Жанр: Ужасы и Мистика » Дэниел Истерман » Имя Зверя (страница 70)


Часть IX

Кто подобен зверю сему и кто может сразиться с ним?

Откровение Иоанна Богослова, 13:4

Глава 63

Угон машины входил в курс общей политики. Это оказалось теперь не самым трудным делом. Машина была старым зеленым «рено-4», скрепленным кусками проволоки, — возможно, предмет чьей-то гордости и обожания! Но сегодня она должна была доставить их в сухое и надежное место, если такое вообще существовало.

Майклу пришлось погонять стартер, чтобы завести двигатель, и все это время он бросал вокруг тревожные взгляды, ожидая, что из дома выскочит владелец или бодрствующий сосед поднимет тревогу. К счастью, нескончаемый дождь и поздний час притупили человеческую бдительность.

Наконец мотор, кашляя, завелся. Майкл выехал на дорогу и нашел дверь, в нише которой сгрудились его спутники, пытаясь найти укрытие от ливня.

Фадва была в критическом состоянии. Айше была уверена, что девочка не переживет ночь, если ее не доставить в госпиталь. Но все госпитали были закрыты. Бутрос лежал без чувств, прислонившись к стене. Если не предпринять быстрых мер, он лишится руки, если уже не лишился.

Они запихнули Фадву на заднее сиденье. Айше села рядом с ней, держа голову девочки на коленях. Бутроса, бормотавшего слова и фразы, которых никто не мог разобрать, поместили впереди.

Айше узнала улицу. Они вылезли из люка на Наджиб-эль-Рихани, немного западнее отеля «Виктория».

— Куда теперь? — спросила она.

— Они по-прежнему следят за нашими квартирами, — ответил Майкл. — А Абу Муса знает свое дело, можешь мне поверить.

— Ты уверен, что за этим стоит он?

— Да, — кивнул Майкл. Он включил передачу, и машина покатила на восток. Оставалось только одно место, куда они могли поехать. — Я уверен. Я знаю, как сильно он хочет поймать меня.

— Почему? Ты же сам говорил, что это старые счеты. Сейчас не время для сведения счетов.

Майкл покачал головой. Они пересекли Клот-Бей, двигаясь к восточным окраинам города. Улицы были пустынными, омытыми дождем и неестественно тихими. Он молился, чтобы им не попались полицейские патрули.

— Дело не в этом, — сказал он. — Не только в этом. Он знает, что я был в Александрии и кое-что раскопал. Но не знает, что именно, и у него нет другого способа узнать, как только найти меня.

— Не понимаю. Абу Муса работает на египетскую разведку. Он же должен помогать тебе.

Майкл покачал головой:

— Не думаю, что все так просто. Он играет в какую-то свою игру. Его имя несколько раз всплывало в Александрии. Мне кажется, что твой дядя тоже подозревал его, но не мог найти компромата. Теперь, когда Абу Муса разделался с Ахмадом, ему необходимо найти меня и убить, пока я не заговорил.

— Кому ты можешь об этом рассказать?

Майкл нахмурился, поворачивая за угол. Все казалось бессмысленным. Бутрос рядом с ним застонал.

— Я больше ничего не знаю. Все изменилось. Мои главные союзники в мухабарате либо арестованы и расстреляны, либо переведены.

Майкл повернул налево, на Эль-Хусейнийю. Темная улица была так же пустынна и тиха, как в день его первого приезда сюда три дня назад. Он выключил двигатель, и машина прокатилась еще несколько ярдов, прежде чем остановилась около узкого переулка, в котором располагалась потайная ватиканская квартира. Майкл открыл дверцу.

— Подождите здесь, — сказал он. — Пойду проверю.

— Майкл, поскорее. Фадва умирает. Мы должны по крайней мере обсушить ее и согреть.

Он кивнул и направился к дому. Он на цыпочках поднялся по лестнице. Над его головой по железной крыше непрерывно барабанил дождь. В квартире слева закричал ребенок, затем умолк.

Он вставил ключ в замок и распахнул дверь, открывшуюся прямо в гостиную. Майкл вошел, закрыл за собой дверь и включил электричество. На единственном в комнате стуле сидел какой-то человек. Он моргал, ослепленный неожиданно вспыхнувшим светом.

— Здравствуйте, Майкл, — сказал он. — Я уже начал беспокоиться.

— Это вы? — произнес Майкл. — А я полагал, что вы покинули страну. Я был уверен, что Верхарн забрал вас с собой.

— Нет, — вздохнул отец Григорий. — Я сказал ему, что хочу остаться. — Он встал и пересек комнату. — Я знал, что еще могу здесь пригодиться. Он дал мне адрес этой квартиры и ключ.

— Все это вы можете объяснить потом, — сказал Майкл. — А сейчас мне нужна ваша помощь. В машине ждут маленькая девочка и мужчина, которым

требуется медицинская помощь. Девочка умрет, если мы немедленно не доставим ее к врачу.

— Понимаю... — Отец Григорий глубоко вздохнул. — С вами еще кто-нибудь есть? — спросил он.

— Айше. Айше Манфалути. Я вам рассказывал...

Григорий поднял брови:

— Вы нашли ее? Я рад. Должно быть, вы очень счастливы.

— Отец... девочка.

— Да. Да, конечно. Я поеду с вами. Найдется место еще для одного пассажира?

— Как-нибудь уместимся. Но...

— Не спрашивайте ничего. Сами все узнаете.

* * *

Машину то заносило на поворотах, то она шла ровно. Майкл вглядывался в дорогу за пеленой дождя. Фонари не горели; в темноте все улицы казались одинаковыми.

Григорий молча сидел сзади, молясь про себя. Фадву положили на колени ему и Айше. Девочка дрожала, ее раны по-прежнему кровоточили. Священник глядел сквозь стекло во мрак. Он остался, чтобы закончить все дела, и был готов к концу света, но не ожидал, что ему придется держать на коленях умирающего ребенка, мокрого, продрогшего и истекающего кровью.

Время от времени Григорий нагибался вперед, чтобы осторожно похлопать Майкла по плечу и сказать, куда повернуть.

Они остановились у невзрачной коптской церкви, с которой недавно были сняты крест и другие украшения.

— Церковь Амира Тадруса, — объяснил Григорий. — Одна из десятков церквей, построенных во время Садата. Здесь был коптский квартал. — Он взглянул на темную улицу. — Сейчас тут почти никого не осталось.

— Зачем вы нас сюда привезли? — спросил Майкл.

— Увидите. — Он повернулся к Айше. — Возьмите девочку. Я помогу Майклу вести Бутроса. Идите к боковой двери.

Церковь снаружи казалась пустой и безжизненной. Окна — темны. Двери заперты. Они подошли к боковому входу, и Григорий громко постучал. За дверью было тихо. Он постучал снова, на этот раз сильнее: три удара, еще три и еще три.

— Троица, — объяснил он.

На этот раз послышались приглушенные шаги. Через несколько секунд одна створка двери отворилась. В проходе стоял худощавый человек, держа над головой масляную лампу.

— Меня зовут отец Григорий, — сказал священник. — Скажите Анбе Юаннису, что я привез с собой двоих раненых. Один из них — ребенок.

Незнакомец в дверях по очереди осветил их лица лампой. Тусклый свет замерцал на лице Фадвы, покрытом кровью.

— Заходите, — сказал он. — Анба Юаннис внизу.

Проходя по темной церкви, Майкл вспомнил ночь, когда он вошел в храм Св. Спасителя и обнаружил своего брата, распятого на кресте. Он не понимал, зачем Григорий привел их сюда. Им нужен врач, а не священник. Воздух был наполнен густым ароматом ладана, сквозь который пробивался какой-то другой, лекарственный запах, как будто здание подверглось дезинфекции.

Смотритель подвел их к низкой двери под маленьким иконостасом, в котором зияли пустоты.

За дверью оказалась лестница. Здесь лампа оказалась не нужна, поскольку горело электричество. Майкл сначала этому удивился, но затем расслышал негромкое жужжание, которое, как он заключил, издавал маленький генератор.

Айше спускалась первой, неся Фадву. У подножия лестницы ее остановил молодой человек с автоматом. Он внимательно посмотрел на них, кивнул и отступил в сторону.

Они свернули за угол и, пройдя под аркой, попали в тускло освещенное помещение. Айше остановилась у входа, не зная, что теперь делать. Затем из тени вышла фигура — молодой человек в джинсах и футболке.

— Меня зовут Анба Юаннис, — прошептал он и посмотрел на Фадву. Повернувшись, он тихо окликнул кого-то в темноте. Появился человек в белом халате. Еще через несколько секунд рядом с ним возникла женщина, одетая как медсестра.

Айше почувствовала, что кто-то забирает у нее Фадву. Как будто из ниоткуда прикатила тележка. Вокруг нее суетились мужчины и женщины в белой одежде, в боковой комнате вспыхнули огни, раздались приглушенные голоса, Бутрос, споткнувшийся и тут же кем-то пойманный, рука, обнимающая ее за плечи, участливый тихий голос, затем огни и голоса завертелись в вихре, комната поднялась, закружилась и потемнела, и чьи-то руки подхватили ее, когда она начала падать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать