Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Сирены (страница 124)


Она не ждала подхода кавалерии. Она являлась последним барьером на пути зла, и без нее... Неужели Хэтер была всего лишь фантастическим духом, пробужденным к жизни их коллективным заклинанием? «Если б я была мужчиной, то смогла бы... Но я родилась не мужчиной, — в бессильной ярости подумала Дайна. — Я то, что я есть, и это не должно играть никакой роли. Но это не так, господи, помоги мне. Теперь я вижу, что это не так».

Она безнадежно уставилась на пистолет, который держала обеими руками, свесив его между расставленных колен. Некоторое время вокруг царила тишина, но теперь она ясно различала шуршание веток, словно ночной хищник пробирался сквозь кусты, выслеживая ее. Этот тихий, но отчетливый звук неумолимо приближался к ней. У нее оставалось совсем мало времени. Развернувшись, она выглянула из-за чешуйчатого ствола пальмы. Однако, сколько Дайна не всматривалась в ночной мрак, ей не удалось разглядеть ровным счетом ничего, кроме густой листвы. Казалось, вдруг Силка сделался невидимым. На своих уроках Жан-Карлос не объяснял ей, как вести себя в подобных ситуациях.

И тогда ее голова вдруг стала необычайно ясной, словно ощущение неотвратимой гибели превратило ее мозг в кусок прозрачного горного хрусталя. Время побежало вспять, словно сухие листья, опадающие с деревьев, дни, недели, месяцы уносились прочь, пока она мысленно вновь не очутилась в необычно освещенной комнате на верхнем этаже здания на вест-стрит и не услышала голос Жан-Карлоса, поучающего ее: «Никогда не доверяй свою жизнь автоматическим пистолетам. Они слишком часто заедают, когда нагреваются». Она посмотрела на зажатый в ее руке «Полис позитив» 37 калибра. Это был револьвер. Жан-Карлос что-то говорил о револьверах. Но вот что?

Ей показалось, что сквозь шум ветвей джакаранд доносится голос, шепотом зовущий ее по имени. Струйка холодного пота сбежала вниз вдоль ее позвоночника.

«Господи, — мелькнуло в голове у Дайны. — Он уже здесь, а я все еще не вижу его. Он просто играет со мной». Играет!

Шумно выдохнув, она обогнула ствол пальмы и спряталась с другой стороны. Ее мозг лихорадочно заработал; сердце учащенно забилось. Она вспомнила, что сказал ей Жан-Карлос. «С точки зрения женщины ситуация зачастую оказывается тяжелой — нередко кажется практически безнадежной. Самое главное — никогда не сдаваться ни при каких обстоятельствах, — он сверлил ее взглядом, и Дайна представила себе его, вырывающимся на свободу из Морро-Кастл, с болью на сердце покидающим навсегда всех, кто что-либо значил для него. — Там, где противник рассчитывает на свое превосходство в силе, надо пускать в ход хитрость. Давай, я покажу один трюк, чтоб ты поняла, почему я сам пользуюсь исключительно револьверами».

Дыхание со свистом вырывалось из полураскрытого рта Дайны, когда она трясущимися пальцами вновь открыла барабан револьвера. Вот они: ее последние два патрона. Ей нужно было очень осторожно повернуть цилиндр. Вот так! Она провела кончиком языка по запекшимся губам. Теперь она знала, что ей нужно делать.

Повернувшись спиной к пальме, она стала ждать появления Силки.

Ночь была очень тихой. Поднявшийся было ветер затих, не задув в полную силу. Видимо его принесло с океана, потому что Дайна чувствовала влагу, облепившую ее руки и туловище, словно воск.

Увидев движение в кустах совсем близко от себя — гораздо ближе, чем она предполагала — Дайна направила в ту сторону револьвер и нажала на курок. Раздался громкий отрывистый щелчок, похожий на удар молотка по металлу, и все. Только эхо, словно смех из пустой бочки. О том, что Бобби, прежде чем пуля угодила в него, успел перезарядить револьвер, Силка не мог знать. Считал ли он выстрелы? Дайна была бы сильно удивлена, если нет.

И вот, наконец, он появился — дьявольская карикатура Адама посреди высоких цветов и кустов райского сада. Он шел прямо на нее, небрежно болтая опущенным «Магнумом».

Прицелившись, Дайна выстрелила и вновь услышала металлический щелчок, показавшийся ей самой самым громким звуком, когда-либо достигавшие ее слуха.

— Проклятье!

Откинув голову назад, Силка расхохотался.

— Твоя песенка спета, моя милая. — Его голос был налит свинцом. Осталось только это. — Силка вздернул ствол пистолета, даже не целясь в нее. Впрочем, в этом не было никакой необходимости. Он мог и не торопиться. И, как поняла Дайна, он не собирался этого делать, потому что все происходившее доставляло ему удовольствие. Помимо профессионализма в его действиях ощущалось нечто большее. Гораздо большее.

Пока он приближался, у Дайны оставалось в запасе еще некоторое время. Она завоевала Оскара за «Хэтер Дуэлл», но ее роль в фильме была ничто в сравнении с представлением, которое ей приходилось разыгрывать в эти короткие мгновения. Она знала, что стоит ей допустить просчет, и через пять минут ее уже не станет.

Она постаралась придать голосу, как и лицу, смертельно испуганное выражение. По правде говоря, это не потребовало больших усилий.

— Тебе нет необходимости делать это. Силка, — сказала она. — Я могла бы сделать все, что ты пожелаешь. Какой тебе смысл убивать меня? Разве ты больше не хочешь меня?

— Хочу, — подтвердил он, надвигаясь на нее. — И я еще успею поиметь тебя, прежде чем приставлю пистолет к твоей головке и разнесу ее на кусочки. — Он свирепо ухмыльнулся. — Это доставит истинное наслаждение. Ты доставила мне немало хлопот. — Он покачал головой. — Некоторые бабы очень любят это — потихоньку сунуть нос не в свое дело и увязнуть в

нем... по уши.

— Теперь я вынужден бросить все: милый рэкет, организация которого отняла у меня много времени. Покупку оружия на деньги группы и переправка его в Северную Ирландию на их самолете. — Он посмотрел на нее горящими глазами. — Если б Крис, ради собственного блага не поумнел бы вдруг, и не стал бы проверять бухгалтерские книги, то никогда бы не обнаружил, что даже дорогостоящие привычки: «Хартбитс» не покрывают сумму недостачи даже наполовину. Он не заподозрил бы меня, и мне соответственно, не пришлось бы убивать его, однако дело обернулось иначе и в результате неизбежно привело к этой кровавой бане. — Он пожал плечами.

— Впрочем, я привык к виду смерти: свобода строится на горе окровавленных трупов. — Он продолжал медленно приближаться к ней, и казалось земля трясется от его тяжелых шагов. — Двое моих братьев, бывших такими идеалистами, следуя примеру отца, растворились в Северной Ирландии, связавшись с «временными»[26]. Спустя некоторое время я получил письмо от Дена. «Неда убили, — писал он. — Проклятые протестанты прикончили его во время облавы». Неду, младшему в семье, исполнилось тогда только семнадцать. Он вместе с Деном подготавливал операцию. «Теперь ты нужен нам», — писал Ден.

— В то время я только что уволился из морской пехоты. Я хотел сражаться, но только за дело, в которое верил. Отправившись в Белфаст, я увидел, как с нами обращаются на нашей собственной земле. Через полгода Ден и я вернулись в Бостон и устроили налет на оружейный склад Национальной Гвардии. Потом мы перевезли ящики с автоматами в Мексику и отправили их за океан.

— Ден сам повез их в Ирландию, а я остался здесь. В Белфасте я повстречал черноволосую девушку с глазами, похожими на изумруды. Она тоже разрабатывала свой план, но для того, чтобы он заработал, ей был нужен соответствующий исполнитель. Многие из руководства ИРА говорили, что у нее ничего не выйдет, но она знала, что они ошибаются.

— Это была сестра Найджела, — вставила Дайна. Бесцветные глаза Силки широко раскрылись.

— Да. Это была она. Таким образом теперь тебе известно все. Схема изымания средств из кассы группы, переброска оружия... все это ее идеи. Как она ненавидит своего сластолюбивого братца, загребающего столько денег, но повернувшегося спиной к делу освобождения Ирландии. У меня было здесь много связей в различных кругах, и я без проблем попал на званный обед, где уселся рядом с Бенно Катлером. Мне не составило труда уговорить его. Иное дело группу.

Слегка расставив ноги. Силка, словно могучий колосс, возвышался над сжавшейся в комок Дайной.

— Они были опасными ребятами, причем каждый из них по-своему. Однако, с другой стороны, see они походили на детей: легко покупались на подачки. Мои связи позволяли мне бесперебойно добывать наркотики. Им это нравилось. Точно так же, как и то, что я был силен: физически силен. Наняв меня, они могли отдавать мне распоряжения: это поднимало их настроение.

Пока он говорил, его лицо оставалось неподвижным, словно маска, высеченная из гранита. Его глаза, не моргая, смотрели на Дайну.

— Десять лет я грабил их, и они даже не подозревали об этом. Разумеется, она разработала очень тонкий план, как вычерпать деньги из их карманов, но самое смешное — он был совершенно не нужен. На одни наркотики уходили такие огромные суммы, старательно скрываемые от учета, что мне всего лишь надо было соблюдать элементарную осторожность.

— Правда, однажды я попал в оборот, когда Ион случайно застал меня врасплох. Его глаза были остекленевшими, и я решил, что он под слишком сильным кайфом, чтобы замечать, что происходит вокруг. Однако Ион не был глуп, и когда он позже явился ко мне с этим, то потребовал денег и... других вещей, в обмен на согласие держать рот на замке. Бедный Ион.

Силка подал массивными плечами, перегибаясь через низкий, идеально подрезанный кустик.

— Ну, после этого у меня не оставалось большого выбора. Необходимо было избавиться от парня, действуя осторожно, сама понимаешь. Очень осторожно. Я не имел права допустить даже малейших подозрений. — Он усмехнулся.

— Сделать это было довольно просто. Ион сидел на игле, так что смерть от слишком большой дозы не вызвала бы особого удивления. Напротив, такого исхода даже ожидали, как чего-то само собой разумеющегося.

— Однако, затем я увидел, что творится внутри самой группы и подумал: «Господи, да лучшего даже и пожелать нельзя. Я позволю им самим прикончить его». — Он вновь пожал плечами. — Хотя, конечно, небольшое количество стрихнина в порошке помогло Иону сыграть в ящик. — Он издал резкий, лающий смех. — Вонючие профаны. Им не пришло в голову, что иначе он почувствовал бы запах газа.

Он остановился прямо напротив нее.

— Теперь, — хрипло произнес он, — я собираюсь получить свою награду за долгие годы верного служения группе и свободной Ирландии. Убийство Мэгги было последним заданием, полученным мной от ИРА. Я отправился домой на долгий отпуск, с карманами набитыми деньгами. — Силка шагнул к Дайне, и та подняла револьвер.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать