Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Сирены (страница 39)


— Господи! — он испустил протяжный вздох и завел двигатель «Мерседеса».

— Какого черта ты провела всю ночь в компании Криса Керра? — поинтересовался он выехав на автостраду в сторону Сенульведо.

— Я заглянула к ним в студию, и мы пошли с ним потанцевать. Что тут такого?

— Ничего, просто у него особая репутация.

— Какая?

Рубенс быстро взглянул на нее.

— Перестань, Дайна. Парень не может пропустить мимо ни одной девчонки.

— Я не девчонка.

Он резко надавил на педаль газа, и автомобиль ринулся вперед, отозвавшись ровным гудением.

— Да, должен признать, что ты слегка старовата для его специализированного вкуса.

— Знаешь, ты — настоящий ублюдок, — гневно воскликнула она. — Ему была нужна моя помощь, и я помогла ему. Он мой друг.

— Всего лишь друг?

— У тебя нет причины ревновать меня. Да и потом вы в некоторых вещах очень похожи.

— Боже, надеюсь, ты шутишь?

— Я — нисколько.

Он устремил взгляд в окно и замедлил скорость.

— Ты в самом деле невыносима.

— Рубенс. — Он ощутил ее прикосновение. — Давай не будем ругаться. Сегодня утром я видела такое, чего не следовало бы видеть никому.

Рубенс вел машину через Вествуд Виллэдж, направляясь в сторону бульвара Сансет. Возле кинотеатра «Плаза», где шла «Риджайна Ред», стояла длинная очередь в основном из молодых ребят и девчонок.

— Только посмотри на это лицо, — сказал Рубенс, бросая взгляд на вывешенную снаружи афишу с ее портретом. Он очень быстро гнал машину вдоль бульвара, переключая скорости на перекрестках, вместо того, чтобы тормозить. Наконец, круто свернув вправо на Бел Эйр, он опять поехал медленнее. — Я повез нас этим путем, чтобы взглянуть, как у тебя идут дела. Я могу выведать настоящие цифры в «Парамаунте», но мне хочется самому увидеть очереди.

Дайна положила руку ему на плечо.

— Мне тоже. — Она издали увидела, что Мария, уходя, оставила для них свет включенным, и деревья, посаженные вдоль подъездного пути, светились в темноте искусственным светом. — Мне так хотелось, чтобы ты позвонил.

— Я звонил, — отозвался он, — но тебя не было дома. Она отвернулась.

— Извини. Это была глупость с моей стороны.

— Ничего. — Он остановил машину и заглушил двигатель. Во внезапно наступившей тишине Дайна услышала стрекот сверчков, перекликавшийся с тихим гудением остывающего мотора. — Зато я дозвонился Берил. Я хотел, чтобы это дело продвигалось.

— Какое дело?

Он прикоснулся к волосам Дайны.

— Я нанял ее.

— Для картины?

— Для тебя.

— А что Монти думает на ее счет?

— Забудь про Монти. Она отстранила его руку.

— Ты поговорил с Монти на чистоту, да?

— Монти не в состоянии тягаться с Берил, — он с силой вглядывался в ее лицо. — Он отстал от жизни.

— Рубенс, он должен знать. Если он не одобрит...

— Послушай, Монти все больше стареет. Он устал, у него пошаливает сердце. Я считаю, только, пожалуйста, не перебивай меня, я считаю, что настала пора подыскать тебе другого агента.

Дайна ядовито посмотрела на него.

— Бьюсь об заклад, что у тебя есть что-то на примете. Рубенс решил не увиливать.

— Да, один или два человека.

— Я не стану увольнять Монти, Рубенс. Так что забудь про них.

— Дайна, он тянет тебя назад. Это бремя у тебя на плечах, которое ты не хочешь... Она не выдержала.

— Выбросить, как ненужную тряпичную куклу.

— Можно сказать, что в каком-то смысле он и стал чем-то вроде этого. Ты выросла. Теперь, он — часть твоего прошлого. Он слишком стар; для него не найдется места там, куда ты приближаешься. Есть другие люди, способные тебе помочь в пути.

— Зато нет никого, — возразила она, — кто мог бы помочь ему. Я хочу, чтобы было так, и ни ты, и ни кто угодно другой не заставит меня отказаться от этого.

— Мне хочется, чтобы мы пошли на похороны Мэгги вместе.

— О господи, Дайна! Только этого еще не хватало.

— Пожалуйста, Рубенс. Это много значит для меня.

Вздохнув, он скрестил свои пальцы с ее. Они лежали в кровати, а в открытые окна спальни проникали ночные запахи. Рубенс накормил и выкупал Дайну, прежде чем уложить в постель. Некоторое время она парила в тумане между сном и бодрствованием. Удобная кровать, восхитительная прохлада простыней, постепенно согреваемых телом, тихий шум из ванной, где Рубенс принимал душ, сознание того, что скоро он окажется возле нее — все это вместе, объединившись, уносило ее куда-то вдаль. Однако она противилась этому ощущению как могла, ибо воспоминания, сколько лет остававшиеся погребенными в недрах ее души, поднимались из глубины, подобно пузырькам воздуха в трясине, спрятанной от взоров буйными зарослями осоки.

— Расскажи мне, — попросила она, сжимая его руку, — как прошла твоя поездка в Сан-Диего.

— Я вел себя как настоящий скотина. — Он посмотрел в потолок, и что-то изменилось в его голосе, отчего Дайна почувствовала себя сидящей в кабине падающего лифта. — Мне просто пришлось съездить в Сан-Диего, чтобы обнаружить, что недоносок Эшли занимается созданием собственной империи за мой же счет. Этот парень, Мейер, с которым я встречался, постоянно живет в номере отеля «Дель Коронадо». Он вынужден был уехать из Нью-Йорка из-за эмфиземы. Так вот, он рассказал мне, что Эшли заручается поддержкой членов правления за моей спиной. Мейер говорит, что он попытается исключить меня.

— Но ведь это же глупость, — удивилась Дайна. — Компания — твоя, разве не так?

— И да... и нет. Когда два года назад мы делали новую версию «Моби Дика», то начали испытывать определенные затруднения. Расходы на ленту росли, превосходя все разумные пределы. — Поерзав на боку, он подобрался поближе к Дайне. — Однако труппа и экипажи кораблей уже выехали на место

съемок. Несколько раз работа над фильмом прерывалась из-за штормов и забастовки профсоюзов. Однако этот фильм имел большое значение. Я верил в него. Нам срочно понадобились дополнительные капиталы. Если бы в финансировании принимала участие главная студия, как это имеет место в случае с «Хэтер Дуэлл», то проблемы бы и не возникло. Однако в тот раз нам пришлось искать средства где-то еще.

— Но ведь «Моби Дик» оказался очень успешным фильмом.

— О, да. Мы поступили правильно, отсняв его. Однако то, что это так, выяснилось позже, а в то время мы увязли в долгах. И вот мой друг Эшли объясняет мне, как он может добыть средства за пару недель. Это было больше того, что мог сделать я. Поэтому, не желая рисковать нормальным ходом съемок, я дал ему свое согласие.

— Как он сумел сделать это?

Оторвав взгляд от потолка, Рубенс перевел его на Дайну.

— Ну, скажем так. Каждый раз, прилетая в Нью-Йорк, я встречаю за столом правления все больше незнакомых лиц, — он заворчал. — До сих пор я слишком много времени уделял другим делам, чтобы покопаться в этом дерьме поглубже. Я увидел, какой хомут одет на голову компании. Она была моей гордостью, однако во время работы над «Моби Диком» времена действительно независимых продюсеров прошли. Поэтому я так много сил отдал заключению долгосрочного контракта с «Твентиз», обеспечивавшего бы мне максимальную свободу.

Он вздохнул.

— И вот наконец мне позвонил Мейер. Он и еще небольшая группа влиятельных людей остались в правлении со старых времен, а все остальные — многочисленные новоиспеченные кредиторы. Если уж эти паразиты попадут тебе под кожу, избавиться от них очень трудно.

— Но не невозможно.

— О, нет, — Рубенс рассмеялся, и Дайна почувствовала, как волны этого смеха расходятся по всему его телу. — Нет ничего невозможного. Надо просто иметь стальные нервы.

Она прижала голову к его груди. Биение сердца Рубенса отзывалось в ее ушах шумом прибоя.

— Что ты собираешься предпринять?

— Я уже предпринял кое-что: поехал на встречу с Мейером.

— Что сказал Мейер? — ее голос опустился до шепота. Дайна постепенно погружалась в сон.

— Мейер, — он вновь расхохотался. — Старик Мейер — веселый парень. Я рад, что он мой друг. Лучше не иметь таких людей в числе врагов.

— А что он все-таки сказал тебе? — повторила она.

— То же самое.

* * *

Снаружи «Нова Берлески Хаус» имел непривлекательный и даже не слишком броский вид. Вне всяких сомнений такое обстоятельство было хорошо продуманным, ибо это место не имело ничего общего с заведениями — ловушками для туристов, наполненными уже дряхлеющей мясистой женской плотью, а иногда, как попадалось, представляющие собой кабины для подглядывания за настоящими обитательницами соседних домов — грустными созданиями, похожими на нелепых птиц, чьи основные украшения составляли черно-синие овальные отметины на бедрах и темные впалые глаза наркоманок.

В «Нова Берлески» же отборные номера тайно демонстрировались перед избранной аудиторией, в которой попадались фашисты всех мастей. У всех, кто работал в заведении, имелись на памяти один-два таких шокирующих эпизода, от которых мороз пробирался по коже. Так по крайней мере они утверждали. Впрочем, это никого не волновало, ибо там работали веселые представительницы слабого пола, относившиеся к своей работе с хладнокровием хорошо вымуштрованных канатоходцев.

Здесь не выступали неуклюжие растяпы: публика, не говоря уже о персонале заведения, представители которого считали себя подлинными профессионалами, не потерпела бы подобного надувательства. За подобным дешевым зрелищем следовало обращаться в один из стриптиз-шоу на Бродвее, но не сюда.

Внизу на первом этаже здания размещался довольно дешевый порно-магазин, где шла бурная торговля причудливым и оригинальным ассортиментом всевозможных товаров для извращенцев. Там было все, начиная от нелегальных лент с черно-белым изображением, на которых были запечатлены малолетние исполнительницы, а не косматые карлицы, как в других местах, до высокопрофессиональных журналов в черных упаковках, пропитанных плотоядным духом инквизиции. Разумеется, там продавали и более обычную порнографическую продукцию, но большинство посетителей проявляли к ней незначительный интерес.

Хотя магазин никогда не пустел, бизнесмены из Дейтона и Огайо, едва очутившись в городе, отправлялись прямиком туда — главный источник его прибылей находился в задних комнатах. Именно там размещались прославленные «силы безопасности» «Нова Берлески Хаус».

Дайна догадалась, кто эти люди, едва увидев их, что впрочем, было отнюдь не удивительно, ибо каждый из них нарочито выставлял напоказ рукояти пистолета, уютно покоившегося в кобуре под мышкой. Однако, несмотря на тщеславное самодовольство, на поверку они оказались едва ли не самыми приятными представителями мужской половины, которых Дайне когда-либо доводилось встречать. И в первую очередь, потому что они с удивительной для мужчин заботливостью относились к своим большим семьям, никогда не упуская случая предложить вниманию Дайны складывающиеся гармошкой пластиковые футляры, заполненные черно-белыми снимками жен и детей. Они сожалели о плохих взаимоотношениях Дайны с ее матерью, обращались с ней по-отечески. Однако она знала, что их любовь и уважение относились к Бэбу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать