Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Сирены (страница 15)


— Пусть кто-нибудь... а-а-а!

Рита, увидев, что слова не действуют на Хэтер, крепко схватила ее за руку и потащила за собой.

— Довольно! Пошевеливайся!

Эль-Калаам неторопливо приблизился к ним.

— В чем дело? — он переводил взгляд то на Хэтер, то на Риту. — Я отдал простой приказ и полагал, что не составит труда его выполнение.

— Я выполняю его, — возразила Рита. — Она просто...

— Дай-ка ее сюда..., — начал было он.

— Негодяй! — Хэтер сорвалась на крик. — Мерзавец. Поступить так с...

Стремительным движением, похожим на прыжок змеи, Эль-Калаам кинулся к ней и в бешенстве оторвал ее от земли.

— Сука! — заорал он точно сумасшедший. — Что ты пытаешься сделать?

* * *

— Стоп! — завопил Марион, выпрыгнув из кресла. — Стоп. — Он бросился вперед мимо расступившихся актеров. — Черт возьми, Джордж, какая муха тебя укусила? — Широко расставив руки, он старался оградить Дайну от Джорджа Алтавоса, игравшего Эль-Калаама. — Джордж...!

— Зачем эта сука выдумывает новые реплики в мой адрес?

Между ними тремя завязалась потасовка, в то время как все остальные стояли неподвижно, точно каменные изваяния, ожидая, чем закончится дело. В комнате прошелестел тихий шепоток, однако кому он принадлежал разобрать было невозможно.

— Это моя сцена! — вопил Джордж, яростно вцепившись в Мариона. — Вот как, значит, мы ее отрепетировали! Она добавляет реплики...

— Да успокойся ты, наконец, ради всего святого! — пытался урезонить его Марион.

Трудно было сказать, как все обернется, если б в схватку не вмешалась Ясмин, исполнявшая роль Риты. Она с такой силой вклинилась между Дайной и Джорджем, что Мариону поневоле пришлось выпустить последнего из своих не слишком нежных объятий, чтобы удержаться на ногах.

— Ясмин, — отдуваясь, произнес он, и темноволосая девушка, поняв его без лишних слов, подхватила Дайну под локоть и потащила ее с площадки прочь, остановившись, только когда возмущенные вопли Джорджа перестали достигать их ушей.

— Вот, сволочь! — Дайна вырвалась из рук Ясмин и принялась растирать плечо. — Он ударил меня по-настоящему! Он, что, и впрямь рехнулся?

В этот момент к ним подбежал запыхавшийся помощник режиссера Дон Хоугланд.

— Я жалею о случившемся. Дайна, — начал он. — То, что сделал Джордж нельзя оправдать..., — он покачал головой. — Я хочу, чтоб ты знала, Марион сейчас беседует с ним...

— Ага, — язвительно заметила Дайна, — и вне всяких сомнений держит перед ним точно такую же речь.

Хоугланд слегка улыбнулся в ответ на ее слова. Кларк приглашал этого ирландца для работы над каждым из своих проектов. Причина подобного постоянства была очевидна и заключалась в необычайной красноречивости Дона — незаменимом качестве с точки зрения Мариона.

— Ты ошибаешься. Дайна, — сказал он, понижая голос и притрагиваясь к ее плечу жестом доброго дядюшки. — Все как раз наоборот. Марион вне себя: твои импровизационные реплики показались ему великолепными. Я думал, что он собирается задушить Джорджа на месте. — Хоугланд похлопал ее по руке. — Не переживай. На сегодня работа закончена, а завтра это недоразумение забудется, и все встанет на свои места.

— Хорошо бы Джордж к тому времени прочистил себе мозги.

Хоугланд вновь улыбнулся.

— Марион позаботится об этом, — он повернулся, собираясь уходить. — Пусть тебя ничего не тревожит.

— Ты в порядке? — спросила Ясмин, когда они остались вдвоем.

Дайна посмотрела на нее так, словно видела впервые.

— О, да. Конечно, — она улыбнулась. — Спасибо за то, что помогла разнять нас.

Ясмин махнула рукой.

— Не стоит благодарности. Мне кажется, что я виновата в том, что произошло сегодня. Мне очень жаль.

— Ты хочешь сказать, что это повторится снова? — Дайна пристально посмотрела на собеседницу.

— Не знаю. Отчасти это зависит от меня. — Ясмин кивнула головой, как бы подтверждая свои слова. — Давай выберемся отсюда на свежий воздух. У меня такое ощущение, что здешняя атмосфера по-прежнему отравлена злобой.

Они пересекли полутемный световой павильон, перешагивая через многочисленные кабели и обходя нагроможденную повсюду аппаратуру. Яркий солнечный свет ослепил их, когда, открыв тяжелую металлическую дверь, они очутились на улице. Они побрели вниз к стоянке машин.

— Мой трейлер или твой?

Дайна улыбнулась.

— Я не прочь выпить кофе, хотя здесь его отвратительно варят, — она указала пальцем на здоровенный фургон с окошками, в которых продавали всевозможные закуски и напитки.

Взяв пластиковые стаканчики с горячим кофе, они отошли в тень и некоторое время молча наблюдали за бесконечным потоком актеров, направлявшихся в костюмерную из нее.

— Дело в том, — сказала, наконец, Ясмин, — что у нас с Джорджем все кончено. Я съехала от него вчера вечером.

Дайна, как и все остальные, знала, что Джордж и Ясмин живут вместе.

— Что случилось?

Ясмин поежилась.

— Я сыта им по горло. Его вечные стоны и жалобы, непроходящие комплексы относительно его старения, выпадения волос... «Кому достаются все главные роли?» — произнесла она, подражая голосу Джорджа. Она взглянула на Дайну, затем на забитую стоянку и, в конце концов, уставилась в свой стакан. — Черт возьми, — выругалась она и отбросила его в сторону. — Я сама не знаю, зачем вру. Должно быть, по привычке.

Дайна взглянула на неё.

— Ты не должна объясняться передо мной, Ясмин.

Та улыбнулась.

— Возможно. Но я должна объясниться перед собой, — она нервно ухватилась за железные перила. — Правда состоит в том,

что мы — я и Джордж — заключили сделку. По крайней мере, я считала ее таковой. Он хотел переспать со мной, а я — получить эту роль в «Хэтер Дуэлл», — она вновь поежилась. — Все просто, не правда ли? Такое случается с каждым. Мы оба выиграли. — Она вздохнула. — Я не хотела, чтобы кто-то пострадал.

— В конце концов, ты ведь не подписывала контракта с ним. Я хочу сказать, что люди — это люди. У них есть чувства, и бывает, что, говоря о чем-то, они действительно верят в это. Однако ничто не вечно, и мы сделаны не из камня.

— Во всяком случае, это можно с уверенностью сказать о Джордже, — в голосе Ясмин послышалась грусть. — Я только сейчас поняла, как сильно обидела его. Я не хотела, но так вышло. Словно мы оба потеряли контроль над собой.

— Какие чувства ты испытываешь к нему на самом деле? — поинтересовалась Дайна, внезапно подумав о Рубенсе.

— Это как раз хуже всего. Я не знаю. Тебе, как женщине, я могу сказать, что делала все, что от меня требовалось. Ты ведь знаешь, что наш арсенал отличается от их, — она нервно рассмеялась. — Единственная проблема состоит в том, что я не бесчувственная шлюха. Я по-прежнему хорошо отношусь к нему.

— В таком случае единственное, что ты можешь сделать, это рассказать ему о своих чувствах.

— Он не станет слушать меня теперь.

— Тогда это навсегда останется лежать грузом на твоей совести. Ты хочешь, чтоб так было?

— Бедный Джордж, — Ясмин прищурилась, глядя против лучей палящего солнца. Вдруг они обе замолчали. Их внимание привлекло внезапное появление огромного шикарного лимузина, который, подъехав к стоянке, свернул и направился прямо к ним. Необычный автомобиль был полностью, включая окна, прозрачные только изнутри, выкрашен в серебристый цвет. Многие из сновавших вокруг людей прервали свои занятия и с любопытством уставились на машину, теряясь в догадках относительно ее владельца.

Подъехав вплотную к Дайне и Ясмин лимузин остановился. Заднее стекло беззвучно скользнуло вниз, и из салона наружу вырвалась музыка, состоявшая исключительно из гитарного визга и барабанного грохота. В глубине Дайна смутно различила улыбающееся лицо Криса. Глаза его прятались за стеклами темных очков в металлической оправе. Не вставая с широкого заднего сидения, Крис придвинулся поближе к стеклу, и Дайна увидела, что на нем поношенные джинсы в обтяжку, застиранные до того, что из некогда голубых превратились в почти белые и ярко-оранжевую майку, на которой спереди была вышита черным и серебристым шелком гитара точно такой же формы, как и его собственная, сделанная по специальному заказу.

— Привет, привет, — беззаботно поздоровался он. — Ты занята или нет?

Дайна приблизилась к полуоткрытому окну.

— Ты спятил? Как ты умудрился попасть сюда?

— В любом уголке обязательно отыщутся мои фэны, — Крис рассмеялся и огляделся по сторонам. — Я приехал в неудачное время? Ты снимаешься?

— Нет. Я получила выходной, благодаря разбушевавшемуся партнеру.

— Отлично. Тогда залезай внутрь.

Дайна повернулась к Ясмин, подошедшей к машине вслед за ней, и представила ее Крису. Тот кивнул головой, бросив: «Привет», и вновь переключил внимание на Дайну.

— Вот, черт возьми. Ты не против? — Ясмин, улыбнувшись, покачала головой. Дайна влезла в машину и попрощалась с партнершей. В тот же миг Крис, нажав кнопку, закрыл окно, и они оказались отрезанными от внешнего мира. Дайна вдруг почувствовала отчетливый запах его сильного мужского тела. Откинувшись на плюшевое сидение, она устроилась поудобнее. Темная, чуть светящаяся перегородка отделяла их от передней части машины, где сидел невидимый водитель.

Дайна увидела, как площадка за окнами медленно заскользила назад. Она словно смотрела на мир сквозь совершенно темные очки, смягчавшие все краски, рисуя повсюду расплывчатые зеленые тени, укутывавшие даже солнце и превращая окостеневшие угловатые формы зданий в призрачные сюрреалистические сооружения.

Она повернулась лицом к Крису в тот миг, когда, миновав строго охраняемый въезд на территорию студии, они устремились вперед на простор широкого бульвара. Темные волосы лидера «Хартбитс» были небрежно взлохмачены; на осунувшемся лице резко выделялся слегка крючковатый нос, заострившийся словно лезвие бритвы. Она затруднилась бы определить по внешности, сколько ему лет. Около сорока? Возможно. Его лицо казалось обожженным вспышками, сопровождавшими стремительный полет времени, по законам которого жили они все — эти особенные люди. В его чертах проступали отпечатки теней из иного мира, следы непрекращающейся борьбы за существование, о которой простые смертные могли только догадываться.

— Ну вот, — он улыбнулся, стуча пальцами в такт музыке, игравшей у него в голове. Взрывные роковые аккорды в динамиках уже давно замолкли, уступив место монотонному, едва слышному гудению мотора лимузина.

— Ты сегодня рано встал, — заметила Дайна и добавила. — А где Мэгги? — Она чувствовала себя неловко, внезапно попав в столь интимную обстановку наедине с Крисом. Прежде он ни разу не позволял себе ничего подобного по отношению к ней, и потому ей не давал покоя вопрос о том, что, собственно, это все означает.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать