Жанр: Ужасы и Мистика » Дэниел Истерман » Имя Зверя (страница 87)


Глава 81

Эль-Куртуби был безоружен. Какое-то мгновение он собирался прыгнуть на Майкла, но передумал. Священники, принимавшие участие в маскараде, убежали. Возможно, они приведут помощь. Все они были бывшими священниками, как и он сам.

— Вы в порядке, Ваше Святейшество? — Майкл подошел к Папе, пока Айше держала эль-Куртуби на мушке.

— Да, мистер Хант. Я в полном порядке. Немного устал, но в остальном все нормально. Спасибо. Спасибо, что пришли за мной.

— Едва ли будет просто вызволить вас отсюда. Судя по всему, у него тут еще много солдат.

Папа покачал головой.

— Я никуда не уйду, — сказал он.

— Не понимаю.

— Вы и ваша подруга должны как можно скорее уходить.

Эль-Куртуби заминировал пирамиду. Она взорвется меньше чем через час. Мне не удастся выбраться отсюда. Здесь слишком много лестниц, слишком много колодцев.

— Но мы не можем бросить вас здесь.

— Я буду не один. — Он кивнул в сторону эль-Куртуби. — Со мной будет он. Нам есть о чем поговорить. Время пролетит быстро.

— Но мы должны забрать его с собой.

Папа взглянул на эль-Куртуби, затем снова на Майкла:

— Для чего? Чтобы предать его в руки правосудия? Что земное правосудие может сделать с таким существом? Он президент Египта. Это гарантирует ему неприкосновенность. Наверняка найдется кто-нибудь, в чьих интересах будет сохранить ему жизнь. Если же он останется здесь, то не сможет подать сигнал к началу своей террористической кампании. Вы же, с другой стороны, сможете поведать миру, что здесь произошло. Язнаю, кто вы такой, и полагаю, что вы способны это сделать. Я очень любил вашего брата. Он высоко отзывался о вас. Пожалуйста, уходите, Майкл. Пока еще не поздно.

— Но...

— Майкл, я — Папа. Мне дарована власть над собственной жизнью и смертью. Не тратьте время на споры. Отдайте мне пистолет Голландца. Он мне понадобится, чтобы утихомиривать Леопольдо.

Они поняли, что ничего не могут сделать. Папа был прав. Если они попытаются вытащить его наружу, то все погибнут. Майкл подобрал пистолет Голландца и отдал его Папе.

— Леопольдо, подойди и сядь на пол около меня. У наших друзей много своих дел.

Его рука не дрогнула, когда он направил оружие на эль-Куртуби. Испанец поколебался, но затем сел на пол лицом к старому другу.

— До свидания, Майкл. Я рад был познакомиться с вами. Пожалуйста, молитесь за меня.

Майкл подошел к нему и поцеловал старику руку. Айше последовала его примеру.

* * *

Никто не пытался остановить их. Слухи о смерти Голландца и предстоящем взрыве заставили солдат подумать о спасении собственной шкуры. Больше всего Майкл с Айше боялись, что заблудятся в лабиринте колодцев и туннелей. Айше шла впереди. Примерно на полпути они остановились. Туннель, по которому они шли, раздваивался. Неверное решение могло стоить им жизни.

— Я не помню, чтобы мы проходили это место, — сказала Айше.

Майкл покачал головой:

— Мы были спиной к нему. И не в таком положении, чтобы что-то запоминать.

— Правая галерея отходит под меньшим углом. Я бы рискнула.

— Тебе виднее.

Они двинулись дальше. Прошло больше двадцати минут. Им нужно было выбраться из пирамиды до первых взрывов и отойти от нее подальше. Галерея все продолжалась, прямая как стрела, протянувшись через все огромное сооружение.

Внезапно погасли лампочки. Беглецов окружила такая темнота, как будто они были погребены заживо.

У Майкла сохранился фонарик, но батарейки сильно сели, и он давал очень слабый свет. Впрочем, его было достаточно, чтобы они могли двигаться дальше. Майкл молился, чтобы батареек хватило, пока они не доберутся до выхода. Если доберутся.

Теперь они уже не шли, а бежали по темному туннелю, и тусклое пятно света прыгало в пару футов перед ними. Если бы они не так торопились, то заметили бы вертикальную шахту.

Айше обогнала Майкла и бежала в трех или четырех футах впереди него, когда внезапно вскрикнула и пропала. Майкл остановился. В нескольких дюймах перед ним в полу зиял широкий провал. Он напрягал слух, но слышал только ужасную тишину.

Майкл подполз к краю и посветил фонариком вниз. Бесполезно. Майкл не видел ничего, кроме темноты. В отчаянии от откинулся назад. Они почти спаслись — и секундная неосторожность все погубила!

Внезапно он услышал какой-то звук, затем снизу раздался голос Айше:

— Майкл... Ты слышишь... меня?

Он снова наклонился над краем, не в силах поверить тому, что она еще жива.

— Я слышу тебя. Ты далеко?

— Недалеко... Я... я думаю, что упала на какой-то карниз. Я не знаю, насколько глубоко. Точно над собой я вижу твой фонарик. Ты можешь... протянуть руку? Я попытаюсь достать до нее.

Майкл свесился так далеко, как только осмеливался, но его рука ничего не находила. Айше была слишком далеко. А время быстро истекало. Он сделал новую попытку, опустив руку еще чуть ниже и двигая ею слева направо. И наконец он ощутил прикосновение пальцев Айше.

— Ты можешь приподняться повыше?

— Я стою на цыпочках. Я попробую прыгнуть. Ты только держи руку на одном месте.

Айше подпрыгнула, но промахнулась и снова упала на карниз. Она не знала, из чего он сделан и насколько прочен, выдержит ли он повторные

толчки.

— Еще! — крикнула она.

На этот раз их руки соприкоснулись, но прежде чем Майкл успел схватить ее, она снова упала. На этот раз Айше почувствовала, что карниз задрожал. От него откололся и упал вниз камень. Он падал очень долго.

Айше закрыла глаза:

— Ты готов, Майкл?

— Да.

— Когда я скажу «Давай!»

Последовала секундная пауза.

— Давай!

Она подпрыгнула. Его пальцы схватили ее запястье, и он изо всех сил вцепился в него. На этот раз Майкл ее не выпустил, хотя ему казалось, что плечевая кость сейчас вырвется из сустава. Он потащил Айше наверх. Она отчаянно старалась найти опору в стене шахты. Один фут, два фута, грубый камень обдирает локти и колени, три фута, и наконец ее руки показались над отверстием. Майкл рванул ее на себя, и спустя секунду она уже лежала, раскинув руки, на полу коридора, задыхаясь и плача от облегчения.

Но Майкл не позволил ей расслабляться.

— Мы должны идти, — сказал он. — Пирамида взорвется через пятнадцать минут.

— Нужно вернуться к той развилке.

— Нет времени. Перепрыгнем через колодец.

Он осветил фонариком отверстие, но луч не доставал до другого края.

— Какая здесь может быть ширина? — спросил он.

— Нешироко. Четыре, может быть пять футов.

— Я прыгну первым. Если перепрыгну, то смогу поймать тебя.

Майкл положил фонарик на край колодца и разбежался. Айше увидела, как он прыгнул и исчез во тьме. Через мгновение она услышала, что он с шумом приземлился на другой стороне. Тишина, затем раздался его задыхающийся голос:

— Тут все шесть будут. Сможешь перепрыгнуть?

— А какой выбор?

Она отошла назад, глубоко вздохнула и побежала. Через мгновение она прыгнула в темноту. Ее ноги коснулись камня, и тут же Майкл схватил ее и благополучно вытащил на другую сторону.

— Пошли, — лаконично сказал он.

Коридор стал круто опускаться и примерно через сотню ярдов резко повернул. Впереди они увидели свет. Меньше чем через минуту они уже были у отверстия, через которое вошли в пирамиду. Снаружи как полярный пейзаж лежала белая и сверкающая пустыня.

Они поспешили по аллее сфинксов. Часовые, убегая, забыли трех мулов. Майкл и Айше поспешно залезли на них и поскакали по следам, оставленным мухтасибами. И в этот момент они услышали первый взрыв — приглушенный грохот, который, казалось, прилетел из глубин земли. За ним последовал другой, затем целая серия.

Они оглянулись. На западной стене пирамиды высоко над землей появилась огромная трещина. Раздался очередной взрыв, и трещина превратилась в зияющую дыру. Последующие взрывы разрушили огромное сооружение сразу в нескольких местах. В ясное небо поднимался столб густого черного дыма. Вся пирамида стала сотрясаться и проваливаться.

* * *

Разрушение пирамиды продолжалось полчаса, и все это время они смотрели на нее, не в силах отвести взгляда. Когда все кончилось, от черной пирамиды не осталось ничего, кроме огромной кучи обломков. В небо поднимался дым. Его было видно за многие мили. Повернув мулов, они направились в долгий путь к Дахле.

* * *

Они ехали медленно, не в силах заставить своих мулов сменить неторопливый шаг на бег. Даже здесь, за много миль к востоку от великого Песчаного Моря, их путь пересекали небольшие песчаные барханы, обращенные с севера к югу. Еще дальше на запад попадались барханы, возвышавшиеся больше чем на тысячу футов. Их восточные склоны были засыпаны густым снегом, но западные по-прежнему открывали взору темную красновато-коричневую поверхность. Время от времени порыв ветра срывал с вершин барханов клубы песка. К полудню на пустыню опустился туман. На их пути лежали клубящиеся белые полосы. Туман был холодным и сырым, и им казалось, что он проникает в них до костей. Они устали, замерзли и хотели есть. Все, что произошло с ними, казалось таким бессмысленным!

Иногда туман расступался, как по волшебству, и тогда они смутно видели вдали гряду высоких, замерзших барханов; на их пологие западные склоны падали лучи солнца, и казалось, что песчаные горы парят в воздухе. Им попадались побелевшие кости верблюдов, стволы окаменевших деревьев — останков древнего леса, который рос здесь до того, как солнце и ветер превратили все в песок. Затем туман снова опускался на путников.

Айше дрожала и старалась держаться поближе к Майклу.

— Я говорил, что люблю тебя? — спросил Майкл.

— Да, — ответила она. — Но можешь сказать еще раз.

И он сказал эти слова. Айше протянула руку и прикоснулась к нему.

— Мой брат ошибался, — сказал Майкл, поглаживая ее руку.

— Ошибался? В чем?

— В том, что боялся этого. Что находил в этом грех. В тебе.

— Я тоже люблю тебя, — прошептала она.

Туман за их спиной на мгновение расступился.

В воздух поднимался столб черного дыма. Затем туман сомкнулся, и дым перестал быть виден.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать