Жанр: Ужасы и Мистика » Дэниел Истерман » Имя Зверя (страница 86)


Глава 80

— Что с нами будет? — спросила Айше.

— Что будет? — Майкл пожал плечами. — Не знаю. Если бы здесь заправлял Голландец, то все было бы ясно. Но эль-Куртуби непредсказуем. Возможно, у него есть на нас свои виды.

— Ты думаешь, он здесь?

— Уверен.

Айше сказала после короткой паузы:

— Майкл, я думаю, мы должны попробовать выбраться отсюда и спасти Папу, если удастся.

— Куда нам идти, если мы даже выберемся?

— Если сумеем добраться до Дахлы, то оттуда сможем вернуться в Каир.

— Каира больше нет. Ты сама это видела.

— Тогда в Александрию. Майкл, пока мы рассуждаем, может произойти все, что угодно. Нужно что-то делать.

— Например?

— Ты же специалист. Придумай что-нибудь.

Она была права: надо было действовать, пока не поздно. Майкл поднялся и осмотрел комнату.

— Ладно, — сказал он. — Встань у двери. С той стороны. Когда я схвачу часового, отбери у него оружие. Только учти: второго шанса он тебе не даст.

Когда она приготовилась, Майкл подошел к груде мумий и начал срывать с них полосы ткани. Когда набралась целая охапка, он расстелил их под дверью.

— Готова?

Айше кивнула.

Майкл поднес лампу к куче тряпья. Бинты вспыхнули почти мгновенно, и сразу комната наполнилась густым дымом. Майкл раздувал пламя, пока оно не разгорелось, затем поднял крик:

— Помогите! Горим! Ради Бога, выпустите нас!

Часовой с другой стороны двери увидел, что через щели просачивается дым. Пленники колотили в дверь и кричали. Часовой повозился с замком, отомкнул его и распахнул дверь. Комната была полна дыма. Часового охватила паника — он знал, какую ценность представляли эти двое для Голландца.

Часовой вбежал в помещение и был тут же окутан облаком едкого, удушающего дыма. В следующее мгновение он почувствовал, что на него кто-то навалился — Майкл схватил его за шею.

Айше подбежала и вырвала пистолет из руки часового, Майкл оттащил сопротивляющегося мухтасиба в сторону и сильно ударил его ребром ладони по шее. Тот обмяк и свалился на пол рядом с кучей мумий.

Им потребовалось чуть больше минуты, чтобы потушить огонь.

— Ты в порядке? — спросил Майкл.

— Почти. Знаешь, возьми лучше пистолет себе. Я никогда из него не стреляла. — Она передала «берет-ту» Майклу. Тот взял пистолет, потом повернулся к оглушенному часовому. Сняв с него форму, джалабийю и тауб, он натянул их на себя. На поясе мухтасиба висела кобура.

— Возьми, — сказал он, протягивая ей пистолет. — Даже если ты будешь просто махать им, все же лучше, чем ничего.

— Хорошо, — ответила Айше. — С этим я умею обращаться. Рашид научил меня.

— Прекрасно! Стреляй при необходимости.

Коридор снаружи был пуст. Дым и крики не привлекали ничьего внимания. Майкл запер за собой дверь и положил ключ в карман. Часовой мог бы выломать дверь, но Майкл рассчитывал, что он не придет в себя в течение двух часов.

Они двинулись по коридору в том направлении, куда Голландец увел Папу. Майкл шел впереди. Галерея продолжалась около сотни ярдов, а затем резко повернула под прямым углом. Они остановились у поворота. Майкл пропустил Айше вперед, как будто он конвоировал ее, и они вышли из-за угла.

В конце короткого коридора была дверь из эбенового дерева. Перед ней стоял на страже мухтасиб. Он потерял бдительность. В глубине пирамиды, посреди пустыни нападение казалось немыслимым.

Они оказались в нескольких футах от часового, прежде чем тот

что-то заподозрил. Но к тому времени, как его подозрения переросли в уверенность, пистолет Майкла уже был приставлен к его виску.

— Брось оружие на пол. Пошевеливайся. Только без фокусов, не строй из себя мученика.

Мухтасиб угрюмо повиновался.

— Внутри много людей?

Мухтасиб молчал.

Ударом в лицо Майкл сломал ему нос. Мухтасиб закричал от боли.

— Мне нужно знать, сколько там людей.

Часовой по-прежнему отказывался отвечать.

Майкл снова поднял руку.

— Шейх. Голландец. Старик. Несколько священников. Клянусь, больше никого!

Майкл ударил его рукояткой пистолета в висок. Сейчас было не до щепетильности.

Айше отворила дверь, и Майкл неслышно вошел в проход, держа «беретту» перед собой.

Папа сидел в кресле. Рядом с ним находился человек, в котором Майкл узнал эль-Куртуби. Позади Папы стоял Голландец, приставив пистолет ему к затылку. При появлении Майкла он обернулся.

— Не советую стрелять, мистер Хант, — сказал он. — Вы же не можете быть уверены, что я не успею пристрелить его.

— Это будет последнее, что вы совершите в жизни.

— Тем не менее.

Надолго наступила тишина. Майкл не мог рисковать. Если он пошевелится, в голове Папы окажется пуля.

— А теперь, — сказал Голландец, — бросайте оружие. Думаю, вы меня уже достаточно хорошо знаете. Я застрелю Папу без колебаний. Его жизнь зависит от вас.

Майкл бросил пистолет.

— Я рад, что у вас еще осталось немного разума, мистер Хант. — Голландец направил свой пистолет на Майкла. — Идите сюда.

Майкл сделал несколько шагов вперед. Он был в ярости, его душила ненависть к этому человеку, но он осознавал свою беспомощность.

— Становитесь на колени.

Майкл неохотно опустился на пол. Он вспомнил, как Голландец перерезал человеку горло в кафе для немых. И он слышал от Айше рассказ о гибели Григория и Фадвы.

— Не судьба вам убить меня, мистер Хант. Я нужен Аллаху. Он избрал меня своим орудием. Все и вся, стоящие на моем пути, будет сметено.

Голландец опускал пистолет, пока его дуло не прикоснулось к затылку Майклу. Он не испытывал никаких особенных чувств — он убил многих людей, убьет еще одного. В этот момент он услышал резкий щелчок и оглянулся.

Женщина целилась в него из пистолета. Он забыл про нее. Он столько лет учил себя считать женщин пустым местом, что они в самом деле превратились для него в ничто. И вот женщина угрожает ему. Он поднял руку.

Айше выстрелила. Прогремело эхо. Пуля ударила Голландца в грудь, и он пошатнулся.

— Нет! — закричал он. — Ты не имеешь права!

Она выстрелила снова и снова попала.

— Аллах... избрал меня!

Его рука дрожала, но он прицелился и выстрелил. Пуля прошла мимо. Айше выстрелила еще раз, пуля попала ему в плечо и отбросила назад. Голландец споткнулся и упал на колени.

— Помнишь маленькую девочку? — спросила Айше. — Ты сам говорил, что она была первой каплей. Ты был прав.

Она выстрелила три раза подряд. Пистолет выпал из его пальцев. Голландец смотрел на нее, и ей показалось, что он глядит умоляюще, как будто просит о милосердии. Она покачала головой. Бог милостив. Так пусть Бог с ним и разбирается. Она нажала на спуск в последний раз.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать