Жанр: Ужасы и Мистика » Дэниел Истерман » Имя Зверя (страница 81)


Часть XI

И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производящий чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению.

Откровение Иоанна Богослова, 19:20

Глава 74

Личный самолет Папы, 19.20

Папский самолет, вылетевший из аэропорта Фью-мичино в Риме ровно пятьдесят минут назад, находился над Ионическим морем, примерно в сотне миль от Апеннинского полуострова, Исправляясь на юго-восток. Это был «Боинг-737» компании «Алиталия», специально подготовленный для эгого рейса. В целях безопасности на нем не было опознавательных знаков Ватикана, и номер рейса соответствовал обычному чартерному рейсу. Маршрут был передан диспетчерам всего за несколько минут до вылета, кроме того, самолету был обеспечен свободный коридор на Тель-Авив. Сопровождения не было, чтобы не привлекать внимания.

Часть салона была отгорожена шторами. Здесь личные секретари Папы, чиновники из Государственного Секретариата и несколько представителей других ватиканских департаментов все еще без устали трудились, отрабатывая последние детали завтрашней конференции.

В хвосте самолета для Папы была оборудована отдельная каюта. Он немедленно удалился в нее, едва оказался на борту. Здесь имелась кровать, но он не собирался отдыхать. Сидя за маленьким столиком из полированного орехового дерева, он то и дело хмурился, сочиняя свое заявление. Он будет говорить не с кафедры, вдохновляемый высотой своего престола, а как человек среди других людей, лидер среди лидеров. Он знал, что его слова будут взвешены и изучены, ни один нюанс не пройдет мимо внимания дипломатов, государственных деятелей и журналистов, а потом и теологов, и все они будут искать и находить в них значение, которое он никогда в них не вкладывал.

Отсюда проистекала настоятельная необходимость сделать речь кристально ясной, удалить из нее хотя бы малейший намек на двусмысленность. Основные переводы — на арабский, иврит, французский, немецкий и испанский — будут сделаны сегодня вечером и ночью, и он должен как можно скорее вручить окончательный текст речи своей перегруженной делами команде.

В дверь тихо постучали, и в маленькое помещение вошел отец Патрик Нуалан, главный секретарь Папы. На мгновение в каюту проник гул голосов и моторов, затем дверь затворилась, и снова установилась тишина.

— Ваше Святейшество, я прошу извинения, что отрываю вас, но вы говорили, что хотите немедленно получать все новости о ситуации в Египте. — Он передал Папе листок бледно-голубой бумаги. — Только что прибыло из нашего разведывательного управления. Американский спутник зафиксировал отход египетских войск с израильской границы. Похоже, это хорошие новости. Очевидно, именно так это интерпретируют в Лэнгли. Наши люди говорят, что получат подтверждение через десять — пятнадцать минуть.

Папа снял очки и потер глаза.

— Это очень хорошие новости, Патрик. — Он быстро проглядел доклад. — Да, просто превосходные. Похоже, что войска отводят всерьез, без жульничества. Как вы полагаете, чем это вызвано?

— Не знаю, Ваше Святейшество. Мы по-прежнему не можем получить никакой информации из Египта.

— А как Верхарн? До сих пор молчит?

Нуалан покачал головой. У него были коротко подстриженные, черные как смоль волосы, а телосложение, выдававшее бывшего хоккеиста, но в присутствии Папы он казался самым кротким и простодушным человеком. Никакой скрытности, никаких острых углов. Преданность давала ему кротость и силу совсем другого рода.

— Он так и не попал на корабль, это подтверждено. А самолет, отправленный с Кипра, не сумел его подобрать. Но у нас еще есть надежда.

— Да, — сказал Папа, отводя взгляд. — Мы должны надеяться. И молиться.

Упоминание о Верхарне отвлекло его на другие проблемы, которые вызывали в нем страх перед будущим. Пройдет еще много времени, может быть, целый год, прежде чем угрозы

эль-Куртуби можно будет счесть пустыми. Предыдущей ночью ему приснился сон, после которого он не мог сомкнуть глаз. Даже сейчас Папа содрогался, вспоминая его.

— Вы хорошо себя чувствуете, Ваше Святейшество?

Папа сделал усилие и вернулся к реальности.

— Да, — сказал он. — Я в порядке.

В дверь снова постучали.

— Войдите.

Дверь отворилась, и в каюту вошла монахиня. Она была моложе и красивее, чем позволял строгий ватиканский устав. Кроме того, она закончила Иель-ский университет лучшей студенткой курса, имела докторскую степень и была ведущим специалистом по ближневосточной политике. Все это тоже не соответствовало уставу, но Папа специально приказал включить ее в свою свиту. Он не любил старых, усохших монахинь. Он не считал старческое безобразие непременным атрибутом святости, хотя далеко не все разделяли его взгляды.

— Чем могу вам помочь, сестра Фрэнсис?

— Я очень извиняюсь, что вламываюсь к вам, Ваше Святейшество. Я знаю, что вы заняты. Но...

Она протянула ему факс.

— Только что пришло, — объяснила она. — Передано неопознанным источником. Я решила, что сообщение достаточно важное, чтобы вы прочитали его немедленно.

Папа протянул руку. Его хватило мрачное предчувствие. В молодости он боролся за право посвятить себя своему призванию. В Белфасте подвергалась опасности его жизнь. Став Папой, он каждый день боролся за свою душу.

Папа прочел факс. Он был коротким — ему хватило нескольких секунд. Но когда Папа дочитал до конца, вся кровь отхлынула от его лица. Листок тонкой бумаги выпал из его руки на пол. Папа долго молчал. Самолет нырнул в воздушную яму. Еле заметная дрожь, затем снова ровный полет. Папа повернулся и поднял штору над иллюминатором. Снаружи была непроглядная темень. Он видел в стекле свое отражение — бледное, беспокойное лицо с измученными глазами. Через несколько часов начнется новое столетие и новое тысячелетие. Но чье столетие? Чье тысячелетие?

Задернув шторку, он повернулся к сестре Фрэнсис:

— Сестра, мне бы хотелось, чтобы вы вернулись на свое место. Пожалуйста, сообщите отцу Меничини, чтобы он немедленно отключил все системы. С борта самолета не должно передаваться никаких сообщений. Никаких радиограмм из Ватикана не принимать. Меничини должен держать открытым канал, по которому пришло это послание.

Монахиня стояла в дверях ошеломленная, непонимающая.

— Но, Ваше Святейшество, вы же не собираетесь...

— Пожалуйста, сестра, делайте, как я сказал.

— Да, Ваше Святейшество.

Когда она ушла, Папа обратился к отцу Нуалану:

— Отец, пожалуйста, прикажите пилоту изменить курс. Мы должны лететь прямо в каирский аэропорт. Для нас открыт воздушный коридор. Пилот не должен связываться с диспетчерскими службами или с другими самолетами. Вы поняли?

Нуалан наклонился и поднял упавший факс. Быстро прочитав его, он взглянул на Папу:

— Боже мой, это наверняка блеф.

Папа покачал головой:

— Нет, Патрик, это не блеф. Он совершенно серьезен. Он сделает то, о чем говорит, если я не пойду ему навстречу.

— Но я не понимаю. Похоже, вы знаете его.

Папа кивнул:

— Да, Патрик. Я прекрасно знаю его. А теперь, пожалуйста, выполняйте мой приказ. У нас есть всего несколько минут, чтобы изменить курс. После этого я все всем объясню.

Нуалан вышел. Папа остался сидеть, глядя в стену перед собой. Ощущение беспомощности из-за искалеченных ног охватило его. Прошло несколько минут. Затем правое крыло самолета медленно опустилось, и они начали поворачивать. Снаружи сквозь разрыв в тучах на мгновение показалась луна. Белый свет лег на толстый облачный слой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать