Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Сирены (страница 37)


Опустив боковое стекло у заднего сидения такси, она подставила встречному потоку студеного вечернего воздуха Щеки и открытый рот. Закрыла она его, только почувствовав, что ее десны онемели.

Они ехали в жилые кварталы города на вечеринку по случаю Рождества. Парк открывал им навстречу свою черную пасть, чей вид немного смягчали розоватое свечение Манхэттена, огни которого расцвечивали листву, создавая впечатление будто она покрыта настоящим инеем.

Таксист их высадил на 116-й стрит возле огромного довоенного здания на самой границе между восточной и западной частями города, проходившей вдоль Пятой Авеню.

— Свободная территория, — сказал Бэб Дайне, разглядывавшей покрытый штукатуркой бетонный фасад дома, украшенный горгульями, точно древний французский собор. Его архитектура по стилю напоминала европейскую, что было характерно для небольших участков верхнего Манхэттена, еще не задетыми генеральным планом строительства города, предусматривавшим быстрое увеличение числа однообразных, унылых зданий. Оно было вынужденным из-за большого притока иммигрантов, как утверждали одни, или из-за желания получить сверхприбыль представителями растущего сословия толстосумов, как говорили другие. — Сюда открыт доступ всем и каждому.

Они стояли на тротуаре у обнесенного витиеватым орнаментом входа. Пошел мокрый снежок, и шины автомобилей шуршали по мокрому асфальту. Снежинки искрились в ярком ореоле света фонаря, стоявшего возле левого угла дома.

— Ты говоришь об этом, точно о войне. Бэб кивнул лохматой головой.

— Так оно и есть, мама. Спики хотят расширить свою территорию. Они постараются прижать нас. Так что нам приходится следить не только за белыми, мама. — Он взял ее за руку и повел внутрь.

— Бэб, — спросила она. — Почему ты остаешься здесь? Я знаю, что в этом для тебя нет необходимости.

Он внимательно посмотрел на нее своими желтоватыми глазами.

— Я чувствую себя здесь уютно, вот и все. Никто не тронет меня. Никаких властей надо мной. Я сам по себе — изгой на краю города.

Огромный вестибюль был весь облицован мрамором. На многочисленных зеркалах в позолоченных рамах то тут, то там темнели пятна: серебристое покрытие на задней поверхности стекол медленно разрушалось, и в результате отражения выглядели странными и непонятными.

Слева от них в непосредственной близости сверкала всеми цветами радуги рождественская елка. Справа начиналась мраморная лестница, верхние ступеньки которой скрывал полумрак. Прямо по ходу находилась деревянная дверь лифта. Дайна бросила взгляд в ромбовидное окно, нижний конец которого располагался на уровне улицы.

Вечеринка проходила на седьмом этаже, и, едва покинув кабинку лифта, они услышали громкий шум бурного веселья.

Хозяин апартаментов встретил их у дверей. Это был необычайно высокий негр, двигавшийся с грациозностью гигантского кота. Его коротко подстриженные волосы блестели; нос походил на клюв; широко расставленные глаза находились в непрерывном движении, точно ища повсюду скрытую угрозу. Он улыбнулся, потряс ладонь Бэба в приветственном рукопожатии и, наклонившись вперед, поцеловал щеку Дайны.

— Очаровательно, — сказал он. — Очаровательно.

Он провел их внутрь душного и шумного помещения. Все жесты его были проворными и экономными, а когда он отвернулся в сторону. Дайна заметила у него в ухе золотую серьгу. Звали его Стиксон.

Они тут же очутились в таком водовороте движений и голосов, словно в мгновение ока перенеслись в центр урагана. Повсюду сияли раскрашенные и веселые черные лица; огромные глаза радостно светились. Появление Дайны и Бэба было встречено взрывом веселого смеха, прозвучавшего выстрелом откуда-то из самых сокровенных глубин самого бытия.

Бэб, тут же раздобыв выпивку для себя и Дайны, принялся знакомить ее с присутствовавшими. Там были адвокаты и танцовщицы, ростовщики и актеры, и все они казались равными между собой, своими здесь, в этом месте, в этот момент. И все же во взглядах, устремленных на нее со всех сторон. Дайна ощущала зависть. Мало кому из них в жизни улыбалась удача, хотя они и тщательно скрывали это печальное обстоятельство. Белизне кожи девушки, доставшейся ей от природы, — вот чему завидовали они: единственному товару, который никто из них не мог приобрести ни за какие деньги. Товару, открывавшему перед ней любые двери в этом городе.

— Привет, Бэб, привет! Как дела? — к ним протискивался боком невысокий, слегка прихрамывающий человек. Его кожа была более светлого оттенка, чем у большинства.

Лицо этого человека выглядело несимметричным и носило на левой стороне следы не слишком удачной пластической операции. Сильно натянутая кожа в этом месте была гладкой и безволосой, в то время как густая щетина на правой щеке торчала вперед, создавая видимость коротенькой бороды.

— Отлично, брат, — Бэб обнял Дайну за плечи. — Дайна, это Трип.

— Привет.

— Так, так, так. Значит, ты, Бэб, таскаешь за собой красоток, старый лис. Дайна рассмеялась.

— Рада нашей встрече. Трип пришел в восторг.

— Дружище! — воскликнул он. — Она может соображать, что к чему!

— Получше даже тебя, сукин ты сын, — ответил Бэб и, влив в себя содержимое своего стакана, добавил. — Послушай, мама. Мне надо отлучиться по делу. Ты остаешься со старым Трипом. Он позаботится о тебе, пока я не вернусь. Верно, брат?

— Не сомневайся.

— Ты знаешь здесь всех? — спросила Дайна. На лице Трипа

расплылась улыбка, малопривлекательная из-за неподвижности левой щеки.

— О да. Всех до единого. Хочешь познакомиться с кем-нибудь? Этот сукин сын Бэб — уродливая скотина, а?

— О, не знаю. Он... — она вдруг поняла, что ее разыгрывают, и рассмеялась. — Он похож на плюшевого медведя.

— Точно, мама. На медведя-монстра. Хо-хо! Хочешь чего-нибудь выпить?

— Давай.

Он провел Дайну к бару и стал наполнять ее стакан.

— Кстати, ты не слишком молода для этого?

Она посмотрела на него.

— Даже если так, это имеет значение?

— Никакого. Пожалуйста. — Он вручил ей стакан. — Просто интересно. Бэб никогда не теряет рассудка.

— Что ты имеешь в виду? — Не дождавшись ответа, она добавила. — Что он делает с такой молодой девчонкой?

— Это не мое дело, мама.

— Не твое. — Музыка гремела у них над головами, и они наталкивались то на одну, то на другую танцующую пару, пробираясь к стене, где было не так много народу. Все стулья, однако, оказались занятыми. — Но тем не менее, я не возражаю, если...

— Да?

— Если ты расскажешь мне, чем ты занимаешься.

— О, мама. Ты не хочешь знать этого.

— Но я хочу.

Трип покачал головой.

— Ох-хо-хо. Ладно, мама. Только, чур, не проболтайся Бэбу о том, что я сказал тебе. — Дайна кивнула, — Сворачиваю головы.

Из-за громкого шума ей показалось, будто она ослышалась.

— Что?

— Мама, я сворачиваю головы. — Он мило улыбнулся. — А что тут такого, чего мне следовало бы стыдиться? Это уважаемая профессия. Мой отец делал то же самое, пока его однажды не подловили и не прикончили. — Он побарабанил пальцами по стене. Они были длинными, худыми, очень сильными и походили на пальцы хирурга. — Это убило бы мою маму, если б она узнала, чем я занимаюсь. Но она уже умерла, так что теперь это никого не касается. Кроме меня, конечно.

— Но ты...

— Такой маленький, — закончил он за нее фразу и пожал плечами. — Вначале все так говорили. Рост здесь не играет никакой роли, мама. — Трип подмигнул ей. — Я тебе выдам один секрет, если его, конечно, можно считать таковым. Большинство людей налагаются на силу. Она дает ощущение безопасности. — Он покачал головой. — Но сила не имеет никакого значения. Надо научиться пользоваться тем, что у тебя есть, понимаешь. Да. Надо научиться этому ремеслу так же, как любому другому. Если ты валяешь дурачка, то тебе — крышка.

— Но я не понимаю, почему ты выбрал...

— Выбрал! — Взгляд Трипа стал жестким, и Дайна почувствовала, как все его тело внезапно напряглось. — Выбор тут совершенно ни при чем, мама. Это игрушка для белых, у которых есть время учиться в колледжах. Я не выбирал ничего. Мне пришлось встать на этот путь, потому что другого для меня просто не существовало. Проклятье!

— Какая-то сволочь приходит и убивает моего отца: что мне остается делать? Сидеть над трупом и обливаться слезами? Ни за что на свете, мама! Я вышел на улицу, держа отцовский «Магнум» 357-го калибра обеими руками, и в тот момент, когда этот ублюдок садился в свой «Континенталь», я сказал: «Извините, сэр, у вас что-то на лобовом стекле». И нажал на курок. Выстрел, отбросивший меня на десять футов, пробивает в стекле дыру достаточную, чтобы в нее пролез человек. Я заглянул внутрь и заблевал все бархатные сидения в салоне, потому что этому козлу снесло весь череп, и на его месте торчал темный обрубок, из которого кровь хлестала как вода из фонтана. — Он внимательно взглянул на Дайну.

— Таков был мой выбор, мама. Если это можно назвать выбором.

— Что случилось потом?

— Что случилось? Черт возьми, ты наивна, малышка. Они явились за мной — друзья этого ублюдка: у него их было много. — Он улыбнулся, точно вспомнив что-то приятное. — Однако я быстро учился. За голову каждого из них обещали неплохие деньги: это была моя первая зарплата...

— Ты убил их всех? Ты шутишь.

— Черта с два, мама. Только не спрашивай Бэба. Он надерет мне задницу, если узнает, что я так распустился в твоем присутствии.

— Я же обещала, что ничего не скажу ему, — ответила Дайна. — Я просто хочу знать... Ты, случайно, не водишь меня за нос?

— Зачем мне это нужно, мама? Я, черт побери, не шучу, если речь заходит о таких вещах, спроси любого. Да вот хотя бы Стиксона. Спроси, спроси его.

— О, да, — произнес Стиксон, высоко поднимая брови. — Трип всегда серьезен, когда говорит на эту тему. Должен заметить, что невозможно представить более надежного и верного друга. Рядом с ним чувствуешь себя в полной безопасности. — Он улыбнулся и погладил Дайну по голове. — Ну как, тебе нравится здесь?

— Лучше и быть не может, — сказала она. — Однако меня интересует одна вещь.

— Какая, малютка?

— Как они выживают?

— Ну, многим этого не удается или, что даже более правдоподобно, они просто идут своим путем, если ты понимаешь, что я имею в виду. Хотя, разумеется, вся жизнь вообще представляет собой следование тому или другому пути.

— Но ведь это такой... тайный путь. Стиксон опять улыбнулся.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать