Жанр: Ужасы и Мистика » Дэниел Истерман » Имя Зверя (страница 84)


Глава 77

Париж, 22.30

К северу от Рю-де-Риволи, в парижском квартале Сен-Жерве, среди разрушающихся отелей Марэ располагался маленький еврейский квартал. На Рю-дез-Экуффе, между кошерной мясной лавкой и булочной, где торговали халами, стояла небольшая хасидская синагога. На улице никого не было: в Шаббат полагается сидеть дома. Никто не заметил молодого человека в темной одежде, отомкнувшего замок синагоги и вошедшего в здание. На плече у него была небольшая сумка.

Единственный свет в синагоге давала нер-тамида, маленькая масляная лампада, горевшая перед ковчегом, в котором хранились свитки Торы. Вошедший включил фонарик и без колебаний направился к биме, высокой приподнятой площадке в центре помещения. Все было давным-давно продумано.

Он достал из сумки маленький сверток и, положив бомбу на ровную поверхность бимы, установил на нужное время часовой механизм. Затем очень осторожно засунул бомбу под столик для чтения, где ее скрыло толстое покрывало с вышитой Звездой Давида. Все было тихо. Никто не поднял тревоги. Последнее нажатие на кнопку — и часовой механизм запущен. Бомба взорвется через двенадцать часов, во время утренней службы.

Террорист застегнул свою сумку и исчез так же, как пришел, никем не замеченный и не задержанный.

В двух домах от синагоги, в квартире на третьем этаже Хаим Херш читал со своим сыном Тору. Завтра мальчику предстоит бар-мицва, он впервые будет читать Тору в синагоге, как взрослый.

— Ядумаю, что теперь ты готов, — сказал Херш. Он гордился своим сыном, той легкостью, с которой тот без подсказки читал на иврите. Завтра в синагоге вся семья будет следить за его успехами, а потом их ждет праздник.

Мальчик кивнул.

— Папа, а ты нервничал перед своей бар-миц-вой? — спросил он.

Херш кивнул.

— Конечно, — сказал он. — Это же великий момент. Но у тебя все будет хорошо. Тебе не о чем беспокоиться. Все будут переживать за тебя.

Мальчик улыбнулся.

— Я думаю, пора спать, — сказал отец. — Тебе нельзя опаздывать завтра утром.

Часть XII

Зверь был, и нет его, и явится.

Откровение Иоанна Богослова, 17:8

Глава 78

Рассветало. Дым от горящего Каира за ночь образовал высокое, затмевающее свет облако, которое отнесло на юго-запад. Майкл, вздрогнув, очнулся от беспокойного полусна. Перед собой он увидел фигуры Папы и Голландца.

Восемь мулов безмолвно брели по снежному морю. Ночью они останавливались на несколько часов, чтобы поесть и поспать. На поверхности снега блестела, как битое стекло, тонкая ледяная корочка. На востоке всходило злобное солнце.

И в этот момент, прямо перед собой, в конце пологого склона длиной в милю он увидел это. То, что он принял за какой-то темный сгусток, превратилось в огромную недостроенную каменную стену, которая, казалось, окружала всю землю. Когда солнце поднялось и день вступил в свои права, стена отделилась от темноты, — многие мили кирпича и камня, скрепленных известкой. Она была отчетливо видна на ослепительной белизне снега — грандиозное сооружение, возведенное невежеством и страхом. Страхом перед чумой, перед Богом, перед окружающим миром, ставшим сложным и нестабильным.

Рядом со стеной было просто поверить, что мир кончается здесь, что за ней нет ничего, кроме пустоты и безумия. А когда наконец придет время и люди преодолеют свой страх, когда неизвестное перестанет пугать и снова станет соблазнительным, — как тогда будет просто поставить прожекторы, натянуть проволоку и установить пулеметные вышки.

И все же вовсе не стена, несмотря на ее подавляющее величие, привлекала его внимание. Саму стену здесь заслоняло нечто более грандиозное, темное и древнее: пирамида, такая же черная и блестящая, как те, что он видел во сне; даже более высокая и более зловещая. Но сейчас он не спал, это был не сон, а настоящая пирамида из настоящего камня.

Все они увидели ее почти одновременно. Майкл заметил, что Папа выпрямился в седле и поднял руку, как будто отстраняя ее. Но через мгновение рука его упала. Он еще раньше, в машине, заметил, каким усталым и обессилевшим выглядит понтифик.

Пирамида неумолимо приближалась к ним, выступая из тумана, как корабль в океанских просторах. Черный корабль, корабль-призрак, вырвавшийся из прошлого.

Расщелина в песках вела прямо к пирамиде. С обеих сторон от себя они различали полузасыпанные очертания двери в боку пирамиды. Припорошенные песком, на них смотрели два ряда злобных лиц.

Все следы раскопок были устранены. Тут не было ни грузовиков, ни землекопов, ни отрядов рабочих, бредущих с тяжелыми корзинами на плечах. Только на восточной стене пирамиды громко хлопал на утреннем ветре забытый кусок брезента. Полированная и скользкая от изморози, гладкая поверхность гигантского сооружения как будто шевелилась под солнцем. Она походила на озеро черной нефти, вытянувшееся в небо и удерживаемое только силой поверхностного натяжения. Казалось, в любое мгновение пирамида, из чего бы она ни была сделана — из нефти, стекла или камня, — могла обрушиться на них, похоронить их в холодных песках.

* * *

В проеме горел фонарь, холодный белый свет которого только подчеркивал окружающую черноту. К отверстию вела каменная лестница.

Никто не встречал их, и проем остался пустым.

Погонщики мулов спешились у подножия пирамиды и осторожно помогли Папе слезть со своего мула.

Один человек остался приглядеть за животными, другой следил за Майклом и Айше, а двое других помогали понтифику подниматься по крутым, обледеневшим ступенькам. Пока старик поднимался, Голландец глядел на него, как будто боялся, что в самом конце пути его подопечный поскользнется и разобьется. Прошло десять минут, прежде чем Папа добрался до вершины. Когда он наконец вошел в проем, Голландец приказал:

— Следуйте за мной.

Больше он не сказал ничего. Повернувшись к ним спиной, он направился к входу. Погонщик, следивший за Майклом и Айше, махнул пистолетом, чтобы они шли вперед. Они стали подниматься, держась за руки.

Войти в пирамиду оказалось для Майкла едва ли не самой трудной задачей в жизни. Никакие рациональные соображения не могли побороть мистический животный страх, заполнивший его существо.

— Что это такое? — прошептал он.

— Не знаю, — ответила Айше. — Ни в одной записи не упоминается пирамида, построенная так далеко в пустыне.

— А он мог ее построить? Эль-Куртуби?

Айше покачала головой:

— Майкл, взгляни на нее.

Чтобы построить такое сооружение, нужны годы, даже если использовать современные методы. Мы бы давно узнали. Должно быть, он откопал ее. И весьма недавно.

— Ты можешь сказать, какого она времени?

Айше задумалась:

— Судя по форме, она не может быть древнее четвертой династии. Не раньше 2500 года до нашей эры. Последние настоящие пирамиды, о которых мы знаем, могли быть построены в двенадцатой династии. Около 1600 года до нашей эры. Пока что я больше ничего не могу сказать. Тут могут быть надписи. Если внутри пирамида так же хорошо сохранилась, как снаружи, определить ее возраст будет несложно.

Они поднялись к двери. Очевидно, прежде она была заложена камнями, которые сейчас были свалены на верхних ступеньках и около входа. От двери внутрь пирамиды вел темный проход, освещенный цепочкой голых электрических лампочек.

— Видимо, у них тут где-то есть генератор, — пробормотал Майкл.

Голландец ждал наверху. Когда они вошли в пирамиду, он повел их по проходу. Стены были сделаны из массивных блоков голого известняка, на которых изредка можно было различить пометки, сделанные красной охрой.

— Это пометки из каменоломни, — прошептала Айше, указывая на них. — Если бы я могла рассмотреть их, они могли бы сказать нам что-нибудь об этом месте. Я полагаю, что сами блоки были привезены сюда из Джебелейна. Их, видимо, везли через оазисы Харга и Дахла.

— Значит, ты думаешь так же, как и я?

— То есть?

— Что мы находимся к западу от Дахлы.

Айше кивнула:

— Более или менее.

Коридор поднимался под углом примерно в двадцать градусов. Через каждые пару футов в полу были ступени, что облегчало подъем. Лампы освещали потолок, такой низкий, что Голландцу приходилось нагибаться. Внезапно подъем кончился, и они оказались в горизонтальном коридоре, который был и шире и выше. Стены здесь были облицованы полированными гранитными плитами, на которых виднелись четкие выгравированные силуэты высоких фигур богов.

В конце коридора деревянная лестница уходила в темное отверстие. По обеим сторонам ее висели два толстых каната, которые, очевидно, были подвешены, чтобы облегчить спуск Папе. Спустившись по лестнице, они оказались в большой погребальной камере, заполненной саркофагами и многочисленными непогребенными мумиями. Невозможно было сказать, сколько их здесь. Лампа давала слишком мало света, чтобы можно было оценить размеры помещения. Тут могли находиться тысячи тел, как в братской могиле.

Среди ярко раскрашенных саркофагов был проход. Голландец подвел их к низкой двери, за которой оказался узкий туннель, поднимающийся вверх под небольшим углом. Пройдя по нему пятьдесят или шестьдесят ярдов согнувшись, едва ли не ползком, они оказались в гораздо более просторном поперечном коридоре. Голландец повернул налево.

Еще ярдов через десять коридор внезапно закончился деревянной дверью — тяжелой, украшенной накладками из сандалового дерева и висевшей на медных петлях. В ней были современный засов и замок. Голландец открыл дверь, приказав им заходить.

Комната, в которую они попали, была маленькой и темной. На гвозде рядом с дверью висел небольшой медный подсвечник со свечой. Голландец достал из кармана коробок со спичками и зажег свечу.

— Пока вы должны оставаться здесь, — сказал он. — Не пытайтесь убежать — снаружи будет стоять Масуд.

— Зачем вы привели нас сюда? — спросил Майкл.

— Доктор Манфалути должна быть здесь. Вы — тоже. Я поговорю с вами позже. Позже вам дадут еду и питье.

Не говоря больше ни слова, он повернулся и вышел. Дверь затворилась, замок защелкнулся.

Эта была еще одна погребальная камера, вся забитая мумифицированными телами детей. На многих мумиях покровы отвалились, обнажив высохшую плоть или белые кости.

Они сидели прислонившись к стене и отдыхали. Здесь им почти не было страшно. Темнота была старым союзником, кости — просто костями, шуршание пауков — признаком жизни.

— Что, если мы заснем? — спросила Айше. — Заснем и никогда больше не проснемся?

— Ты этого хочешь?

— Возможно. Нам будут сниться сны.

— Сны? Я устал от снов, — сказал Майкл.

Подумав о том, где они оказались, о высохших мумиях, с которыми они делили комнату, он вспомнил две строчки из пьесы Йейтса «Сон костей» и тихо прошептал их про себя:

Сухие кости спят горьким сном,

Скрывая сияние солнца.

— Что это? — спросила Айше.

— Стихи, — ответил он. — Просто старые стихи.

Ночь за ночью ей снится любовь,

Объятья любимого человека.

Айше повернулась лицом к нему. В полутьме они почти не видели друг друга. Она прикоснулась к его губам пальцами, погладила его по щеке.

— Я не сплю, — сказала она. — Наши тела нам не снятся.

Он запустил руку в ее сухие волосы.

— Я люблю тебя, — сказал он. — Пусть даже больше у нас ничего нет.

Они долго сидели в полной тишине. За дверью раздался кашель Масуда, их сторожа, затем — снова тишина. Майкл пытался осмыслить, что происходит, куда Голландец повел Папу.

— Майкл?

— Да? Что такое?

— Вон там на стене я вижу надпись.

Айше поднялась и сняла лампу с гвоздя. Подойдя к стене, она подняла свечу, и в ее пламени стал виден фрагмент большой росписи с фигурой фараона, обращающегося к Анубису. Над фигурой царя виднелась длинная надпись черной краской. Поднявшись на цыпочках, Айше протерла ее рукой.

Надпись была вполне разборчива. Айше медленно начала читать.

— "Хиат-сеп меджу, абд меджу, ахт су 21, хер хем ен нетжер нефер неб атву насут-биту..." — Она остановилась. — Года второго, первого месяца Разлива день 21-й под Правлением доброго брата, господина двух земель, Царя Верхнего и Нижнего Египта, Сенвосрета, сына Ра, Хакауре, даровавшего жизнь навсегда и навечно, Ра-Харахти...

Она снова сделала паузу.

— Ты слушаешь?

— Конечно.

— Хакауре — первое имя в картуше фараона Сенвосрета III, пятого царя двенадцатой династии. — Айше ненадолго задумалась. — Я не помню точно, но он жил где-то в первой половине двенадцатого века до нашей эры. Продолжать?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать