Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Сирены (страница 60)


Часть 3

В лесу света

Hast Du was,

Bist Du was.

(Венская поговорка)

Глава 7

Отель «Люберж Эклер» — один из самых шикарных в Сан-Франциско — располагался на Калифорния-стрит по соседству с головокружительным аттракционом «русские горки». Свернув на подъездной путь шириной в три ряда, лимузины плавно подрулили к фасаду гостиницы, облицованную темно-красным кирпичом и бежевым камнем. Архитектор, трудившийся над ним, по-видимому был поклонником французского стиля.

Впрочем, правильнее было бы говорить о двух фасадах, ибо позади увитого плющом старинного шестиэтажного здания устремлялась вверх сверкающая в лучах солнца башня из алюминия и дымчатого стекла высотой и тридцать три этажа, возвышавшаяся над всеми другими постройками в этой части города. За свое недолгое существование — всего три года — «Люберж Эклер» успел стать известным архитектурным сооружением в Сан-Франциско, обогнав по популярности выстроенный наподобие атрия отель «Хас Роял» на Эмбаркадеро и пирамиду гостиницы «Трансамерика».

Силка вышел из машины и захлопнул за собой дверцу. Некоторое время он и Бенно Катлер о чем-то совещались у входа в отель с представителями администрации. Тем временем посыльные в ливреях открыли багажники и потащили вещи группы, а вместе с ними и чемодан Дайны внутрь здания.

Силка постучал в дверцу, и водитель изнутри открыл ее. Телохранитель «Хартбитс» засунул голову внутрь и, посмотрев на Криса, сказал: «Мы приняли дополнительные меры безопасности».

— Это будут те же люди, что и в прошлый раз? Силка кивнул.

— Да, по крайней мере, те из них, кого нам удалось собрать. Одного парня пришлось вызывать прямо из отпуска. Он ловил рыбу на Тахо. — Силка рассмеялся. — У этого сукиного сына так и чешутся руки дать кому-нибудь по морде.

— Используй его. Я не хочу, чтобы все это дерьмо постоянно висело на тебе, — Крис говорил почти как генерал на военном совете.

— Все уже расписано и определено, — ответил Силка. — Ну а пока мне надо снабдить мисс Уитней пропуском, ибо в противном случае, ее будут задерживать на каждом контрольном пункте. — Выпрямившись, он огляделся по сторонам. — Порядок. Можете выходить, когда пожелаете.

В огромном вестибюле отеля в пространстве между оштукатуренными кремовыми дорическими колоннами, устремлявшимися к изогнутому аркой позолоченному потолку, украшенному вдоль стен лепными фигурами ангелов и купидонов, царили прохлада и полумрак.

Слева поднималась широкая лестница, над которой виднелись таблички с надписями. Судя по ним, эта лестница вела в бар-ресторан с модной и изысканной кухней, открывавшийся только в шесть часов вечера, и кабаре. Приклеенная тут же афиша гласила, что там сегодня выступит исключительно популярная Ширли Бэсси.

Ближе к входу стояли обтянутые бледно-зеленой и золотистой материей кушетки и клубные кресла. Вокруг них торчали высокие папоротники, в тени широких листьев которых можно было укрыться от любопытных взоров. Мраморный пол в центре устилал огромный персидский ковер.

«Хартбитс» заранее сняли для себя весь пятый этаж старого корпуса, а по сути и пятый и шестой, так как все номера были двухэтажными. Основная масса туристов попадала в царство современной роскоши и блеска стекла и металла, снабженное даже Nautilus-laden, спортивным залом и бассейном олимпийского стандарта, поднятого на много футов вверх над городскими крышами.

В каждом номере имелась небольшая сауна и Whirlpool bath. He хватало только массажистки, но этот недостаток легко можно было исправить одним нажатием кнопки. Словом, не приходилось удивляться, почему места в «Люберж Эклер» заказывали вперед за полтора года.

Крис и Дайна заняли угловой номер. Попасть туда с лестницы можно было только по коридору, увешанному по стенам глянцевыми черно-белыми фотографиями с видами Сан-Франциско, миновав множество крепких смуглолицых людей в темных костюмах.

Обстановка внутри номера производила почти ошеломляющее впечатление. Дайне еще никогда не приходилось видеть чего-либо подобного ни в одной из гостиниц. Слева от входа находилась поблескивающая медью и хромом кухня. Соседняя дверь вела в столовую, где за широким дубовым столом могли с удобством разместиться двадцать человек.

Центральная часть номера представляла собой нечто вроде гостиной, размером чуть меньше футбольного поля. Вся задняя стена ее состояла из нескольких рядов окон, за которыми сиял, кажущийся ослепительно белым под палящими солнечными лучами, великолепный Сан-Франциско.

Справа у стены начиналась винтовая лестница, освещавшаяся вдоль перил крошечными огоньками. Она вела к дверям двух спален, снабженных отдельными ванными комнатами, соединенными с сауной.

Пока свита группы внизу разбиралась с аппаратурой и прочим скарбом, нетерпеливые репортеры беспокойно теребили в руках ленточки с кратко изложенным набором вопросов, на которые Крис и Найджел, в зависимости от настроения, соглашались или не соглашались ответить. Обсудив с Бенно вопрос относительно пропуска представителей журналистской элиты. Силка поторопился увести Дайну наверх подальше от водоворота страстей.

Очутившись в номере, она первым делом осмотрела спальни и выбрала ту, где преобладали желто-зеленые тона, предпочтя их синим. Обе пары занавесок были отдернуты и, от этого создавалось впечатление, будто солнечный свет затопляет

комнату. Где-то снаружи раздался голос Силки, объяснявшего посыльному, куда нести багаж. «Да, — донеслось до нее, — это действительно она».

Она подошла к окну. Воздух Сан-Франциска казался ей хрустально чистым, хотя возможно это впечатление слегка было преувеличено, поскольку над Лос-Анджелесом облако смога висело практически постоянно. Дайна проследила взглядом вдоль рядов зданий, круто опускавшимся к темно-голубым волнам залива. Там над причалами низко кружили чайки. Краешком глаза Дайна заметила ярко-красные и желтые огоньки фуникулера, перевалившего за гребень Рашн Хил и исчезнувшего из виду. Ей почудилось, что она смогла разобрать вдали сверкающий костюм уличного музыканта и у нее проснулось желание самой прогуляться по улицам города.

Отвернувшись от окна, она обнаружила, что Силка внимательно наблюдает за ней. Он стоял в дальнем углу комнаты в тени, из которой выступали лишь носки его черных сверкающих ботинок. Дайна вспомнила однажды встреченного ей футболиста, поразившего ее своими габаритами даже без щитков и формы. Силка производил на нее точно такое же впечатление подавляющей мощи.

— Я хочу ненадолго, — обратилась Дайна к нему, — выбраться отсюда. Он кивнул.

— Крис распорядился насчет машины для вас. Она стоит у входа в отель, и вы можете воспользоваться ею в любой момент. — В два гигантских шага он пересек комнату. — Но прежде мы должны сделать кое-какие приготовления к сегодняшнему вечеру.

Он стал готовить поляроидную фотокамеру и все необходимое для того, чтобы изготовить Дайне пропуск с фотографией, заключенный в пластиковую оболочку и снабженный инфракрасной меткой. Дайна должна была его носить, не снимая, все время, пока оставалась с группой. Молча понаблюдав за его действиями некоторое время, она вдруг спросила:

— Как Тай очутилась в группе?

— Она подцепила их на пляже в Антибе.[19] Просто подошла к Иону в купальнике без верха и улеглась рядом. Против этого он не мог устоять.

— Однако потом, когда Ион умер...

— Пожалуйста, не шевелитесь. — Последовала яркая вспышка, и из фотоаппарата выползла фотография. Силка отложил камеру в сторону. — О, да, она тут же переехала к Найджелу, но это не соответствовало ее желаниям. — Он бросил выразительный взгляд на Дайну, не прекращая возиться с пропуском. — С того самого момента, когда она приметила их, ей хотелось и Иона, и Криса одновременно. — Он покачал головой. — Однако ей пришлось поумерить аппетит. Они были слишком близкими друзьями, чтобы делить на двоих одну женщину... почти как кровные братья.

— А Найджел? Как же он? Ведь они все вместе приехали в Лондон. Разве он не являлся для них таким же братом?

— Можно сказать и да, и нет. Они все были тесно связаны, но Найджела обижала особая музыкальная близость между Крисом и Найджелом. Вместе они сочиняли волшебную музыку. Как это можно объяснить? Никак. Однако Найджел не хотел успокаиваться. Бывало, он приходил ко мне и жаловался: «Они что-то замышляют у меня за спиной. Им хочется избавиться от меня». Вначале я пытался разубедить его, но потом плюнул. Он хотел слушать только себя и тех, кто поддакивал ему. — Силка вновь покачал головой.

— Старина Найджел был сумасшедшим в те первые дни. По два-три раза каждую неделю мне приходилось вытаскивать его из дома то одной, то другой подруги, когда их приятели или мужья ловили его на месте преступления со спущенными штанами. — Он усмехнулся. — Этому мерзавцу все было нипочем. Он был ненасытен, когда дело касалось женщин. То есть, разумеется, это в определенной степени было свойственно каждому из них, но Найджел отличался от остальных. У него это выражалось в более глубокой и, — он пожал плечами, — в патологической, возможно это слово наиболее правильно, форме. Как бы там ни было, он не оставлял меня без работы. — Глаза Силки затуманились. — Потом Ион умер. — Вздохнув, он вручил Дайне готовый пропуск. — Пожалуйста. — Та взглянула на фотографию и, увидев, что она вышла совсем неплохо, прилепила ее к карточке.

— Ив группе произошли изменения, — сказала та. — Из того, что я слышала, кажется, это было неизбежно, не так ли? Все публичные выходки, принесшие группе в самом начале такую известность, были делом рук Иона.

Силка уже начал собирать свое имущество.

— Все знали только то, что мы хотели, чтобы они знали. Ион очень часто был настолько обдолбан, что просто не мог выдумать что-либо. Тай нашептывала ему на ухо свои мысли. Никто, включая меня, не знает, какие из этих идей принадлежат ей, а какие — ему. Я думаю, что она и сама вряд ли может сказать на этот счет что-либо с уверенностью. Наверно, так всегда бывает с новыми идеями. Однажды утром ты просыпаешься и говоришь: «Черт возьми, какая великолепная мысль!», но эта мысль синтезирована из того, что ты слышал, видел, почувствовал, понял и, наконец, с чем имел дело.

Слушая его, Дайна изумленно спрашивала себя, почему человек, говорящий, думающий и чувствующий так, как Силка, работает телохранителем у популярнейших рок-музыкантов в мире.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать