Жанр: Ужасы и Мистика » Дэниел Истерман » Имя Зверя (страница 72)


Глава 65

Он смотрел, как огненный шар солнца поднимается над пустыней, над древней пустыней, мрачной, коварной, порождающей ураганы. Прошедшей ночью его тревожили непрестанные зарницы, в зловещем небе мелькали стремительные, тревожные вспышки. Он лежал в ложбине между гребнями плотного влажного песка, ожидая, когда пройдет ночь. Где-то внизу его ждал оазис Бахария и последний этап путешествия. За деревней Эль-Джадила была ясно видна дорога на Каир. Он очень устал.

Теперь, когда он почти добрался до цели и нашел время для размышлений, он начал сомневаться, что был прав, приехав сюда. Столько факторов не поддается учету. Нет ничего до конца ясного. Временами ему казалось, что рассудок его раскололся и он проведет остаток жизни, пытаясь собрать его.

Линде и детям предстоит пройти через ад, но он знал это, когда решил уехать. Интересно, что ей сейчас говорят? Может быть, что он — предатель? Что он сбежал, поправ их доверие? Попытаются ли ее сломить, заставить почувствовать себя опозоренной, женой человека, забывшего свой долг? Конечно, она скажет, куда им идти, скажет им в лицо, что они безмозглые идиоты, сами не знающие, о чем говорят. Он буквально слышал, как она произносит эти слова со своей йоркширской прямотой. Да, все они — безмозглые идиоты.

Но знал он и то, что у них есть свои методы воздействия: кислые улыбки, едкие намеки, артистично поднятые брови — дубинки для уязвимого и подверженного сомнениям человека, каким она будет, несмотря ни на что. Уязвимой, несчастной, испуганной, одинокой.

А может быть, они будут умолять успокоить их, объяснить им причины его отъезда.

Такой «производственный» риск не был необычен в его работе так же, как сломанные кости у каскадеров. Сочинит ли она для них сказку о жизни без любви? Или же пошлет их подальше?

Но не Линда беспокоила его больше всего. Когда от нее возьмут, что им нужно, или скажут ей то, что должны сказать, ее оставят в покое. До его возвращения ей не будет ничего угрожать. Как и все жены служащих Воксхолла, она умела ждать. Ждать, быть терпеливой, прятать свои страхи. Поразмыслив, он решил, что было бы даже лучше, если бы ей сказали, что он погиб. Пропал.

Между тем нужно было подумать и о других вещах.

Например, чем сейчас занимается начальство. Конечно, не в данную минуту: в Англии еще ночь, два часа до рассвета. Хэвиленд сейчас спит. Но что ему снится? Рыцарское звание, полученное с большим опозданием? Его новая любовница, как говорят, неприлично юная и требовательная? Или собрание блестящих и неподкупных рыцарей разведки в розовом мире его мечты — посткоммунистическом содружестве спецслужб?

Холли знал, как старый мошенник представляет

себе все это. Он давно был знаком с Хэвилендом, и тот посвятил его в свои фантазии. В мечтах генерального директора в стерильной комнате, где ветерок из кондиционеров колышет белые занавески, на тронах вокруг волшебного стола будут сидеть американцы — с одной стороны, русские — с другой и в самом центре — Перси Хэвиленд, милостиво улыбающийся.

Где-то в этих фантазиях отводилось место эль-Куртуби и его людям. Возможно, впрочем, что это вульгарная паранойя старого специалиста по Ближнему Востоку, который пропитался подозрениями о заговорах.

Но только... Только что-то на самом деле не так. Что-то слишком отличающееся от фантазий. Перед отъездом он все же сумел свистнуть, пусть даже тихо. Он поговорил с приятелем из МИ-5, человеком по имени Кроуфорд, которому он доверял. Кроуфорд имел доступ к нескольким людям в Уайтхолле, мог даже добраться до премьер-министра, если достаточно далеко вытянет шею. Но даже Кроуфорд был уязвим. Один неверный шаг — и он будет работать в третьеразрядной охраной компании в Хаддерсфилде, среди татуированных, разжиревших мужиков. Холли не питал иллюзий насчет его шансов.

У Перси Хэвиленда слишком много преимуществ, он связал свою судьбу с судьбой слишком многих людей. Он стоит у дверей своего маленького кафе, зазывая прохожих. А наверху он содержит бордель, столы для покера, притон наркодельцов. Если ты себе не враг, то будешь держать рот на замке. Иначе тебе рот закроют его ребята. Навсегда.

И Холли решил, что единственным выходом в данных обстоятельствах будет уйти из кафе, уйти не оглядываясь, покинуть город. И вот он здесь, глядит, как за дырой, носящей название Эль-Джадида, поднимается солнце.

Он вылез из спального мешка, протер глаза и поднялся на гребень. Из кожаного футляра на поясе вытащил старинный цейсовский бинокль, доставшийся ему в наследство от отца, и, лежа на животе, навел его на дорогу. Машина по-прежнему на месте. Он подождет еще полчаса, затем спустится к ней. Надо надеяться, что парень налил в бак достаточно бензина; в конце концов, ему хорошо заплачено.

Это был длинный спектакль, самый длинный спектакль, в котором когда-либо играл. Ни на дороге, ни поблизости от нее не было никакого движения. Том осмотрел окрестности деревни. Все тихо. Начался снегопад. Большие белые хлопья порхали в воздухе, как птицы. Опустив бинокль, Холли убрал его в футляр. Всюду, куда бы он ни глядел, небо закрыли тучи. Песок уже побелел. С каждым мгновением снег шел все гуще. Настало время для холодной закуски.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать