Жанр: Ужасы и Мистика » Дэниел Истерман » Имя Зверя (страница 11)


— Какие привилегии?

Она улыбнулась и отхлебнула вина.

— Нет, не растворитель. Скорее ракетное топливо. — Она сделала паузу и взглянула на него. — Ну, мистер Хант, зачем вы хотели меня видеть?

— Зачем я?.. Разве Том сказал, что я хочу вас видеть?

Она кивнула.

— Может быть, он оговорился? — спросила она немного озадаченно.

— Не знаю. Он сказал только, что некий человек хочет со мной познакомиться.

— Понятно. Очевидно, у него имелись свои причины. Вы знаете, кто такой Том Холли, не так ли?

— Том? Просто старый приятель. Мы познакомились на курсах арабского в Шемлане. Он... работает в каком-то департаменте в Уайтхолле.

Она негромко засмеялась.

— Том Холли работает на британскую разведку, — сказал она. — И не говорите мне, что не знали этого.

Майкл покраснел:

— Ну, я...

— Вы подозревали. — Она снова засмеялась. Он никогда не слышал ничего прекраснее этого смеха. Он не поверил бы, если бы ему сказали, что в его возрасте, в такой момент, на пороге зимы, он будет так очарован женским смехом. Или что в траурный день он почувствует, что в его жизни грядет перелом.

Она не стала продолжать разговор о Томе и его профессии. Когда Майкл рассказывал ей о себе, она, видимо, почувствовала его нежелание распространяться о прошлом, и позволила ему перейти на другие темы.

Большую часть вечера они разговаривали о политической ситуации в Египте и на Ближнем Востоке в целом. Он обнаружил в ней страстную противницу фундаментализма, искреннюю защитницу прав женщин и религиозных меньшинств, не питающую никакого уважения к условностям и тому, что она называла ложной моралью религиозных лидеров и экстремистских группировок.

— Для археолога вы испытываете нездоровый интерес к настоящему, — пошутил он.

— Для меня все имеет значение. Я изучаю прошлое ради того, что оно может пролить свет на события сегодняшнею дня. Иначе я бы им не интересовалась. Египет — это страна гробниц. Должно быть, вы бывали в Городе Мертвых в Каире. Бедные люди живут в могилах, потому что им больше негде жить. Мы должны избавиться от всего этого.

— Вам бы политиком стать, — сказал он. — Египту нужно больше женщин в парламенте.

Ее лицо внезапно изменилось, и она впервые отвела взгляд.

— Простите... Я сказал что-то не то?

Она

покачала головой, все так же глядя в пол.

— Нет, — пробормотала она, подняла глаза и улыбнулась. — Все в порядке. Вы просто... напомнили мне кое о чем.

Чем больше они разговаривали, тем сильнее Майкл чувствовал себя очарованным. Она, как намекал Холли, была очень привлекательной. Он ловил каждый ее жест, следил, как меняется ее лицо, когда она улыбалась или хмурилась. Но то и дело он бросал взгляд на кольцо на ее пальце и всякий раз чувствовал в груди какую-то тяжесть. В следующий раз, когда он увидит ее в Каире, она будет со своим мужем. И она будет держать мужа за руку, и нежно улыбаться ему, и рассказывать Майклу с победной улыбкой, как она любит его и как он любит ее. Не было смысла думать о чем-либо ином, даже мгновение, потому что в Каире питать такие чувства было бы не только неприлично, но даже опасно.

Прием подходил к концу. Люди начали расходиться поодиночке и группами. Через несколько минут комната опустеет и ему тоже придется уходить. Том Холли сидел в одиночестве, дожидаясь Майкла.

— Я был очень рад познакомиться с вами, — начал Майкл.

— Нет, не надо этого говорить, — сказала она с упреком. — Люди всегда говорят такие слова, когда пора прощаться, имея в виду совсем другое. Это просто форма вежливости.

— Но я действительно рад. Очень рад.

— Ну, тогда, — сказала она, — мы должны встретиться снова. Когда вернемся в Каир.

Сейчас она скажет, он был готов к этому: «Вы должны как-нибудь вечером зайти к нам в гости, познакомиться с моим мужем и детьми». Но она не произнесла этих слов.

— У вас найдется листок бумаги?

Он нашел в кармане старый конверт. Она написала на его задней стороне адрес и номер телефона в Эль-Азбакийе.

— Свяжитесь со мной, когда вернетесь. Конечно, если хотите...

— Да, — сказал он. — Очень хочу.

Она покачала головой, помахала рукой Тому Холли и ушла. Он смотрел, как за ней захлопнулась дверь. Когда он наконец обернулся, кроме них с Томом, никого не осталось. Огромный гулкий зал опустел. Повсюду стояли недопитые стаканы, тарелки с остатками еды. Майкл закрыл глаза, вспомнив, что его отец лежит в тесной и темной яме.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать