Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Сирены (страница 62)


— Однако мне кажется, что с возрастом терпение истощается. Один из моих сыновей погиб в Корее. Второй — во Вьетнаме. Подлинных творений больше нет и быть не может. Время на исходе. — Он опять посмотрел на нее. — Когда человек стареет, он все больше и больше обращается к собственной фантазии. — Та же самая лукавая улыбка появилась у него на лице.

— Теперь я стремлюсь лишь к тому, чтобы создать собственный мир. Ты видела Марго: она — одна из многих. Однако никто из них, кроме нее, не разъезжает повсюду вместе со мной. Она понимает дорогу, машину, меня. Мы все составляем вместе единое целое.

— Таким образом, я обретаю возможность всецело предаваться мечтам, в соответствии с которыми обустраиваю свою реальность. Я чувствую то же, что наверное должен чувствовать господь бог. Если, конечно, он существует или существовал вообще, в чем я лично очень сомневаюсь. — Он заморгал глазами, как сова. — Бог не забрал бы у меня обоих сыновей. Он никогда бы не позволил совершиться столь бессмысленной жестокости, а непостижимость путей божьих, о которой бубнит церковь, пустой вздор и больше ничего. Нет. Наш мир — отвратительное, гиблое место, и поэтому необходимо гарантировать безопасность тем, кого любишь... ты не согласна? — он задал вопрос небрежно, словно невзначай.

— Не знаю, что может выполнить роль подобной гарантии. — Она вспомнила Бэба и Мэгги. Мейер поднял указательный палец.

— Кое-что. Кое-что. — Он осторожно поднес стакан ко рту. — Расскажи мне, — прервал он наконец молчание, — о Рубенсе. Я хочу знать, какие чувства ты испытываешь к нему.

— Я люблю его.

— Не знаю, — задумчиво пробормотал он, — достаточно ли одного этого в наши дни. Однако в прежние времена одной любви всегда оказывалось мало. Я любил своих сыновей, но не сумел спасти их жизни.

— Не понимаю.

Мейер всмотрелся в ее глаза.

— Ты должна спасти Рубенса.

— От кого? — серьезность тона Мейера встревожив ее не на шутку.

— От него самого. — Он похлопал Дайну по коленке. — Не торопись и выслушай меня. После того, как моего младшего сына в ящике с приколотой в углу медалью, посмертно врученной ему, привезли из-за океана, я просто сошел с ума от горя. В конце концов, бремя стало слишком тяжким для меня. Это было так, точно некие электрические цепи внутри меня вдруг оказались разомкнутыми, и мои чувства умерли.

— Тогда я, очертя голову, бросился в бизнес. Деньги представляли собой плохой заменитель сыновьям, но найти лучший мне оказалось не под силу. Встретив Рубенса, я все больше сближался с ним, учил тому, что знал сам, пока наконец не почувствовал, что по этим цепям вновь побежал ток. Однако так продолжалось лишь некоторое время, ибо существуют вещи, которые невозможно забыть.

— Теперь мне становится все более ясно, что он оказался чересчур способным учеником, и потому сделался, пожалуй, слишком похожим на меня. Однако никому не следует жить так, как живу я.

— Стало быть, вы несчастливы? Откинувшись назад, он глубоко вздохнул и, вынув ноги из ванночки, вытер их полотенцем.

— Нет, я отнюдь не несчастлив. В этом вся суть. Я просто не могу быть таковым.

— Я не верю вам. Но если бы я даже поверила, разве то, о чем вы говорите, не высшее счастье?

— Ну да! — воскликнул он. — А заодно и все остальное, к чему мне теперь закрыт доступ. — Он изучающе заглянул ей в глаза. — Ты хотела бы видеть его таким? Смогла бы ты любить его такого?

— Я бы любила его несмотря ни на что.

— Надеюсь, — осторожно заметил Мейер, — что у тебя всегда будет достаточно силы, чтобы оставаться такой.

— Я предлагаю тебе заключить сделку, — обратился он к Дайне, когда «Линкольн» остановился у входа в отель. — Ты позаботишься о Рубенсе, а я помогу тебе найти убийцу твоей подруги.

Она глубоко вздохнула, с трудом приходя в себя.

— В подобной сделке нет никакой необходимости.

— Я хочу спасти его. Дайна, — серьезно сказал он. — И я не вижу никого, кроме тебя, кому бы он доверял в достаточной степени, и у кого хватило бы мужества взяться за подобную задачу.

— Я не заключаю сделок, Мейер.

— Ты сваляешь дурака, если не сделаешь исключения в данном случае.

Фыркнув, Дайна рассмеялась, но успокоившись, встретила все тот же ровный, чуть прохладный взгляд.

— Вы говорите серьезно?

Ему не понадобилось отвечать, так как она сама тут же с удивлением осознала, что вовсе не ждет ответа. Она взялась за ручку.

— С ним ничего не случится, Мейер, — сказала она и вдруг, поддавшись безотчетному порыву, перегнулась через ручку кресла и поцеловала старика в щеку. Его кожа показалась ей удивительно сухой и теплой. Дайна бросила на него прощальный взгляд. — Я скажу Марго, чтобы она пришла помочь тебе завязать гуарачи.

Его ответный смех долго звучал в ее ушах уже после того, как серебристый «Линкольн» растворился в потоке машин на Калифорния-стрит.

* * *

Она вернулась в номер, когда люди из «Роллинг Стоун» еще не ушли. Заметив ее, Крис помахал рукой.

— Эй, Дайна. Ты как раз вовремя. Я хочу, чтобы ты сфотографировалась с нами. Идет?

Когда Дайна приблизилась, он шутливо обнял ее за плечи. Журналисты тут же кинулись на нее, изо всех сил стараясь разговорить Дайну, засыпая вопросами относительно того, что она делает здесь и как продвигается работа над фильмом. Услышав магическое слово «фильм», Дайна оттаяла и согласилась немного побеседовать с ними. Отвечая на вопросы, она краешком глаза следила за Крисом, который перебирался через задранные ноги Ролли,

направляясь к высокому темнокожему человеку, уютно устроившемуся в кресле в углу комнаты и неотрывно глядящему в немой экран телевизора.

На широком блестящем лице его выделялись высокие скулы и слегка миндалевидные глаза. Он был одет в темно-зеленые кожаные штаны и шелковую рубашку цвета сливок с широкими рукавами. На шее его висело несколько нитей бус из нефрита и у самого горла — вырезанная из камня фигурка Будды на тоненькой и короткой платиновой цепочке. В мочке его правого уха торчала три брильянта.

— Проснись, Найл. — Крис с размаху шлепнул его по коленке. — Ты нужен: сейчас будем сниматься.

Дайне не нужно было рассказывать, кто такой Найл Валентайн. Уроженец Соединенных Штатов, он начинал там свою карьеру гитариста, но в середине шестидесятых эмигрировал в Англию. Его первый сингл «Белое солнце» буквально за считанные дни стал хитом, принеся Найлу неожиданную известность. Его своеобразный и яркий стиль игры на гитаре, представлявший собой уникальную смесь блюза и психоделирии, революционизировал рок-музыку. После того, как второй сингл «Запертый в недрах земли», выйдя в свет спустя восемь месяцев после первого, тут же поднялся на первые места в хит-парадах по всему миру, репутации Найла уже ничего не могло повредить.

Тем временем фотограф из «Роллинг Стоун» уже рассаживал остальных членов группы. Тай, разумеется, примостилась возле Найджела. На сей раз она была в светло-коричневой замшевой юбке, застегивавшейся спереди на пуговицы. Впрочем, почти все они были расстегнуты, так что, когда Тай уселась, ее ноги стали видны до самого верха. На внутренней поверхности ее правого бедра Дайна заметила маленькую татуировку. Ей показалось, что на рисунке изображен двойной крест, но она не могла сказать этого наверняка, потому что Тай внезапно изменила позу.

Наконец, понукаемый Крисом, Найл с громким шумом плюхнулся на софу. Сам Крис тотчас же втиснулся между ним и Дайной и обхватил их обоих руками за плечи. На противоположном конце дивана Ролли, как обычно, кривлялся и валял дурака. В последующие десять минут приводимая в действие маленьким моторчиком камера неутомимо стрекотала, расходуя одну катушку пленки за другой.

В какой-то момент Тай, перегнувшись через Найла, вдруг шепотом обратилась к Дайне.

— Скажи, Дайна, каков он в постели?

Та бросила взгляд на Криса, ставшего на несколько минут безразличным ко всему, кроме объектива фотоаппарата. Она решила соврать, ибо говорить правду было совершенно бессмысленно. Тай поверила бы только в то, во что ей хотелось верить. Дайна решила слегка позабавиться.

— Я встречала и получше, — она усмехнулась. — Но он, несомненно, оригинальный тип.

— Он не приводил при тебе кого-нибудь из молоденьких девчонок, вечно крутящихся вокруг него? — Черные змеиные глаза Тай округлились.

На мгновение Дайна растерялась. Ей даже почудилось, что беззвучный смех Тай звенит у нее в ушах. «Каких девчонок она имеет в виду? — подумала она. — Если Тай говорит правду, то в таком случае, чего еще я не знаю о Крисе?»

— Однажды он спросил, не стану ли я возражать против этого, — ответила она как нельзя более беззаботно. В конце концов ей надо было просто исполнить еще одну роль, вот и все. — Однако я сказала, что стану. «Подумай, что будет, если нас накроют?» — сказала я ему. — Теперь уже они обе прыснули со смеху.

— Ты обязательно должна как-нибудь посмотреть, как он ведет себя, ударяясь в загул, — тихо прошептала Тай, — всякий раз Найджелу приходится отправляться за ним, потому что он единственный, кому Крис позволяет отвезти себя домой.

«Загулы? — мысленно повторила про себя Дайна. О чем это она?»

— Пару раз я присутствовала при том, как он возвращался домой поздно и Мэгги...

— Мэгги не имела обо всем этом ни малейшего представления, — перебила ее Тай. — В противном случае она не прожила бы с ним так долго, принимая во внимание ее...

— Порядок, — сказал фотограф. — Теперь небольшие перестановки, если вы не возражаете.

Дайна пересела поближе к Тай. Она не хотела упускать такую прекрасную возможность, поговорить с той.

— Трудно утверждать что-то наверняка, когда речь идет о людях, — заметила она. — Я хочу сказать, что была самым близким другом Мэгги, но все же не решилась бы сказать, будто знала, что она представляет из себя на самом деле.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, вокруг происходит много такого, о чем я толком ничего не знаю.

— О да. — Тай кивнула. — Разумеется, Крис дал ей впервые попробовать «беду»... Но рано или поздно это происходит с каждым, так что если бы это сделал не он, то кто-нибудь другой обязательно постарался бы.

Дайна внезапно почувствовала, что у нее кружится голова, словно пол комнаты покачнулся. Она перевела дыхание, стараясь взять себя в руки, помня, что достаточно хорошо умеет притворяться, чтобы скрыть свои чувства, нахлынувшие на нее. Она знала, что означает слово «беда» на сленге улиц и того мира, в котором она сейчас находилась. «Господи, — подумала она. — Неужели Тай не врет?» Дайна с ужасом и отвращением гнала прочь рой мыслей, стремившихся проникнуть в ее сознание.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать