченный мерзавец. Ему плевать на всех, кроме себя.

— Бобби, пожалуйста...

— Я представляю закон, Дайна. И я заставлю мерзавца заплатить за то, что он сделал с Марсией. Старые друзья заслуживают того, чтобы их помнили. Тебе ведь это известно, не так ли?

Но что, если Бонстил неправ? Дайна не знала, кому и чему верить. Она понимала лишь, что Бобби толкает вперед неутолимая внутренняя жажда мести, разрушительная для того, кто ее испытывает. Она прекрасно сознавала, что он запросто мог убедить себя в виновности Найджела. Но что, если он прав?

Она позвонила Тай и напросилась в гости к Найджелу. Не обдумав все как следует, она тем не менее решила, что обязана предпринять попытку разобраться во всем сама.

Тай встретила Дайну на пороге и обняла ее.

— Ты рада, что вернулась к Найджелу? — осведомилась Дайна.

— Теперь, когда Крис ушел из группы, это не имеет большого значения, — грустно отозвалась Тай.

— Группа не развалилась из-за этого, — попыталась утешить ее Дайна. Она покривила душой, ибо была уверена, что это непременно произойдет, что не замедлила подтвердить и сама Тай.

— Найджел говорит, что они будут продолжать играть, и все останется по-прежнему, но я знаю его слишком хорошо, чтобы поверить в это. Он слабак. Творческая искра, горевшая в его душе когда-то, потухла. Он слишком долго жил за счет Криса.

* * *

Найджел был вне дома возле бассейна. Подобно большинству уроженцев Британских островов, занесенных судьбой в более теплые края, он казалось не переставал удивляться солнечной погоде на протяжении трехсот шестидесяти пяти дней в году. Он сидел, развалившись, в шезлонге. Силка, по-видимому, только что приготовивший для него коктейль, собирался поставить высокий стакан на столик перед ним.

— Силка, — позвала Тай. — Ты не мог бы намешать коктейль для Дайны?

Телохранитель выпрямился и замер в ожидании. Тонкая, почти незаметная улыбка замерла на его спокойном безмятежном лице.

— "Столичная" на карамельках с содовой. — Это был любимый напиток Рубенса.

— Нет, — протянула Дайна. — Я бы предпочла pina colada.

Кивнув, Силка направился к бару. Очевидно, он уже знал, что хочет выпить Тай.

Заслышав шаги женщин, Найджел повернул голову в их сторону и поглядел на них, прищурив глаза, спрятанные под темными очками. Он не поздоровался, что нисколько не удивило Дайну. Она понимала, что он считает ее ответственной за решение, принятое Крисом.

— У тебя, черт возьми, хватило наглости припереться сюда, — бросил он.

— Я пришла повидаться с Тай.

— Странные идеи приходят к тебе в голову. — Он обращался к Тай. — Не могу сказать, чтобы они были мне по душе. — Он мотнул головой. — Пусть она уберется отсюда.

— Перестань вести себя как ребенок, — холодно заявила Тай, глядя на него сверху вниз. — Дайна проведет здесь столько времени, сколько захочет.

— Ты забыла, кто платит по твоим счетам?

— Ты ведь не хочешь, чтобы я ушла... опять.

— Силка! — завопил Найджел. — Сделай что-нибудь! Силка приблизился к ним и передал обеим женщинам их стаканы.

— Что бы ты хотел, чтобы я сделал?

Найджел открыл было рот, но взглянув на Тай, захлопнул его. Он махнул рукой.

— А, иди приготовь что-нибудь себе выпить или займись чем-нибудь другим. — Перед тем, как отвернуться, Силка бросил пристальный взгляд на Дайну.

— Господи!

Они все повернулись на восклицание.

Найджел сломя голову мчался к дому.

— В чем дело? — крикнула ему вслед Тай. Однако он уже скрылся за белыми занавесками, висевшими на распахнутой балконной двери. Через мгновение он вновь появился на пороге. В левой руке он держал тупоствольный маузер.

На несколько мгновений взгляды всех были прикованы к нему. Потом Дайна, поставив стакан, бегом кинулась к Силке. Она чувствовала, что Тай следует за ней.

— Найджел!..

— Это проклятый койот, Тай! — он побежал вокруг дома, и все последовали за ним. За домом располагался экзотический сад, простиравшийся в длину на добрых три сотни ярдов. Далее он внезапно обрывался у крутого склона холма, первого в цепи, уходящей в сторону Тапанга. Весь холм от подножия до вершины был покрыт зарослями куманики и низкого кустарника, боровшихся за выживание под сенью гибких эвкалиптов и акаций.

Найджел тут же устремился в чашу. Он не размахивал бестолково пистолетом на ходу, держа его наготове у бедра. По всей видимости, к вершине холма вела полузаросшая скрытая от глаз тропинка, потому что Найджел взбирался по склону с удивительной быстротой.

Тай сильно отстала от него, показывая путь Силке и Дайне. Карабкаться по круче оказалось не так уж легко, и к тому времени, когда они настигли Найджела, их лица были перепачканы грязью и потом, а сами они с трудом переводили дыхание.

Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь густую листву деревьев, освещали яркими пятнами фигуру Найджела, стоявшего на краю небольшой прогалины. Его глаза были широко открыты, а ноздри раздувались от возбуждения. Зажатый в его руке маузер казался огромным.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать