Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Сирены (страница 31)


— Ну же, — сказала она. — Давай перекусим где-нибудь, а?

Его пальцы сильно сжали локоть девушки, и он потянул ее к убогому входу в Нова Хаус. Она и не думала сопротивляться.

— Я собираюсь трахнуть тебя, дурочка, — прорычал он, наконец разозлившись. — После этого тебе понадобится инвалидное кресло.

— Это не будет изнасилование, если я хочу сама.

Слова Дайны вдруг остановили его, и он, обернувшись, уставился на нее.

— Что ты хочешь сказать, мама?

— Просто пытаюсь объяснить, что ты не можешь изнасиловать меня.

— Можешь быть уверена, я сделаю все, что в моих силах.

Она подняла голову.

— Валяй!

Некоторое время он молча смотрел на нее серьезное лицо, потом, запрокинув голову, расхохотался. Уже много лет он не смеялся так долго и так громко.

* * *

Детектив, лейтенант полиции Роберт Уолнер Бонстил аккуратно ступал по разгромленной комнате.

— Вы свободны, — бросил он двум одетым в форму полицейских, даже не посмотрев в их сторону.

Само выражение, застывшее на лицах этих двух закаленных патрульных псов, первыми прибывших на место происшествия, могло рассказать многое внимательному наблюдателю. По-видимому, они ожидали обнаружить умершую от заурядной передозировки наркотиков знаменитость, когда появились на пороге гостиной, потому что один из них с небольшой плешью на макушке воскликнул: «Господи помилуй!», едва взглянув на труп Мэгги, а второй отвернулся в сторону, бледный, как полотно.

Тем не менее, мгновение спустя они вернулись к исполнению своих обязанностей: достав блокнот и карандаши, они принялись задавать вопросы странными механическими голосами.

Однако почти тут же в дверях комнаты выросла высокая фигура светловолосого элегантно одетого человека. Обведя комнату широко расставленными серо-голубыми глазами, он зашел внутрь. Руки он держал в карманах, и в его движениях чувствовалась властная уверенность.

— Хорош, — с отвращением сказал напарнику лысеющий полицейский и с силой захлопнул блокнот. — Ребята из отдела убийств приехали.

— И они ничуть не поспешили, — ответил Бонстил. Повернувшись к открытой двери, он сделал приглашающий жест рукой. В комнату вошли еще двое, за которыми чуть погодя, последовал третий, очень худой, небрежно и неряшливо одетый. Волосы этого последнего были всклокочены, между глубокими складками на шее виднелись грязные полосы. На ходу он жевал сэндвич.

Бонстил пересек комнату, не сдвинув с места ни единого обломка или обрывка бумаги, валявшегося на полу. Добравшись до дальней колонки, он заглянул внутрь. Потом обошел ее сбоку, присел на корточки и наклонил голову, осматривая сбоку деревянную коробку и затем следы на ковре позади своеобразного гроба. Поднявшись, он позвал: «Док».

Худой человек подошел и, бросив безразличный взгляд внутрь выпотрошенной колонки, откусил кусок от сэндвича.

Бонстил указал на деревянную боковую панель колонки.

— Сфотографируйте это, — сказал он. — Ладно? Худой кивнул, сделал знак своим людям, и те стали доставать камеры и вспышки.

Бонстил подошел туда, где сидела Дайна, держа за руку Криса. Лейтенант передвигался совершенно бесшумно, и, наблюдая за его приближением, девушка почему-то вспомнила здоровенного мексиканца из полинезийского ресторана в Малибу.

— Мисс Уитней? — он говорил тихим скрипучим голосом, выделяя согласные, но не растягивая слова. — Это вы звонили? — Глядя на него в упор снизу вверх. Дайна заметила пробивающуюся щетину на подбородке, такую же крошечную как ворсинки на бархате. — Мэм?

Ощущение близости Бэба и запах корицы, пропитавшей насквозь воздух нью-йоркских улиц, по-прежнему не отпускали ее. Травма и шок пробили в ее голове брешь, через которую на Дайну обрушился целый поток воспоминаний. Она разрывалась между двумя мирами: настоящим и прошлым.

— Что?

— Это вы звонили в полицию? — Бонстил говорил медленно и четко, точно она страдала расстройством слуха.

— Да. — Она отвела в сторону пряди волос, упавшие ей на лицо, и заметила, что он внимательно смотрит туда, где ее руки соприкасались с рукой Криса. — Со мной все в порядке.

— Ваш близкий друг? — он сказал это так, что она не могла понять, имеет ли он в виду Мэгги или Криса.

— Близкий друг нас обоих.

— Уок. — Бонстил повернулся к здоровенному парню, только что вошедшему в гостиную.

— Снаружи все чисто.

Бонстил кивнул и взглянул на свою ладонь.

— Ты займешься рок-звездой. — Уок наклонился, взял Криса под локоть и, осторожно проводив его на другой конец комнаты и усадив за обеденный стол, открыл блокнот.

— Мисс Уитней, теперь я должен снять ваши показания.

Дайна отвернулась: свет от вспышек фотоаппаратов помощников медицинского эксперта резал ей глаза.

— Вот, — сказал Бонстил, доставая пластиковый стакан с темной жидкостью. — Это, правда, не натуральный кофе, но он поможет вам согреться.

Дайна зажала стакан между пальцев. К тому времени, когда она заканчивала давать показания, помощники доктора уже успели убрать камеры и теперь старались вытащить тело Мэгги из колонки. Они делали это так осторожно, словно она все еще была жива. Наконец при помощи ножовки они извлекли труп наружу и унесли его, предварительно упаковав в серый пластиковый мешок. Дайне показалось, что впервые за целую вечность ей удалось вздохнуть свободно, не чувствуя боли в груди.

— Я хочу поговорить с Крисом, — сказала она через некоторое время. Бонстил кивнул.

— Как только сержант Макиларги завершит беседу с ним. — Он взял пустой стаканчик из ее руки. — Вы не хотите позвонить кому-нибудь, мисс Уитней?

Она подумала о Рубенсе: ей очень хотелось позвонить ему.

Однако он уехал из города, и Дайна не имела ни малейшего представления, где искать его в Сан-Диего, зная лишь, что он вылетает обратно вечерним восьмичасовым рейсом. Она посмотрела на Бонстила.

— Вы держитесь очень формально, лейтенант.

— Звезды требуют соответствующего обращения, мисс Уитней. Таково железное правило нашего капитана. — Он обернулся, когда медицинский эксперт приблизился к ним. — Что у тебя, Энди?

— Хм, пока ничего особенного. — Он слегка причмокнул. — Я могу сказать сейчас только, что жертва умерла примерно в четверть пятого сегодня утром. Разумеется, плюс-минус, как обычно.

— Ты установил это при помощи своей волшебной палочки?

Собеседник Бонстила признательно крякнул.

— Иногда я готов продать душу, чтобы заполучить ее. — Однако он тут же посерьезнел. — Хотя есть одно странное обстоятельство.

— Какое?

— Она умирала долго.

Лейтенант бросил мгновенный взгляд на Дайну, сделав одновременно какой-то быстрый жест, и медицинский эксперт кивнул головой.

— Пора сматываться, — сказал он. — Я пришлю тебе материал, как только он будет готов. Впрочем, это произойдет после полудня. Мне надо отдохнуть. — Однако, словно противореча собственным словам, он вышел из комнаты куда проворней, чем вошел.

Бонстил подошел к Дайне и наклонился вперед, положив кисти рук себе на колени и сцепив пальцы. Он обладал способностью оставаться абсолютно неподвижным во время собственной речи.

— Мисс Уитней, я хотел бы вернуться еще раз к одному моменту, прежде чем отпустить вас. Вы сказали, что находились вместе с мистером Керром в «Дансерз» примерно с половины первого до начала шестого утра. Верно?

— Более или менее. Я сказала, что мы приехали туда около полуночи.

— Хорошо, значит с полуночи, плюс-минус несколько минут. — Он улыбнулся ей. — Да, кстати, вы были с мистером Керром все время?

— Большую часть времени — да.

— Я спросил вас не об этом, — его голос оставался прежним, но во взгляде что-то изменилось.

— Конечно, мы... иногда расставались. Бонстил посмотрел вниз на свои ладони и пошевелил суставами.

— Надолго?

Она пожала плечами.

— Не знаю... Не помню.

— Двадцать минут, может быть... полчаса?

— Возможно.

Он взглянул ей прямо в глаза.

— Значит, возможно, и на более долгий срок?

— Послушайте, — гневно воскликнула она. — Если вы считаете, что Крис как-то замешан в этом деле... Он любил Мэгги. Мы оба любили ее.

— Я пока еще ничего не считаю, мисс Уитней, — сухо возразил он. — Я просто пытаюсь вникнуть в суть дела.

— Суть дела состоит в том, что Мэгги мертва. Его глаза, казалось, сверлили череп Дайны.

— Если ваш гнев искренен, то вы сделаете все, чтобы помочь мне.

— Да, я сделаю все.

Казалось, он наконец пришел к какому-то заключению относительно нее.

— Хорошо.

— Крис, что здесь случилось, черт возьми? Они оба подняли головы. Бонстил поднялся на ноги. На пороге гостиной, загораживая свет, струившийся через открытую дверь, стояла огромная фигура Силки.

— Кто вы такой? — спросил его Бонстил. Силка не обратил на него ни малейшего внимания и шагнул вперед. Бонстил перегородил ему дорогу и вытянул руку с открытым бумажником, показывая удостоверение.

— Что вам здесь нужно?

— Я работаю на Криса Керра и Найджела Эша, — ответил тот. — Мне решительно нечего сообщить вам. — Он взглянул на Дайну, — Все в порядке, мисс Уитней?

— Да, Силка. — Она встала с места. — Мы оба в порядке. Это Мэгги.

— Где она? — Силка огляделся вокруг.

— Держит путь в сторону морга, — резко ответил Бонстил.

— Вовсе не остроумно.

— Он не шутит. Силка. — Дайна положила руку ему на плечо, похожее на стальную балку. — Мэгги была убита сегодня утром.

Силка моргнул, словно фотографируя глазами комнату, как это совсем недавно, но при помощи камер делали худой эксперт и его помощники.

— О, господи! — воскликнул он и, сорвавшись с места, бросился к Крису.

Бонстил согнул крючком большой палец.

— Кто этот буйвол? Телохранитель?

Дайна молча кивнула.

Лейтенант покачал головой.

— Где он провел эту ночь? Ему следовало быть здесь.

Дайна прикоснулась к его руке.

— Вы сказали что-то о том, чтобы я помогла вам. Но что вы знаете и скрываете от меня?

— Я знаю очень немного, пока не получу письменное заключение медицинского эксперта и проявленные фотографии.

— Вы осматривали колонку сбоку. Что вы обнаружили там?

— Я много чего рассматривал, мисс Уитней, — его ответ прозвучал уклончиво.

— Однако, это было единственное место, которое вы специально попросили сфотографировать. — Она взглянула ему в глаза. — Вы просто не хотите сказать мне, в чем дело.

Он поднял руку, словно в танце.

— Ищите сами. — Дайна подумала, что он сказал это, не веря, будто у нее хватит духа вернуться на то самое место, где умерла Мэгги.

Однако она пересекла комнату, задевая ногами груды хлама на полу, и встала на колени перед пустой коробкой колонки. Помощники худого эксперта использовали пилу с противоположной стороны. Там же, куда она смотрела, можно было безошибочно указать темное пятно на дереве. Однако Дайна не могла различить линий рисунка.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать